Книга Heavy Metal Thunder («Грохот Тяжелого Металла») 1986г.
Книга

AC/DC

«Назад к Основам»

Если Judas Priest можно назвать защитниками веры, то австралийскую группу AC/DC можно считать хранителями огня. Ни одна другая хард роковая группа – даже не Priest – упорно сопротивлялась модным течениям. За 10-ти летнюю карьеру с самого начала звучание AC/DC не изменилось ни на йоту; последняя песня на их самом последнем альбоме по звучанию и духу почти идентична самому первому треку записанному группой.
С годами, остальные хэви металлические группы адаптировались к различным условиям: например, снимали продуманные концептуальные рок видео. Но не AC/DC, единственной уступкой этого феномена было несколько торопливо собранных концертных клипов. Когда большинство металлических групп выпускало современные пластинки, корпело в записывающей студии оттачивая свое звучание, AC/DC выпустили на сегодня свою самую сырую, самую грубую пластинку, 1983 Flick Of The Switch, чисто как реакцию музыкантов на очередную пустую моду. Музыканты этой группы до сих пор отказываются проверять звук своих инструментов перед концертами, стойко веря, что только спонтанно можно играть рок-н-ролл, подход, который просто не приемлем для любого продюсера или записывающей компании.
Трудно согласится с представлением группы о рок-н-ролле; для лидер гитариста Энгуса Янга, сердца AC/DC, изменение или развитие равносильно предательству. Янг, который, когда в 1973 году группа начинала свою карьеру, одевался в аккуратную школьную форму для того, чтобы подчеркнуть свою молодость, так и не отказался от этого костюма даже хотя сегодня ему давно за 20-ть. И когда он говорит о рок-н-ролле со своим сбивающим с толку разнородным акцентом (он родился в Шотландии, вырос в Австралии, а сейчас живет в Голландии), Янг делит музыку на две категории: рок-н-ролл (хэви металл) и диско (все остальное).
Критики как восхваляли, так и проклинали AC/DC за их прямолинейность. Что некоторые называют преданностью музыкальной форме, другие считают, художественной близорукостью. В плане подчеркивания главных рок ценностей – растирающих гитар, воющих вокалов, молотящего ритма, и избытка секса – AC/DC часто сравнивали с Rolling Stones. Но для Энгуса Янга, даже эти музыканты не достаточно чисты: «В отличии от нас, их всегда считали модными исполнителями».
Энгусу было всего четыре года, когда его отец в поисках работы перевез клан Янгов, семью состоящую из 10-ти человек, из Глазго, Шотландия, в Сидней, Австралия. Энгус (он родился 31 марта 1955) и Малькольм Янг (родился 6 января 1953) были самыми молодыми в семье, и они открыли для себя рок-нролл, еще не достигнув подросткового возраста. Их брат, Алекс, играл в группе, а другой брат, Джордж, который на 12 лет старше Энгуса, был музыкантом The Easybeats, ведущей австралийской поп группы с 1965 по 1970 (в 1967 они добились мирового успеха, выпустив песню Friday on My Mind). Из-за того, что Easybeats так часто гастролировали по Австралии, Энгус почти не видел как его брат играет. «Его игра почти не повлияла на меня», вспоминает он, «потому что тогда я еще не взялся серьезно за гитару, и кроме того, мои родители пытались оградить нас от всего этого», несомненно они считали, что одного рок музыканта в семье было уже вполне достаточно. Но в пять лет, Энгус уже начал играть на банджо.
Именно его старшая сестра Маргарет, которая имела на него большее влияние, записывала на кассеты таких рок-н-ролльщиков 50-х как Бадди Холли, Фэтс Домино, Чак Берри, и Элвис Пресли, и такие английские группы 60-х как The Yardbirds, The Beatles и The Rolling Stones, последние три сильно повлияли на Малькольма, который возможно даже еще более провинциален в своем отношении к рок-н-роллу, чем Энгус. «Особенно мне нравились Yardbirds», вспоминает он с любовью, «потому что они были крутыми, энергичными, деятельными, и они были настоящей группой, не просто лидер гитарист с несколькими аккомпанирующими музыкантами».
Мистер и Миссис Янги надеялись, что два их младших сына найдут для себя респектабельные профессии, когда оба брата закончили классическую среднюю школу, Энгусу было 15-ть. Он недолго работал уборщиком и наборщиком, но по всей видимости он и Малькольм просто следовали по стопам своих старших братьев. Малькольм уже играл в нескольких сиднейских группах, прохлаждался, пока его брата не выгнали из школы.
В 1973, Австралия была бедной с культурной точки зрения как малонаселенная страна. Остальные австралийские группы, такие как очень успешные Men At Work, своей славой в начале 80-х они во многом обязаны раннему примеру AC/DC, они часто рассказывают как до конца 70-х, в них жила маленькая национальная гордость. Позднее, в этой стране станут снимать завоевывающие награды фильмы и начнут появляться новые группы (INXS, Eurogliders) и группы хэви металл (австралийские Crawl, Heaven). Но тогда, когда Энгус и Малькольм Янг решили собрать группу, Австралия внесла свой скромный и банальный вклад в популярную музыку: The Bee Gees, Оливия Ньютон-Джон, и Елена Редди.
«Тогда в Австралии редко можно было услышать рок-н-ролл», говорит Энгус. «Так или иначе, все поглотило диско; радио станции позабыли подростков».
Два брата собрали первую группу с неизвестной ритм секцией и вокалистом по имени Дейв Эванс. Одним из их дорожников был татуированный Скот, родившись в городе Киримуир, Бон Скот (урожденный Рональд Белфорд), был настолько очарован рок-н-роллом и таким стилем жизни, что он сделал бы что угодно для того, чтобы быть рядом с рок группой, в том числе за маленькое жалование таскать оборудование в и из грязных пивных. До этого он пел и играл на барабанах в нескольких любительских ритм энд блюзовых группах и работал шофер, изначально он был нанят на должность шофера братьями Янг. Оказалось, что Скот обладает обаянием фронтмена и имеет пропитанный джином голос который идеально подходил примитивному рок-н-роллу Энгума и Малькольма. В конце концов, Эванс ушел, а Скотт присоединился к группе, которую они назвали AC/DC. Начав свою карьеру в разгар власти глиттер рока, с выраженной бисексуальностью, AC/DC имели скандальное имя, но по словам Энгуса, источник был прост и вполне невинен: Это названием ребятам предложила Маргарет, которая увидела эту абривеатуру на пылесосе.
Австралийские группы могли заявить о себе только выступлениями в городских пивных. Не смотря на то, что тогда Энгусу было 19ть, питейные заведения могли посещать и покупать алкоголь люди любого возраста. Пиво свободно продавалось в пабах, где работяги могли собираться сразу же после работы. Когда группа уже должна была выходить на сцену, Энгус вспоминает этот момент со смехом, «они торчали там уже около 8-ми часов, пьяные в хламину. Если они не могли снять себе женщину, они орали, «Ну, тогда, я дам в рожу этому парню». Если вы им не нравились, они могли запустить в вас пивными кружками или еще чем-нибудь».
К счастью для AC/DC, которые после нескольких временных басистов и барабанщиков остановили свой выбор на Марке Эвансе и Филе Раде, оба уроженца Мельбурна, этот пьяный, приблюзованный хард рок прекрасно принимали в горячей, потной атмосфере и прилично подвыпившей аудитории, в которой, как правило, было много ссплавщиков, ждущих когда какой-нибудь пьяный парень не затеет драку.
Скот также оказался идеальным фронтменом для такого взрывоопасного окружения, он умел угостить пьяниц веселыми репризами и непристойными рассказами.
«Бон был этаким дудочником», говорит Энгус Янг с любовью о вокалисте, который умер в 1980. «Он мог подойти к совершенно не знакомым для него людям на улице, и он вел себя настолько самоуверенно, что полностью покорял этих людей, так, словно он был знаком с ними всю жизнь. Он был очень добродушным и веселым и притягательным».
Энгус, который был на девять лет моложе Скотта, «всегда равнялся на него». Он говорит, что по существу, «Я вырос в этой группе», а Скот и Малькольм приглядывали за ним, хотя Энгус также защищал своего старшего брата.
Тогда как многие хард роковые группы 80-х только делали свои первые шаги, AC/DC изначально нашли свой имидж и направление. Группа умело использовала молодость Энгуса, у коллектива сформировался имидж вечного малолетнего преступника. На обложке третьего сборного альбома, 1976 High Voltage, красовался Энгус, с соответствующим идиотским выражением лица, одетый в свою коричневую школьную форму ученика Ashfield Boys’High School, с галстуком, в шортах, белых гетрах, тапочках на резиновой подошве, и коричневой кепке с большой буквой «А» на лбу. Такой образ придумал барабанщик одной из групп в которой Энгус играл еще до AC/DC, которому понравилась идея малолетней гитарной звезды. Уловка сработала; эта уловка прижилась.
В феврале 1975 в Австралии вышел первый альбом High Voltage который задал все будущее направление AC/DC. Не найдя у себя на родине образцов для подражания, группа обратилась за вдохновением к Англии, и особенно к Америке, и нашла его в том же самом источнике, что в свое время и Rolling Stones: то есть в блюзе. Как музыкантов в блюзе их привлекла музыкальная простота и грубость, также как и тот факт, что блюз легко играть. И часто похотливая лирика, с их застенчивыми (а иногда и довольно откровенными) сексуальными намеками и инсинуациями, были таким же аттракционом. Одной из первых песен квинтета была тема Baby, please don’t go, композиция Джо Уильямса 1944 года которую в 1967 переиграли Amboy Dukes, группа из Детройта, в которой гитаристом играл Тед Тайджент, у которого через несколько лет в первом отделении играли AC/DC. «Я буду твоим псом», порочно умоляет Скот, пока группа играет локомотивный блюз роковый проход, «я поцелую тебя сюда».
Способность Скотта сочинять скабрезные рассказы стала очевидной на других первых песнях AC/DC, например на вышедшем в 1984 году пяти трековом EP ’74 Jailbreak. Как песня Jailbreak (которая вышла в 1976) так и Soul Stripper могли бы оказаться на страницах триллера Мики Спиллейна. В первой песне, Скот рассказывает историю о друге, проведшем 16 лет в тюрьме за убийство мужчины который переспал с его женщиной. Он убегает из тюрьмы, но «с пулей в своей спине». Хотя песни AC/DC часто направлены против женщин, мужчины в темах Скота играют роль жертв, эти песни обычно были написаны от первого лица. В Soul Stripper он поддался искушению смазливой девчонки, которая дразнит его, соблазняет, а затем, в порыве страсти, вонзает нож ему в спину.
Хэви металл частенько обвиняли в женоненавистничестве, и это актуальная тема в первых песнях AC/DC, многие из них настолько пропитаны темой секса, что удивительно как их альбомы еще не заворачивали в коричневую бумагу. На сборнике High Voltage есть песня The Jack, обязательный номер первых концертов группы, Скот использует игру в карты в качестве метафоры для описания девушки с венерической болезнью. Когда группа играла в пивных The Jack, с запутанным, стачивающим блюзовым ритмом, Скот извращался по полной, он указывал на девчонок стоящих у сцены и заявлял при этом: «Она получила вольта»; несчастные девчонки выбегали с воплями из клуба.
Песня Whole Lotta Rosie с альбома 1977 Let There Be Rock, рассказывала о девушке из Танзании которая весила 121 килограмм, но «когда надо было заниматься любовью, ей не было равных». Скот поет на этой песне зло, почти насмешливо. Похоже, что в то время его смущали представительницы противоположного пола и отождествление его сексуальности с именем группы. В такой песне как She’s Got balls, он с такой же страстью поет ненавистные для него скабрезности: «Она способная, она сделает из меня мужчину». Припев She’s got Balls исполнялся группой фальшивыми, глубокими голосами, так словно им только что вкололи стероиды.
Все это время AC/DC непрерывно гастролировали, и Скот видел только гримерки и спальни. Во многих его песнях пелось о рок-н-ролльной жизни, он прославлял и смеялся над ней. Песня 1975 Show Business – это насмешливо-издевательская оценка «славной» жизни, которую группа вела в начале своей карьеры, превращенная в медленный, блюзовый шафл. «Почему бизнесмены отказываются платить?», сокрушается он. И даже на том уровне на котором разочарованный рокер может преуспеть – сексуально – певец приводит домой группиз после шоу «Бесполезно, старик, ты выжат как лимон».
Песни Скота о дороге к звездному статусу могли выражать как жалость к себе – Ain’t No Fun (waiting round to be a Millionaire) – так и самостоятельность. Первая песня с альбома High Voltage, It’s a long way to the top (If you wanna rock’n’roll), разбивает миф о рок звезде вместе с тем заявляя о появлении будущего кандидата: AC/DC.
Но очень часто группа изображала и также часто эксплуатировала в своей музыке имидж плохих парней, однако часто было столь очевидно, что это не угрожающий имидж. На обороте конверта пластинки High Voltage были помещены «письма» написанные музыкантам группы: одно от разгневанного отца готового подать в суд на барабанщика Рада за то, что тот разломал свои барабанные палочки об голову его дочери; другое письмо к Скоту от впечатлительной малолетней нимфетки, которая интересовалась что же скрывалось в его кожаных штанах; и еще одно письмо матери Энгуса и Малькольма от школьной администрации жаловавшейся на поведение ее сыновей. И т. д.
Задиристый, бунтарский дух AC/DC был обессмерчен на песне Rock’n’Roll Singer со второго альбома, на которой Скот выражает свое презрение к обществу также порочно как Джонни Роттен и The Sex Pistols сделали на своей анархической теме God Save The Queen, вышедшей примерно в тоже время. «Вы можете зарабатывать себе на жизнь работая с девяти до пяти, носить белую рубашку и галстук», кричит он, «вы можете жить согласно вашим моральным стандартам, потому что все это грязная ложь».
Группа романтизировала свои пропащие души в Bad Boy Boogie и Problem Child, современных блюзовых песнях которые были сделаны по стандартам песни Уилли Диксона I’m your Hooche coochie Man. Большинство черных блюзовых песен 30-х и 40-х были написаны от имени героя родившегося в адской и хулиганской жизни, и первая строчку Скота в песне Bad Boy Boogie – «В тот день, когда я родился….», можно было бы отыскать во многих классических блюзах.
На большей части альбома High Voltage музыка AC/DC была похожа на музыку Rolling Stones, звучание основывающееся на нарезающей ритм секции, только с энгусовским представлением о Джимми Пейдже – основанные на блюз роке гитарные соло и голос Скота выделяющийся из микса. Многие песни AC/DC начинались с запинающихся гитарных аккордов Энгуса прежде чем остальные музыканты группы подхватывали его риф, потом они начинали буйствовать по полной, звеня аккордами в припеве, в котором группа выкрикивала слова лирики – вечно не впопад, они даже не подпевали Скоту, а кричали, как банда, марширующая на очередную стычку.
Пластинка High Voltage мгновенно стала хитом в Австралии, но потом, в стране отчаянных поисков хоть какого-то рок признания, наверное была бы замечена любая австралийская группа. AC/DC плохо принимали за пределами родной страны. На не австралийский сборник названный High Voltage, в дополнение к нескольким дорожкам Voltage, попали песни с их второй австралийской пластинки T.N.T.. В штатах, AC/DC посчитали панк группой, так как хэви металл в то время не котировался, и как группа они подверглись самой насмешливой критике. «Многим, мы показались оскорбительными», утверждает Энгус. «Я хочу сказать, включите свой телевизор и вы увидите таких же парней как мы…».
Часто игнорируемое пошлое чувство юмора группы, ярко проявилось на двух дорожках с альбома 1976, Dirty Deeds Done Dirt Cheap. Много лет, эта работа считалась «потерянной» пластинкой AC/DC. В Штатах она вышла только в 1981, когда группа уже добилась мирового признания и работала с новым лидер вокалистом.
На титульном треке, Скот рассказывал о романтическом ловеласе, предлагающем свои услуги. Ваш директор школы пытается соблазнить вас? Ваш друг или подружка изменяет вам? Для того, чтобы немедленно отомстить, позвоните Бон Скоту. Скот был мастером двусмысленности, что наиболее ярко видно на примере еще одной песни 1976 года, Big Balls, в которой он изображает представителя высшего класса буржуазии – очень похожего на того героя, которого он высмеивает в теме Rock’n’Roll Singer. Его голос сочится сарказмом, Скот пародирует «правильный» акцент, «Я убежден, что мои большие яйца нужно сжимать каждую ночь».
С альбомом 1977 Let There Be Rock, AC/DC впервые попали в американские чарты, в конце лета достигнув 154 места, и вслед за этим провели свое первое крупномасштабное американское турне. Если Скот притягивал к себе все внимание на пластинке, Энгус был просто неподражаем на сцене. Он бегал сломя голову по сцене так, словно к его гениталиям кто-то подвел ток, он постоянно мотал головой, так словно она держалась на пружине. «Просто так я отдыхаю», объясняет он. «Для меня такое поведение естественно». И он отвечает на чаще всего задаваемый ему вопрос. «Нет, голова у меня не кружится».
Но бывает, что он ранит себя, часто зарабатывая себе порезы и синяки, однако он утверждает, что после концерта он не чувствует боли. Сценическая мания Янга объясняется его нервозностью перед началом концерта («Я всегда нервничаю перед шоу»); обычно, он мечется по гримерке как заключенный ждущий своей участи. В кульминационный момент шоу Энгус прыгает на плечи одного из дорожников, который несется в толпу, в то время как Энгус бренчит на своей безпроводной гитаре, окруженный фалангой охранников пытающихся защитить его от фанатов хватающих и ощупывающих его худое, потное тельце.
Ради всей самоуверенности Скота, сексуальная откровенность лирики AC/DC по большому счету была насмешливой, за исключением Скота, AC/DC всегда были отвратительной группой, они сыграли на этом факте, как это сделали десятилетием ранее такие же отталкивающие Stones. Одним из ярких моментов их выступления был и остается, фальшивый энгусовский стриптиз – на самом деле, он больше дразнит публику, чем раздевается перед ней – сбрасывая свои портки по середине концерта. И не было ничего даже отдаленно сексуального в его обнажении жалких, худосочных ягодиц; с его стороны это была всего лишь проказа. Даже в 80-х, когда AC/DC стали успешным коллективом, аудитория группы почти всегда состояла из мужчин, и на этих концертах царила атмосфера товарищества в раздевалке – ночь, проведенная с парнями.
За альбомом 1978 Powerage последовал выход концертника If You want blood you’re got it. К этому времени Марк Эванс был уволен из группы, и в 1977 его заменил англичанин Клиф Уильямс, который получил это место, обогнав 50 других басистов которых группа прослушивала в Лондоне. Обложка пластинки, как и обычно, страдала дурновкусицей, на ней был изображен Энгус пронзенный своей собственной гитарой модели Gibson SG, он лежал мертвым в луже крови на заднике пластинки, а гитарный гриф торчал из его спины. Альбом If You Want Blood демонстрирует живую силу группы – также как и студийные изъяны, – какими зажатыми, по всей видимости, они были во время записи.
Самая яркая песня концертника – Let There Be Rock, которую группа растянула больше чем на восемь минут. На этой песне, по утверждению Скота, AC/DC пишут свою собственную книгу Второзакония, поддержанную ускоренным ритмом и стеной белого шума: «В начале, в 1955…белый человек был сентиментален, а у черного был блюз». И Господь сказал: «Да будет звук, и был звук…» И под конец, конечно, наверное, он увидел то, что он наделал, и это было хорошо и громко».
К 1979 году AC/DC стали популярной группой в Австралии и Европе, но не в Америке, где альбом If you want blood добрался только до 113 места. Их музыка была слишком грубой для FM радио, на котором в то время крутили только лишь более рафинированные и гораздо лучше спродюсированные хард рок группы, такие как Boston и Aerosmith. А в плане лирики, AC/DC оставались слишком неприличными.
На этот рынок они прорвались с альбомом 1979 Highway to hell, что было странно, так как этот диск мало чем отличался от своих предшественников, кроме того, что это был первый альбом AC/DC на котором группа не воспользовалась услугами продюсеров Джорджа Янга и его товарища, бывшего музыканта Easybeats Гарри Ванды. На этот раз пригласили Роберта Джона «Mutt» Ланджа. Похоже, что группа провела эффективную подготовительную работу, выпустив свои четыре первые американские пластинки и активно гастролируя как разогревающий акт, и теперь они были готовы пожинать плоды. Титульная дорожка альбома стала первым хитовым синглом группы, попадая в чарты на 47 место и способствуя продажам альбома, которых было реализовано более одного миллиона. Летом того же года на американских гастролях группу разогревал Тед Найджент, и они отыграли в зале Madison Square Garden, где зрители подскакивали на стулья, как только AC/DC поднялись на сцену, только затем чтобы попадать как кости домино когда горячий и влажный воздух и взрывы громкости со сцены стали просто невыносимыми. Группа раскрутилась настолько, что даже Джин Диксон могла бы с точностью предсказать, что 1980 станет для них важным годом.
Но 19 февраля 1980 Бон Скот был найден мертвым на заднем сиденье автомобиля на лондонской улице. По словам Энгуса всегда тяжело пьющий, «он наслаждался каждым днем по полной», он задохнулся своей собственной рвотой. Группа была опустошена кончиной Скотта в возрасте тридцати трех лет. «Когда Бон умер», печально вспоминает Энгус, «мы словно потеряли брата. Малькольм, Бон и я всегда прекрасно ладили между собой; мы были одной семьей».
После похорон Скота в Австралии, Малькольм обратился к своему брату: «Ну, и что ты собираешься делать? Ты хочешь продолжать работу?». Они уже написали большую часть материала для следующего альбома, и по утверждению Энгуса, для того, чтобы пережить смерть Скота, оставалось только погрузить себя в группу которую он, Малькольм и Скот собрали почти семь лет тому назад.
Они начали прослушивать лидер певцов, большинство из которых просто копировали скотовскую манеру, но AC/DC искали совсем другое: подходящего человека, но при этом оригинального. Единственным певцом который отвечал таким требованиям оказался Брайян Джонсон, плотный, 33-х летний бывший монтажник автомобильных верхов из Ньюкасла, Англия, и сын отставного английского старшины. Он пел в английской группе Geordie, и один фанат в Чикаго который услышал их альбом рекомендовал его AC/DC. Джонсон не был таким же харизматичным как Скот, но обладал мощным голосом, которого никогда не было у Скота.
Группа перегруппировалась в студии Compass Point на Багамах, но солнечный, восхитительный климат никак не сказался на общее мрачное настроение группы, и на процесс записи Back In Black, великолепной пластинки AC/DC, которая вышла всего через пять с половиной месяцев после смерти Скота.
Понятно, что пластинка была записана без Скота, но его присутствие чувствуется почти, что на каждом треке. Первая песня альбома Hels Bells начинается со звона колокола, когда кружащаяся, зловещая гитара возникает из микса прежде чем группа не начинает играть свой фирменный, грохочущий ритм. Образы Сатаны и ада пронизывали такие старые песни AC/DC как Hell ain’t a bad place to be и Highway to hell, и скотовские песни часто звучали как современные, похоронные песни Роберта Джонсона за которым по пятам гонится цербер, но большинство песен на Back In Black – альбома на чьей черной обложке красовались рельефные черные буквы – казалось, напоминали о судьбе погибшего, бывшего вокалиста группы.
Самая мрачная, таинственно названная песня, Have A drink On Me, нельзя назвать не празднованием, не приговором несчастной смерти Скота. Эта вещь подходит группе, которую, похоже, воспринимали слишком серьезно во время ее карьеры, смерть – даже такого близкого друга – не изменит похожего отношения: «Не беспокойтесь о будущем, живите сегодняшним днем/Забудьте о чеке, нам надо платить по счетам» - кредо, придерживаясь которого Бон Скот жил и умирал.
На титульном треке, который стал хитом попавшим в первую 40-ку, сексуальное бахвальство Скотта нашло свое применение даже в смерти, когда главный герой этой темы восстает из мертвых, заявляя, «У меня девять жизней, кошачьи глаза…». У Джонсона была своя манера пения, но его лирика вписалась в стилистику группы. Он уподобляется боксерскому поединку в жаркой секс сессии на другом хите альбома, You shook me all night long. У этого певца просто неподражаемый голос. Только когда вы удивляетесь высоким нотам которые он берет в гармонии припева, он уже берет другую парочку нот в сдвоенной гармонии. Если Джонсону чего-то и не хватало, так это сценической харизмы, он спотыкаясь ходит по сцене как окосевший боксер-профессионал, пытаясь удержать кепку на макушке своей головы. По крайней мере, он не пытался изображать из себя секс идола – почти всегда он отклонялся назад, крепко сжимал микрофон и кричал.
Во время своего мирового турне 1980 года Джонсон и группа получили почти единодушную поддержку от аудитории, не смотря на его ожидания, облегчая первое турне нового вокалиста. Кроме очевидного факта восхождения команды на вершину, публика также понимала, что группа страдает от значительного всплеска эмоций. То, что AC/DC вернулись как никогда сильными, дало этим концертам высочайшее чувство драмы, когда шоу начинались с того, что Джонсон звонил в огромный двухтонный колокол свободы, который опускался с потолка во время отрывающей концерт Hells Bells.
«Я помню наше первое выступление на этих гастролях, в Европе», говорит Энгус. «Зрители так долго ждали нашего выхода на сцену, и когда мы наконец-то вышли, раздался этот просто невероятный, сотрясающий землю рев. Мы по настоящему прочувствовали их поддержку, и это доставило нам огромное удовольствие».
Back In Black разошелся тиражом в пять миллионов копий, и попал на четвертое место в хит парадах, став самым успешным из шести альбомов AC/DC. В начале 1981 группа была настолько популярна, что их лейбл, Atlantic, выпустил диск Dirty Deeds Done Dirt Cheap, который ревностных фанатов как импортный альбом стоил от 15-ти до 18-ти долларов. Сначала, группа выступала против этого релиза, обеспокоенные тем, что покупатели не поймут, что это альбом пяти летней давности группы, в которой уже поменялось двое участников. Но после того как Atlantic отказались от прав на альбом и сделали 10% скидку, группа согласились с реализацией этой пластинки. Популярность AC/DC была настолько огромной, что Dirty deeds продался почти таким же тиражом, что и Back In Black, который все еще пребывал в первой десятки во время релиза Deeds, и преодолел отметку в один миллион копий после всего десяти недель продаж.
По возвращении в Австралию, на нескольких концертах группы случились вспышки насилия. Одно выступление местная газета описала как «самое громкое, самое дикое, и самое неистовое рок мероприятие вообще». В Мельбурне, второй концерт был почти отменен, после того как на первом шоу произошло несколько ужасных стычек, и несколько фанаов попало в больницу после дебоша случившегося на шоу в Сиднее. Если говорить о более позитивных моментах, то группу наградили накопившимися за четыре года золотыми и платиновыми дисками, в том числе посмертными дисками за Бон Скота.
Свой следующий альбом AC/DC записывали два месяца, что было необычно долго для них. For Those about to rock вышел в конце 1981 года, и стал для AC/DC первой пластинкой № 1, скорее из-за раскрутки группы, чем из-за самого содержания диска. Титульная дорожка была заявлением солидарности между группой и ее аудиторией, также как жестом благодарности за поддержку проявленную во время турне Back In Black. Это было почти не обычно для рок гимна – медленного, мрачного и тяжелого, вместо типично атакующих ритмов привычных для многих рок призывов взяться за оружие. «Встать, смирно», распевает Джонсон своим высоким, пронзительным голосом, «ради того, что вы готовы получить», так словно он предавался святому причастию. Во время продолжительного американского турне, в рамках которого 2 декабря AC/DC выступили в качестве хэдлайнеров в нью-йорском зале Madison Square Garden, группа даже произвела пушечный салют.
Прошло почти два года прежде, чем группа выпустила Flick Of The Switch, этакий беспокойный альбом. Продюсера Ланджа, который своей работой с AC/DC, Def Leppard и Foreigner, сделал себе имя хард рокового хит мейкера, завалили предложениями спродюсировать ту или иную пластинку, и на тот момент он работал с неметаллической группой Cars. Так что AC/DC, впервые продюсировали свою пластинку сами, с небольшой помощью от «Датского Разрушителя» и «Великолепного Жителя Глазго» то есть бывшей продюсерской команды из Ванды и Янга.
Стабильность коллектива явно подорвала отставка барабанщика Фила Рада, который был уволен накануне гастролей группы. Рад, которому было 29 лет, устал от гастрольной жизни и с радостью уехал в Мельбурн, его заменил 20-ти летний Саймон Райт. Он был английским безработным и уже собирался завершить свою музыкальную карьеру, когда он откликнулся на объявление анонимной группы напечатанное в британской музыкальной газете – этой группой оказались AC/DC.
На альбоме Flick Of The Switch имелись все классические элементы AC/DC, но по ряду причин, из-за исключительно не удачного звучания и не значительного числа стоящих песен, эта работу ожидал прохладный прием. Альбом стал только золотым, и многие места в зрительном зале на американских гастролях группы были пусты. Но тогда как другая группа, возможно, начнет выдирать свои волосы обеспокоенная падением продаж и быть может предпочтет вернуться к беспроигрышной формуле, AC/DC казались беззаботными.
«Мы никогда не пытались осуждать вкусы нашей публики», утверждает Энгус. «Мы занимаемся своим любимым делом; на самом деле, по большому счету, мы сделали все, чтобы наши пластинки не продавались».
Группа отказывалась принимать участие в безумии под названием «рок видео», и позволяла пиратам записывать свои концерты на пленку. Единственными клипами AC/DC которые изредка показывали на MTV были ролики на песни For Those About To Rock We Salute You и Put The Finger On You. Группа продолжает с подозрением относится к музыкальному видео. Брайян Джонсон считает эти новшества не более, чем «новой игрушкой» и критикует эти «пяти минутные мини эпики стоимостью в несколько тысяч долларов».
Наверное, чувство коммерции также диктует изменения в школьном прикиде Энгуса Янга, который через 10 лет, вероятно, повзрослел и стал куда менее убедительным, даже не смотря на то, что Энгус, рост которого составляет 1 метр 57 сантиметров, выглядит вечно молодым. Типично, Янг игнорирует такое предложение, тем самым он во многом способствовал направлению карьеры группы. Кроме того, он настаивает, что школьная форма больше не выставляет его в невыгодном свете, даже хотя Энгус и женат, он утверждает, что он рисует и убирается по дому, когда он не на гастролях, и что он является тихим трезвенником.
«Я сниму эту форму, если почувствую, что выгляжу в ней глупо», говорит он. Но вот примет ли публика такого подросшего Энгуса Янга? «Да», отвечает он. «Я целую вечность ждал, когда же я повзрослею. И я и сейчас продолжаю ждать».

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru