Журнал Kerrang! (Англия) № 111 9-22.01.1986г.
(Интервью с MALCOLM YOUNG)
«СЕРДИТАЯ БРИГАДА»
Автор: Mark Putterford

«Шорты и забрызганные потом гитары модели Gibson SG, полотняные кепки и скрежещущие зубы, огромные колокола и палящие пушки, безжалостные ритмы и жалящие соло…». Марк Путтерфорд летит в Вашингтон (19.11.1985), округ Колумбия, и бунтует с толпой. Янг, Янг, Джонсон, Уильямс и Райт; все вместе, все еще лучшая, серьезная группа на свете.

AC/DC – что еще, я могу вам рассказать? Если бы радостная простота рок-н-ролла была доведена до предела или на долгий срок и мимолетный период сохранила высокий, еще более стимулирующий эффект, тогда я все-таки получил бы удовольствие.
Если бы какая-нибудь группа вырастила бы семена неотразимого развлечения на главной диете из настоящей, тяжелой работы и не претенциозности к самым лучшим плодам мирового успеха (когда альбомы продаются огромными тиражами), тогда они все-таки привлекли бы мое внимание.
И если даже кто-то с зачатками рок-н-ролла в своих венах, все же вынул пробку из высоковольтного бассейна этой группы с буги плохого парня, тогда им лучше сделать себе переливание крови – и как можно быстрее!
Так что теперь вы все знаете историю; как группа прошла путь из баров Сиднея до стадионов всего мира, выдержав порочные штормы несчастий, отметая проблемы скандальности и пронзительных протестов многих критиков с формулой которая прошла через модные тенденции как горячий нож сквозь масло. И они остаются такими же популярными как всегда с единственными важными для них людьми – фанатами.
Энгус и Малькольм Янг, Брайян Джонсон, Клиф Уильямс и Саймон Райт. Шорты и забрызганные потом гитары модели Gibson SG, полотняные кепки и скрежещущие зубы, огромные колокола и палящие пушки, безжалостные ритмы и жалящие соло. AC/DC…
Приземляясь недавно в Вашингтоне, округ Колумбия, для свидания с командой, я должен признаться с острой болью возбуждения, что я не только давно не был на концерте группы (на самом деле с выступления на донингтонском фестивале в 1984, и потом это была почти что бинокулярная работа), но на самом деле до этого я никогда не встречался ни с одним из них – не смотря на несколько случаев в прошлом, когда интервью таинственным образом отменялось в самую последнюю минуту.
Потом, вкатываясь в плюшевые апартаменты, расположенные на верхнем этаже прекрасного вашингтонского отеля Four Season, я не знал, на что мне рассчитывать, но обнаружил Энгуса и Малькольма (которые пришли на встречу с нами) такими же дружелюбными, как и все с кем мы сидели и потягивали пиво.
Первое на что вы обращаете свое внимание при встрече с этой парочкой, насколько же они маленькие – особенно Малькольм. Также они оба проницательны, восприимчивы и в основном быстро отвечают на любые вопросы в свой адрес. Даже не смотря на то, что Энгус утверждает, что когда он увидел первый номер Kerrang(а)! со своей фотографией на обложке, он решил что название (Kerrang! – можно перевести как «ТРАХ!» - прим. пер.) было попыткой постебаться над ним! «Потому что многие прозвали меня, – «Энг, берегись!»)
Через несколько минут пустой болтовни (в основном о спорте – хотя я дипломатично решил не зудеть об «The Ashes»…) я начинаю брать у Малькольма настоящее интервью. Для начала, я решаю расспросить его о тех многих событиях произошедших в группе за последние несколько лет: самопродюсирование, новый барабанщик, новый менеджмент, и менее напряженные гастроли…
«Да, нам пришлось принять несколько важных решений», размышляет Малькольм. «Последние года два мы много гастролировали, как и обычно, так что мы сами занимаемся своим менеджментом, правда. Теперь мы снова на гастролях, нам нужен человек который занимался бы нашими делами вне сцены для того. чтобы разгрузить нас – вот почему теперь мы работаем с менеджментской компанией Part Rock (которая также занимается делами Гари Мура, Fastway и Робина Джорджа)».
«Что касается самопродюсирования – мы пошли на этот эксперимент, и остались очень довольны результатами. На альбоме Flick Of The Switch мы захотели добиться более сырого звучания, чем на пластинках записанных нами с Мэттом (Лэнджем), и мы определенно этого добились, потому что эта работа стала одним из самых грубых по звучанию альбомов записанных нами. А на Fly On The Wall, я думаю, что мы также добились необходимого нам звучания».
«Проще говоря, мы просто почувствовали, что после того как мы интенсивно гастролировали и подгоняли альбомы под наше гастрольное расписание, нам стало полегче, и мы можем больше времени уделить новому альбому. Но здесь, в Штатах, мы гастролируем вот уже 4 месяца, так что мы снова в деле, скажем так».

Когда вы проводите столь длительные туры, наверное, трудно с искренним энтузиазмом относится к каждому концерту, или же, через какое-то время, все превращается в рутину?

«Иногда бывает тяжко, но в ту минуту, когда ты выходишь на сцену, слышишь, как пацаны приветствуют тебя и видишь сплошь улыбающиеся лица, у тебя на затылке начинают вставать волосы, и вдруг ты оживаешь и уже готов всю ночь играть рок-н-ролл! Иногда бывает тяжеловато, потому что ты оторван от дома и тебя засасывает рутина ежевечерних концертов. Но каждый день я разговариваю по телефону со своей женой в Австралии, а с Брайяном в группе так вообще не соскучишься! Брайян настоящий приколист – он всегда смеется и дурачится – но как мы можем заскучать в компании такого парня?».

Вы постоянно играете такие старые песни как Let There Be Rock – вам еще не надоело?

«Да, эти песни так горячо встречают, что нам хочется играть их снова и снова – и это хорошие рок-н-ролльные мелодии. Когда ты поднимаешься на сцену, начинаешь играть какую-то песню, а пацаны слетают с катушек, это круто – такое чувство, будто ты впервые играешь все эти песни. Даже если в этот вечер, возникают какие-то проблемы со звуком или что-то еще, конечно, ничего хорошего, но так бывает, периодически».

Насколько же изменилось ваше шоу – или все как обычно?

«Да, на этот раз мы не приготовили никаких новых фокусов, ничего такого – мы до сих пор используем колокол и пушки, потому что это очень нравится нашей публике. Такие песни как For Those About To Rock настолько популярны, что, наверное, наша группа всегда будет играть их. Если мы выкинем их из программы, то это озадачит пацанов! Но мы хотим постоянно играть такие песни – когда мы уже полностью отработали свою программу – так что мы не думаем, что из-за каких-то сценических фокусов нам придется выходить на бис, понимаешь? Такие песни мне нравятся тем, что из-за них мы вынуждены играть на бис, и потом мы выходим на сцену и просто всех УБИРАЕМ своими сюрпризами, чтобы закончить выступление на позитивной ноте! Мы не выстраиваем наше шоу на основе таких вещей – если хотите, то такие песни играют роль глазури на торте, и по реакции пацанов, мы понимаем, что им все еще нравятся эти песни. Мы уже думали и говорили себе, «О, должно быть они уже привыкли к колоколу», но когда во вступлении Hells Bells этот колокол опускается на сцену и начинает звонить, в этот момент мы думаем, «Ну как же мы можем отказаться от этого?».

А вы не планируете в ближайшем будущем записать еще один концертник – ведь с момента If You Want Blood прошло уже больше семи лет?

«Да, конечно, мы запишем еще один живой альбом. Конкретно сейчас, мы ничего такого не планируем, но мы определенно хотим сделать это в будущем – потому что мы пока еще ничего не записывали с Брайяном. Я думаю, что мы ждали так долго, потому что хотели поднакопить побольше песенного материала записанного с Брайяном, да и ему не придется постоянно петь старые песни. Но мы записали с ним уже 4 альбома, и у нас достаточно песен, из которых мы можем что-то выбрать, так что возможно, в скором времени мы сделаем какие-то шаги в этом направлении».

Просто не верится, что If You Want Blood вышел почти 8 лет тому назад, а вы нисколько не растеряли своей популярности. Как ты думаешь, в чем же секрет привлекательности AC/DC?

«Думаю, мы оправдываем ожидания нашей публики. Да, мы можем не нравится критикам, как вчера об этом сказал Энгус, «Каждый год мы выпускаем один и тот же альбом, только с разными обложками». (смеется) Но пацанам все еще нравятся наши песни, а это для нас самое главное».

Ты хочешь сказать, что отчасти вы привлекательны тем, что являетесь стабильной группой, то есть понтер знает наверняка, что он/она получат, еще до того, как они купят один из ваших альбомов?

«Да, отчасти так оно и есть. Но наша группа всегда выдает что-то новенькое, я бы не сказал, что ребята знают наверняка, что они услышат на нашем новом альбоме. Я считаю, что альбом Fly On The Wall очень отличается от, скажем, Back In Black, а Flick Of the Switch также отличался от For Those About to Rock… так что мы меняемся, даже не смотря на то, что наш стиль остается неизменным».

Однако, иногда ты не чувствуешь себя ограниченным стилем группы? Не бывает так, что тебе хочется что-то записать на новом альбоме, но ты решаешь этого не делать так как это явно не подходит AC/DC?

«Да, бывает, что ты чувствуешь себя зажатым в определенных рамках, но просто такую уж музыку мы играем. И нам НРАВИТСЯ играть именно такую музыку, так что мы не испытываем искушения сделать что-либо еще. Мы никогда не сидим в студии и не думаем о чем-то постороннем, потому что мы отрабатываем песенный материал и готовимся к записи. Но бывает так, что я сижу, дома и прикидываю, чтобы нам такого сделать интересного,… а потом я думаю, «Нет, это не для нас!». И я отказываюсь от этой идеи».

… и вместе с тем армия ваших фанатов только растет.

«Да! Мы видим пацанов на наших концертах, которые, наверное, еще ходили в детский сад, когда мы впервые покинули Австралию для того, чтобы выступать в Европе и Америке, и очень приятно осознавать, что на наши концерты постоянно приходит новая публика».
«Я думаю, что многое зависит от того, как ты преподносишь себя на сцене. Представь себе картину, несколько парней сидят за столом в пивной и один из них спрашивает, «Назовите лучшую концертную группу, которую вы видели?». А другой может сказать, «Ну, AC/DC были ничего, когда в последний раз они выступали здесь…», а кто-то за соседним столиком возможно подслушает этот разговор и подумает, «О, надо будет сходить на их концерт, когда в следующий раз они приедут в наш город». Я так считаю, когда мы даем концерт, и в зале собралось, скажем, 10000 человек, и если после шоу один из этих пацанов уходит разочарованный группой, тогда мы плохо выполнили свою работу. Нам остается, надеется, что все кто приходит посмотреть, на нас получат удовольствие, а на следующий день пойдут в школу или на работу и скажут своим друзьям, «Эй, а AC/DC классно отыграли прошлой ночью!». Вот так и пополняется наша армия фанатов».

Но на этом американском турне, вы приобрели множество друзей, но и несколько врагов…

«О, да, здесь, в Штатах, нас конкретно обсирали – и этот случай с «Ночным Сталкером» типичный тому пример. Какой-то парень совершил убийство несколько месяцев тому назад, и об этом много говорили и писали. Теперь на этом парне была надета футболка AC/DC, и из-за этого все тут же вспомнили о нас, и, конечно же, религиозные фанатики, которые всегда таскались здесь за нами, начали сравнивать «Ночного Охотника» и нашу песню Night Prowler. Но они не понимают, что в Night Prowler поется о парне, который по ночам лазает по домам парочки старых подружек и делает свое дело, то есть немного веселится, понимаешь? И эта вещь вовсе не об изнасилованиях и грабежах, об этом не поется ни в одной из наших песен. Многие наши песни имеют двойной смысл – ведь нельзя же открытым текстом сказать, «Я засуну свой хер тебе прямо в п…у»; приходится все это маскировать пошлятиной. И мы стараемся куда изощренней выражать свои мысли. Но находятся такие типы, которые берут название какой-нибудь из наших песен и придумывают свои собственные истории, и просто глазом не успеешь моргнуть, как все уже извращено. Так что вся эта буча с «Ночным Охотником» поднялась из-за того, что когда его повязали на нем была футболка AC/DC, а один из его дружков заявил, что он был безумным фанатиком AC/DC. Ну и что дальше? Если какой-то псих любит твою группу, и носит твою футболку, убивая при этом других людей – мы же не заставляем его это делать!».

И вас уже давно преследуют эти религиозные фанатики?

«О, они достают нас с момента выхода альбома Highway To Hell. Они собираются в пикеты у входов в концертные залы и раздают листовки примерно такого содержания, «Господь все еще любит вас, так идите и изменитесь!». Они что хотят, чтобы мы сменили свои трусы? Мы не делаем ничего дурного,… но в конечном итоге все это похоже на какую-то комедию!».

Могу поспорить, что вам было далеко не до смеха, когда совсем недавно эти люди попытались запретить один из ваших концертов в Иллинойсе. Что же тогда на самом деле случилось?

«Да мы должны были выступить в зале Springfield Auditorium в Иллинойсе, когда мы узнали о том, что этим религиозным фанатикам удалось запретить нас, когда они пожаловались властям, что, мол, мы сатанисты или что-то типо того (Малькольм закатывает глаза). Мы обсудили эту проблему с несколькими авторитетными людьми, и узнали о том, что эти психи не имеют права это делать, и мы могли бы спокойно подать на них в суд. Что мы конечно и сделали, и выиграли дело. Единственная проблема состояла в том, что боссы отельного бизнеса в этой области не дали нам остановится ни в одном из местных отелей, так что нам пришлось переночевать примерно в 160 километрах от этого места, и мчатся в концертный зал прямо в день концерта. Но все было нормально, мы отыграли прекрасный концерт, так что, в конце концов, мы выиграли».

Должно быть, вы вышли на сцену в костюмах ведьм или что-то типо этого…

«Ты шутишь! Нет, у нас возникла проблема, когда мы сфотографировались для обложки альбома Highway To Hell, и у Энгуса были на голове эти маленькие рожки. Ты просто не поверишь, какое же богатое у людей воображение! Я даже видел одну статью об этом парне, «Ночном Охотнике», они опубликовали его фотографию, а рядом напечатали фотку Энгуса (с пририсованными к голове рожками)! Я понимаю, что это всего лишь глупый сенсуализм и что эти газетенки идут на подобные, ухищрения, для повышения собственных тиражей, но для меня это уже слишком! Я хочу сказать, какого хера, мы всего лишь рок-н-ролльная группа! Но в продолжение темы прессы, должен сказать, что многие СМИ здесь, в Америке прицепились к нам, и это было здорово. Я уверен, что большинство совершенно не верит в то, что мы воплощение зла и т. д., это всего лишь кучка недоумков, которые подобным образом пытаются сделать себе рекламу».

Даже когда возник этот цензурный маразм, похоже, что вас это нисколько не трогает…

«Да, конечно, нам надо ответить. Я думаю, что пользоваться сегодня подобными средствами просто смешно – теперь это в порядке вещей. Я считаю, что теперь они тоже самое делают с сигаретами, на каждой сигаретной пачке должно быть написано предупреждение о вреде здоровью, и вдруг с музыкой нужно делать тоже самое. Мне совершенно наплевать на их действия, мы все равно будем петь о том, о чем мы хотим петь. Теперь они хотят, чтобы группы печатали лирику на обложках своих пластинок, так чтобы родители знали, какую же музыку покупают их дети. Но это лишь повысит продажи пластинок, потому что если подросткам что-то запрещают, он все равно докопаются до этого, понимаешь? Тоже самое происходит с сигаретами и наркотиками, разве нет? Если отменить всю цензуру, я не думаю, что от этого кто-то пострадает. Можно вспомнить все старые песни, например песню Френка Синатры «Кокаин», Stones – «Танцуй с Мистером Дьяволом», песню Клиффа Ричарда «Женщина-Дьявол»… они что, начнут запрещать все это? Это может разрушить карьеру Клифа Ричарда и артистов такого же калибра, красавчиков этого мира, но это никак не сможет навредить нам».

Странно, что сейчас люди начали интересоваться текстами песен, особенно когда на телевиденье секс, насилие и ругань в порядке вещей.

«Это верно. Мне кажется, что в последнее время в Англии гораздо лояльней относятся к вопросам цензуры, но вот Америка идет своим путем. Я считаю, что еще несколько лет тому назад Америка была гораздо более открытой страной, но почему-то они вдруг решили, что пора провести тотальную чистку. Я не думаю, что все поголовно ратуют за введение цензуры, всего лишь горстка людей наделенных властью, парочка придурков».

По теме опубликования текстов песен, альбом Fly On The Wall был снабжен лирикой, и если я ничего не путаю, то вы давно ничего подобного не делали. Так почему же вы решили обнародовать лирику на Fly…?

«Потому что мы решили, что написали несколько песен с хорошей лирикой, (Малькольм дымит очередной сигаретой). В этих песнях было несколько прикольных фрагментов, и хотя мы знаем, что некоторые не правильно понимают нас, мы решили, что в этот раз будет весело обнародовать тексты песен».

А как ты считаешь, среднестатический покупатель прислушается, о чем вы поете?

«Не знаю, лично я в детстве слушал лирику песен. Было несколько песен, например I’m a Man («Я – мужчина») группы The Yardbirds, когда можно было легко разобрать слова, но были и такие темы, когда не возможно было понять, что же они, мать их за ногу, там поют. Сейчас, тоже самое, но замечательно, когда можно прослушать какую-то песню и разучить лирику».

И какую музыку ты слушаешь сейчас, в свое свободное время?

«Я до сих пор часто слушаю старые рок-н-роллы, понимаешь, Чака Берри и остальных ребят. Это были первые музыканты, которых я услышал в своей жизни и я продолжаю фанатеть от них и сейчас. И я вовсе не могу назвать себя большим фанатом каких-то современных музыкальных течений и мод».

Через несколько часов, Боддерс (Bodders) и я приезжаем на концерт, в концертный зал Washington Convention Centre, чтобы обнаружить группу в прекрасном настроении. Энгус одет в свою знаменитую школьную форму и дурачится с линзами Bodnar, несерьезный Клиф Уильямс бесшумно входит в комнату и вовсю шутит, здесь и Брайян Джонсон, здесь и везде, постоянно смеется, как обычно.
После многочисленных слухов которые я слышал о том, что эта группа замкнута, необщительна и особенно подозрительно относится к прессе (в особенности к журналу Kerrang!, как мне сказали), я был приятно удивлен тем, что на самом деле все они очень общительные, очень любезные и обескураживающе простые в общении; самые обыкновенные и чрезвычайно привлекательная компания. Такое ощущение, что этот штамп прилип к AC/DC, но я искренне не смог бы понять почему, с того момента как я познакомился с группой.
Когда ребята уходят в свою гримерку для того, чтобы настроится, я иду в зрительный зал и смотрю конец выступления разогревающей группы Ингви Мальмстина. Это большой концертный зал, шире, чем стадион Уэмбли, если не длиннее, и фанаты просачиваются в зал, когда Ингви выдает заученные и отработанные соло в стиле Ричи Блэкмора.
Так или иначе, после того как музыканты Ингви уходят со сцены, и футболки с надписями Highway To hell, Back In Black и for Those About To Rock начинают множатся как банковский счет Джоан Коллинс, незадолго перед тем как в зале тухнет свет и все начинают неистово реветь от возбуждения.
С края сцены выходит на цыпочках ухмыляющийся Энгус, длинные, кучерявые волосы свободно свисают на плечики модного, школьного клубного пиджака и всем знакомая гитара Gibson дрожит на его поясе. И когда он берет первый аккорд песни Fly On The wall самыми проворными ударами своего запястья, несколько фигур бегут во тьме, чтобы занять свои места за его спиной. А потом…
Первое, что поражает меня в AC/DC, это то, как Малькольму и Клифу удается подходить вовремя к своим микрофонам установленным на краю сцены с какой-то почти сверхъестественной точностью. Они стоят там, напротив усилителей, когда «Джонно» начинает петь припев Fly On The Wall, эта парочка синхронно вышагивает вперед и вступает в нужном месте. Однако трудновато предсказать, как Энгус будет двигаться в следующую секунду, и когда Back in Black переходит в расшатывающую Shake Your Foundations, он скачет туда сюда по просторной сцене, скорее к месту, чем не впопад.
Dirty Deeds и You Shook Me All night Long грохочут следом из чудовищной системы PA, и теперь Энгус выглядит так, словно он окунул свою голову в таз с водой с какими-то ужасными останками, когда он ходит вокруг как защитник Stockport на Anfield, дергая коленями быстрее, чем своими пальцами. Возможно, что вы все это уже видели, но за его уникальным поведением на сцене всегда интересно наблюдать.
Sin City публика встречает просто на ура (как и все старые песни) и к Jailbreak Энгус готов продемонстрировать свой стриптиз, сначала он освобождается от своего галстука, а потом он снимает с себя куртку прежде чем расстегнуть свою пропитанную потом рубашку по пуговицам, пока улыбающиеся «септики» скандируют неизбежное – «Энгус, Энгус». Если бы только слабоумное меньшинство, которое, похоже, стремится преследовать эту группу, где бы они, не выступали в этой громадной стране, попало на сегодняшний концерт, они бы сами поняли, кто такие AC/DC: настоящее, необузданное, рок-н-ролльное развлечение. Не больше, и не меньше.
Но вернемся к концерту, и сияющему Брайян Джонсону руководящему все сильнее подпевающей под The Jack толпой. Не смотря на то, что Бон Скотт был такой важной частью AC/DC 70-х, совершенно ясно, что «Джонно» определенно повлиял на AC/DC этого десятилетия. И как и все остальные, он выглядит неотъемлемой частью обстановки когда он марширует вверх и вниз, тычет пальцами, рассекает кулаками воздух, ухмыляется и рычит, и по большому счету смеется весь концерт. Едва ли он говорит что-то между песнями, это одно представление, от начала и до конца.
Дальше звучит Shoot To Thrill, и я наконец-то замечаю Саймона Райта молотящего на своей здоровенной белой ударной установке в глубине сцены. Барабанщики всегда играли в AC/DC как точные механизмы, но я подозреваю, что в этом есть нечто гораздо большее (выдержка и точность на протяжении почти 2-х часового концерта – это только два важных фактора) и парень из Манчестера в этом плане никогда не подведет.
Справа от него стоит маленький Малькольм, и постоянно притопывает своей правой ногой, а слева от барабанщика – большой Клиф, чьи две пряди смуглых волос почти полностью закрывают ему лицо. Вот вам два совершенно не воспетых героя AC/DC, и когда во время исполнения Highway To Hell Энгус и Джоно носятся к радости толпы, их узнаваемый, бодрящий ритм сплачивает всю группу и заставляет всех танцевать вокруг меня – эффект, от которого буквально дрожит пол!
Песня Sink The Pink (которая, я считаю, не может испортить впечатления) и Whole Lotta Rosie наращивают темп для неистового финала Let There Be Rock – которая сегодня вечером удваивает скорость света, звука, барабанов и гитар, и потом весь зал покрылся пятнами мерцающих огоньков от спичек и зажигалок. Но это еще не конец…
Когда группа вновь занимает свои места, этот огромный колокол мрачно опускается на передний край сцены, и Джонно встает на одно колено, чтобы открыть песню Hells Bells, ударяя по колоколу здоровенной кувалдой. Потом сразу же звучит TNT, затем, во время For Those About To Rock две пушки поднимаются на гидравлических платформах, на противоположных концах сцены для того, чтобы произвести свой оглушительный салют. Циники без сомнения скажут, что все это так предсказуемо, но кого это колышет, если все до сих пор наслаждаются этим? VFM? Это больше, чем правильный результат.
За кулисами, после концерта, красивая жена Энгуса, Елена, приготовила печенку с луком и все жадно едят (за исключением Саймона которого нигде не видно и Джонно который прихватил с собой одну из переносных раций рабочих сцены и пошел разоскивать с ней остальных членов дорожной команды). Не смотря на вое нелепо энергичное выступление на сцене, Энгус выглядит таким же свежим, как и до концерта, а Малькольм выглядит не хуже. За заслуженной баночкой пивка, я спрашиваю Малькольма о слухах, якобы AC/DC записывают саундтрек для нового фильма Стивена Кинга.
«Да, нас попросили что-то записать для одного из его новых фильмов, и, наверное, мы согласимся», говорит он. «Наверное мы предоставим ему несколько наших старых песен, но также запишем и несколько новых (в студии Compass Point в Нассау)».
«Раньше мы держались подальше от кинематографа и всего того. что с ним связано, но сейчас как раз самое время заняться подобным проектом. Но не спрашивай меня, как этот фильм называется, потому что я сам пока что еще не знаю!».
Когда все собрались и приготовились, мы возвращаемся в отель в котором остановилась группа и, после того как нас не пустили в бар отеля и в соседний ночной клуб (придравшись к нашему внешнему виду), мы все собираемся (я думаю) в номере Клифа Уильямса, чтобы пропустить по бокальчику лимонада. Как обычно, Джонно ошивается рядом и всех достает, но басист смотрит на своего вокалиста с притворным отвращением.
«А ты знаешь, что сегодня вечером он постоянно лез ко мне на сцене только, чтобы рядом со мной пердонуть?». Он морщится. «По выражению его лица я догадался, что же он хочет сделать за минуту до того, как он подошел ко мне. Вонючий ублюдок!».
«Он постоянно делает это со мной», смеется Малькольм, «до тех пор, пока на одном из концертов я сам не пукнул на него, и это остановило его на пол пути. Я пукнул без шумно, но вонюче, так, как бы не в значай. Классика!».
Джонно делает вид что ничего этого не слышит – он слишком занят, смеется и прикалывается с остальной нашей свитой, например с судьей Джестером, с его работой на линии. Маькольм не шутил, когда он сказал мне, что во время продолжительных и изнурительных гастролей группы, этот общительный уроженец Ньюкасла постоянно веселит их. Через несколько минут, он показывает в ролях все эпизоды сериала The Young Ones, изображая всех героев с невероятной точностью в соответствии с оригинальными сценариями почти слово в слово, насколько я помню.
«Иногда, я просто офигеваю», ухмыляется Малькольм, «он парадирует многих героев, однажды, я проходил мимо ванной и услышал, как оттуда доносятся 4 или 5 разных голосов. Я подумал, «И сколько народу он туда с собой прихватил?», но в ванной был только он один – он просто прикалывался и говорил с разными акцентами!».
Чуть позже, пока Брайян поглощал гигантскую пиццу, я спрашиваю его о буйном приеме старых песен на сегодняшнем концерте – некоторые из этих песен даже никогда не выходили здесь, в Америке.
«А, потрясающая публика», сияет он. «Ты знаешь, забавно, как эти ребята до сих пор узнают старые песни, правда. Вчера ночью мы ходили в ночной клуб, вместе с несколькими нашими дорожниками, и мы болтали с пацанами которые постоянно вспоминали такие песни как She’s got balls… а я даже не знаю слова этих песен! Понимаешь, такие вещи очень смущают, не так ли?».
«А потом ребята подходят ко мне и говорят, «О, как жаль, что вы больше не играете такие песни как Riff Raff и Live Wire – но я просто кайфую от того, что вы до сих пор играете Sin City и Jailbreak». Прекрасно, когда ребята демонстрируют такую заинтересованность в тебе, и в таких случаях мне приходится говорить, «Послушай, если бы мы играли все эти песни, наш концерт растянулся бы на несколько часов!». Ужасно. Но мы просто не в состоянии играть все песни».
AC/DC искренне заботятся о своих фанатах. Малькольму стало не по себе когда я рассказал ему, как сегодня вечером я видел как два накаченных охранника вышвыривают одного фаната с их концерта, а Брайян с гордостью рассказывает бесконечные истории о поклонниках. На самом деле, по дороге на очередной концерт группа планирует заехать в одну больницу для того. чтобы встретится с одним фанатом больным раком крови, Брайян решает, что подарит ему одну из своих любимых кепок. Малькольм выражает общие чувства группы.
«Есть не так уж много вещей, которые мне не нравятся в роли музыканта нашей группы, потому что я хочу каждый вечер играть рок-н-ролл. Но есть несколько вещей, которые мне не по душе, например, когда пацаны платят в три дорога за билеты или футболки и т. д., или когда я вижу, как ребят выгоняют с наших концертов за то, что они размахивали футболками или еще за какую-нибудь фигню. Меня это дико злит».
«Вот почему мы играем в больших залах на нашем английском турне», объясняет Брайян. «так что мы можем показать ребятам полноценное шоу, и убедится в том, что они не зря потратили свои деньги за билет. Когда в последний раз мы приезжали в Англию, у нас возникало много проблем с установкой всех пушек, с их монтажом в проходах в глубине сцены и т. д., и будет нечестно, если пацаны будут чем-то обделены».
AC/DC – что еще я могу вам рассказать? Для меня они остаются самой лучшей и серьезной рок-н-ролльной группой на свете.

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru