Журнал Bam (США) 26.07.1985г.
(Интервью с ANGUS YOUNG)
«AC/DC «Муха Со Стены»
Автор: Terri Sutton

«Когда это свершилось, родился этот рок-н-ролл
И по всей земле, каждая рок-н-ролльная группа
Взметнула бурю…
15 миллионов пальцев учились играть на гитаре
и вы могли бы услышать эти переборы
и вот что они хотели сказать:
«Да будет свет…, звук…, барабаны…, гитара… Ааааа»
«ДА БУДЕТ РОК!»

«Да будет рок». Если у AC/DC и было кредо, то оно звучало именно так. Выпустив в 1975 свою первую австралийскую пластинку High Voltage, братья Янги и компания выдели серию из 10-ти выбивающих мозги альбомов, создав рок-н-ролл под который вы скорее будете драться – дубинкой, приятель, колошматить – а не размахивать. В результате их набегов на Америку появились яростные армии малолетних фанатов – а Энгус Янг и его ансамбль «блейзер-галстук-шорты» превратились в рок-н-ролльную икону.
Неделями, после каждой наступательной операции AC/DC, в старших и младших школьных классах страны разносилось эхом зловещее рычание: «Грязные дела – и они делаются дешевле пареной репы». Родители могли слушать свои Love me Do; а эти детки хотели промчаться по «Шоссе в ад».
Выпуская свой 11-тый альбом Fly On The wall, в конце этого лета AC/DC снова штурмуют американские Колизеи и стадионы. Будет ли их репутация такой же буйной как и в предыдущие набеги, остается под вопросом. С выхода студийного альбома 1983 Flick Of The switch лицо американского хард рока изменилось, появилось чуть больше краски вокруг глаз, а щеки сверкают безупречной технологией. Появление MTV и последующее извержение хэви металла оставило свой отпечаток в ярких красках и привлекательном сброде таких групп как Ratt и Twisted Sister на пару с выпендризмом мужественных кожаных мальчиков из Judas Priest и W.A.S.P. Для сравнения, школьная форма Энгуса и безымянная уличная одежда остальных музыкантов группы, и потная персона кажутся откровенно наивными.
Между тем, один-два удара Майкла Джексона, гитарный рок песни Beat It и синтезированная тема Van Halen – Jump, навечно изменило наше представление о границах рока. Не смотря на крайне разрекламированный «союз» черной и белой музыки, остается фактом, что биг битовая песня Принца Let’s Go crazy («Давайте бесится») куда более роковая, чем песня Def Leppard – Foolin.
В свете того, что ориентированное на альбомы радио все неохотней гоняет песни в стиле heavy metal, найдут ли своего слушателя крайне простые и очень зверские блюз-роковые гитарные рифы AC/DC? Найдется ли место для простого рока – не металла, не speed metal(a), не панка, не металла из нержавеющей стали, а для простого рок-н-ролла – в рейгановской Америке образца 1985 года? Сейчас все зависит от фанатов.
Начиная со своих первых песен – таких неувядаемых концертных фаворитов как The Jack и It’s a Long way To The Top (If You Wanna Rock-N-Roll) – AC/DC продемонстрировали полное отвращение к утонченности. Они мастера мускула, а не оттенка. Когда басист Клифф Уильямс, ритм гитарист и пурист Малькольм Янг, и барабанщик Саймон Райт (который в 1983 заменил Фила Рада), играют как единая команда, ритмичные рифы опускаются с величием грома – и с чем-то просто предсказуемым.
Покойный Бон Скотт выдавал хриплые вопли, а немногословное ворчание несли его рассказы о злоупотреблении сексом, алкоголем и роком; новый вокалист Брайян Джонсон, англичанин, до этого певший в группе Geordie, продолжает гнуть ту же линию. Не может быть лирики без юмора, таких каламбуров как «У меня большие яйца – самые большие из всех», или «По уши в тебе». Хотя, несомненно, будучи талантливым соло гитаристом, виртуозному умению Энгус предпочитает чутье, избегая то, что он называет «гитарными упражнениями» таких людей как Эдди Ван Хален. Группа редко репетирует; как однажды признался Энгус, «Когда ты лажаешь на гитаре, пацаны сходят с ума. Когда ты играешь безупречно, все сидят на месте».
Такие песни как Back In Black, Whole Lotta Rosie, Highway To Hell, Dirty Deeds и т. д., уже попали в Рок-н-Ролльный За Дурной Славы, некоторые критики предположили, что теперь AC/DC лишь дублируют свои первые рифы – и что они все время записывали один и тот же альбом снова и снова. Энгус, который недавно приехал в Нью-Йорк, в разгар суматохи рекламной кампании предваряющей альбом, не согласен – что не удивительно.
«О чем ты говоришь», спрашивает он своим веселым, протяжным австралийским говорком, «что мы записали 10 одинаковых альбомов?».
Ну, это, типо, так говорят.
«Да, они соврали. Так им и передай», отвечает он хитро. «Мы записали 11-ть таких альбомов».
«Все как обычно», говорит он более серьезно. «И как правило так говорят те, кто не врубается в группу – кто не знает, что такое рок-н-ролл. Поэтому они и считают, что все эти альбомы одинаковы».
«По большому счету, это всегда плохо, потому что существует много модных течений, а мы действительно никогда не увлекались этим. Мы всегда держались от моды подальше – на самом деле, мы всегда избегали этого больше, чем всего остального: все эти интервью – разговоры на разные темы; купи новый галстук, причеши свои волосы, одевай новые носки и трусы…
«Многие должны быть готовы к этому, понимаешь?», добавляет он. «А потом ты встречаешься с такой группой как наша, командой, которая чуралась моды – и поэтому никогда не разговаривала с такими людьми – и как правило такие типы говорят, «О, да, я впервые о них слышу, но наверняка их новый альбом – точная копия предыдущего».
«Ну, таким людям я могу сказать только одно, ВРУБАЙТЕСЬ В НАШИ ПЛАСТИНКИ».
Лучше, чем искать недостаток в их постоянном ударении на оглушительный барный рок-н-ролл – и их склонности к «железно-кулачным» (забудьте о бархатных перчатках) распевным припевам, AC/DC гордятся своим фирменным стилем. И не ждите, что они увлекутся синтезаторами; одно прослушивание альбома Fly On The wall лишит вас подобных иллюзий.
Группа явно возвращается к свободному, молотящему звучанию своих первых пластинок. Продюсерская команда из Малькольма и Энгуса добивается сырое звучание, которое они попытались воспроизвести на диске Flick Of the switch после 3 альбомов записанных с продюсером Робертом «Мэттом» Ланджем. В ретроспективе, можно сказать, что спродюсированный Ланджем For Those About To Rock получился слишком «вылизанным» - ритм гитара Малькольма – обычно смертельная – зазвучала просто угрожающе. На Fly, барабаны резки и вынесены на передний план, вопли Брайяна пронзительны, а гитары грохочут грязно, но вместе с тем четко. Короче говоря, самые настоящие AC/DC, без намека на синтезаторы.
«Да, мы никогда никого не копировали», утверждает Энгус и смеется, «наверное, к огромной радости всего мира. И мы не будем использовать синтезаторы. Мы всегда были рок группой. Я думаю, что у нас очень заурядное звучание».
«На самом деле», признается он, «Я считаю, что это просто замечательно, потому что ни один музыкант не избежал стороннего влияния. Ты так часто это слышишь, что это превращается в какой-то… массовый шум».
«А нам не хочется превращаться в один большой шум», твердо убежден он. «мы просто хотим быть отдельно звучащим шумом».
На этот раз вы не пытались как-то перестроить свою работу в студии?
«Да нет, не особо, если не считать что мы играли на гитарах под водой стоя на голове», шутит Энгус. «Ну… на этот раз, мы попробовали записываться немного иначе. Как правило, сначала мы записываем основные дорожки, а потом занимаемся разными наложениями.
«На этот раз, мы работали точно также как в начале нашей карьеры, когда мы записывали песню ради самой песни. Мы более или менее записываем одну песню, а потом заканчиваем ее – делаем с ней все, что считаем нужным – а потом принимаемся за следующую. И такой метод записи гораздо лучше».
На всех песнях альбома Fly On The wall, барабаны Саймона Райта держат плотный, но средне темповый ритм. И никакого вязкого ритма как на For Those about To Rock, но такая барабанная работа кажется достаточно медленной в свете нынешнего speed metal(ического) феномена бушующего в Европе и на Западном Побережье Америки. Такие группы как Venom, Metallica, Exodus и Slayer жмут на металлический акселератор. По словам Энгуса, AC/DC не только не чувствуют никакого давления менять свой темп, они даже были не в курсе этого speed metal(ического) движения.
«Наверное, я отстал от жизни», признается он и смеется. «Последнее, что я слышал из Америки – это песню Джонни Траволты».
Еще одну последнюю моду в металле и хард роке можно было наблюдать в результате слияния совпадающих направлений: возрастающей важности видео, джазовой айробики, возрождение глэм рока, и чистой и простой лос анжлесской театральности. В 70-х металл был жанром населенном длинноволосыми мужчинами, носившими джинсы клеш и возможно расшитые куртки. Сегодня, лос анжелесская школа хард рокеров остерегается джинсы диких расцветок, рваных лосин, яркого глазного макияжа, и шарфов, они одеваются в потные, проклепанные черные кожаные куртки, странно изрезанные для того, чтобы выставить на всеобщее обозрение мускулистое, загорелое тело.
В качестве доказательства посмотрите любой видео ролик Van Halen в котором вы наткнетесь на Дэвида Ли Рота прыгающего и щеголяющего в женских лосинах. Возращение милого мальчика косметики Max Factor – посмотрите на Роббина Кросби из группы Ratt, на Винса Нейла из Motley Crue или любого музыканта Poison – сюда можно причислить и финско-английских новых глэмстеров Hanoi Rocks, которые позаимствовали свои прически и прикиды у New York Dolls.
Вернемся к AC/DC. Тощий гитарист, ростом 1 метр 57 сантиметров. Еще один худенький гитарист, который немного выше. Вокалист носящий футболки, голубые джинсы, и теннисные туфли. Такой внешний вид не вписывается в формат MTV. Однако, Энгус считает, что у группы достаточно живой имидж.
«Я ношу этот… я хочу сказать, что я ношу этот костюм школьника…», он замолкает, так, словно его что-то смутило. Нет, он не смутился. «Наверное, у меня самые красивые коленки в рок-н-ролле», хвастается он. «Я хочу сказать, что у меня острые коленки, я могу это доказать тебе!».
На самом деле, знаменитые энгусовские коленки обычно окрашены в голубые и пурпурные цвета, а все из-за необъяснимой любви этого человека скользить на своих коленках по сцене. Однако, как отмечает сам Энгус, для многих людей он символизирует AC/DC, особенно с тех пор как не стало Бон Скотта. Ему было всего 18-ть, когда группа начала свою карьеру в Сиднее, и галстук, клубный пиджак и шорты стали торговой маркой Энгуса.
На сцене, он само воплощение активности: он спрыгивает с усилителей Marshall, носится по сцене, показывает свой традиционный стриптиз, и в финале оголяет задницу перед толпой, его хрупкие ноги в постоянном движении, он неистово мотает своей головой. Если Энгус и не изобрел искусство мотания головой, то он точно идеально отработал его. Конечно миниатюрный, но стоящий на вершине грубы усилителей, он играет оглушительные соло, он – «необъятный Энгус» (Whole Lotta Angus).
Энгус игриво угрожает кожаной команде MTV, «Возможно я куплю себе парочку кожаных шортов – и проклепаю их. Может, мне стоит сделать это?».
Когда Энгус и Малькольм впервые начали играть на своих гитарах профессионально, они были того же возраста или моложе большинства их фанатов. В 18 и в 20-ть лет, братья Янги создали вечно подростковое звучание группы. Тем не менее, это было 11 лет тому назад. Наблюдая за группой на сцене, или за просмотром 94 минутного концертного фильма Let There Be Rock выпущенного компанией Warner Brothers, задаешься вопросом, как группе удается оставаться такой энергичной и интенсивной.
«Я бы сказал – жизнь без вредных привычек», смеется Энгус. «Кушайте каждый день кукурузные хлопья. И вы просто не узнаете себя, посмотревшись в зеркало на следующий день».
Да, забавно, но это почти что, правда. Не смотря на то, что Энгус – музыкант, который предпочитает чай алкоголю, конечно AC/DC не любители веселится вне сцены. Отчасти такая сдержанность группы объясняется смертью легендарного выпивохи Бон Скотта. Тем не менее, на альбоме Fly On The Wall AC/DC продолжают рассказывать байки о пропитанных бренди кутежах, на песнях с такими названиями как «Забавляясь с девушками» и «Тряхнем костями». Поэтому вы можете догадаться, о чем поется в этих вещах. А нет ли противоречия между темами AC/DC о подростковой похотливости и их собственного серьезного отношения к реальной жизни?
«Я лично не считаю себя настолько взрослым», парирует Энгус. «Ведь я коротышка; и возраст никогда не волновал меня. На самом деле, я занимаюсь этим, потому что занимаюсь, более или менее».
«Я хочу сказать, что это всегда идет нам только на пользу», заявляет он. «Даже в самом начале нашей карьеры, возраст не имел никакого значения. Не думаю, что наш возраст будет иметь какое либо значение. И я всегда придерживался такого мнения».
Энгус продолжает смеяться, «На Спрингстина ходит гораздо больше молодежи! Если уж на то пошло… А ведь я вдвое младше его!».
Не вдвое, конечно.
«Ну… скажем так: по крайней мере в двое с четвертью».
Последние два года показали, что до этого надежно защищенный барьер между белым роком и черным фанком быстро разрушается. Но этот барьер все равно был искусственным – рок-н-ролл сам вырос из черного, городского блюза. Идея этого объединения появилась задолго до формирования самого звучания, от блистательного соло Эдди Ван Халена в песне Beat It до рэп энд ролла Run-D.M.C. – Roc Box. Один из самых, да, интересных продуктов этого слияния песня Rock Hard белых репперов Beastie Boys. В этой теме звучат как всегда бестолковые рифмы Beasties с дополнительным стимулом абсолютно убойного гитарного рифа. Это странно знакомый риф. На самом деле, это гитарный риф из песни AC/DC Back In Black.
«Это было подло с их стороны», хихикает Энгус. «Конечно, я расскажу тебе; может быть нам надо взять одну из их рэп песен и превратить ее в рок песню AC/DC. Это было бы честно?».
У The Beastie Boys есть песенка, которая называется Cookie Puss («Любимая Кошечка») которая понравилась бы Энгусу.
«Гм…… Cookie Puss?», задумывается он. «Похоже на это животное – как там его зовут – platt-ee-puss? Они что, натуралисты? Вот интересно, с таким то названием – Beastie Boys («Зверские ребятки»)».
Два года простоя – долгий срок в безумном мире популярной музыки, но надо считаться с 10-тью годами агрессивной жизни. Во всем многообразии музыкальных стилей от прогрессива, панка до хэви металла и нового возврата к прогрессиву, AC/DC выделяются как надежная скала, за которую можно уцепится. В 1977, современниками группы на радио ориентированном на альбомы были Golden Earring, Head East, Thin Lizzy и т. д. С тех пор много групп появилось и исчезло со сцены, но каким-то образом AC/DC удалось выжить как энергичный, жизненно важный источник наслаждения для подростков и людей постарше.
«Я думаю, что все зависит от твоих песен», размышляет Энгус. «У нас есть несколько песен, которые нельзя причислить к хитам первой десятки, но это не менее привлекательные песни. Где бы ты их не услышал, они мгновенно поражают тебя. Я знаю, со мной происходит тоже самое: когда я слышу многие песни, которые мне нравились в детстве, меня до сих пор бьет дрожь, и я переживаю тоже самое, что чувствовал, услышав их в первый раз». И это говорит человек, который до сих пор очарован The Who, The Yardbirds, Count Basie и Fats Domino.
Да, учитывая огромные перемены, от которых пострадал хард рок и вся поп музыка, AC/DC можно простить некоторую нервозность в канун их предстоящего американского турне.
«Нет, мы не нервничаем», утверждает Энгус. «Я хочу сказать, что когда мы только начали играть, мы боялись половину зрительской аудитории. Вокруг было много тех, кому ты нравился, а вот остальных ты просто боялся. Но всегда были те, кто уходил после концерта и рассказывал другим, как здорово мы отыграли, вот так наша публика росла и ширилась. Не думаю, что с тех пор ситуация как-то сильно изменилась».
А как же яркие сценические костюмы, сверкающие видео, соблазнительные синтезаторы, грим, вся гламурность рок-н-ролла 80-х? В чем состоит извечная магия AC/DC – подлая, грубая, неуклюжая, разношерстная команда фанатов музыки – почему же фанаты от 15-ти до 40-ка все время приходят на их концерты?
«Наверное, из-за моих коленок», смеется неугомонный австралиец, «но я думаю, что люди начинают распознавать фальшивку – их на мякине уже не проведешь. По крайней мере, я на это надеюсь – если они будут страдать дурновкусицей, у нас возникнут проблемы!».
«Больше 10-ти лет, мы не изменяли своему стилю – мы играли рок-н-ролл. И мы не пытались как-то осовременится. И люди это ценят».
И чем бы занимался самый знаменитый школьник-гитарист, если бы не было AC/DC?
«Стал бы грабителем банков», самодовольно ухмыляется он. «Точно, я бы обчищал банки. Но как еще я смог бы обратить на себя внимание?».

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru