Журнал MoJo (Англия) июнь 2010г.
«AC/DC против панка»
Автор: Phil Alexander

«AC/DC против панка»

Когда в апреле 1976 пятерка, состоящая из Бон Скотта, Фила Рада, Марка Эванса и братьев Янгов прибыла в Англию, они узнали о том, что Джон Пил обозвал их «австралийскими панками». Этот ярлык давал возможность самой группе с легкостью прорваться на новую, вибрирующую сцену. Но сами музыканты коллектива были далеко не в восторге...

Энгус: Мы уже дали такое огромное количество концертов, поэтому очень уверенно держались на сцене. Когда мы приехали в Британию, здесь «балом продолжали править» такие группы как Bay City Rollers. Лично я воспринимал панк как такую «попсню малышей-плохишей» или «модную попсню». Из-за нашего циничного отношения к этой расцветающей сцене, панки на наши концерты ходить меньше не стали, и они переходили вместе с нами из пивной «Рыжая Корова» в районе Хаммерсмита до самого большого в Лондоне клуба Marquee, и далее по всей стране.

Малькольм: На наши концерты стягивались панки для того, чтобы поплеваться, да и вообще приходили все, кто умел харкаться, зрители прямо таки выбивали из друг друга дурь. Как-то раз мы играли в одной программе с группой The Stranglers. Их группа разогрева приехать не смогла, поэтому мы прелетели на следующий же день и решили с ними отыграть. Собрались мы в одной гримерке, и вот они подходят к нам и смотрят с таким презрением, типо: «Гребанные хипари, посмотри на себя, торчок, е.аный, любитель посмолить травки». Помню, что Бону это очень даже не понравилось, и он уже был готов дать в торец тому парню, но я успел оттащить его в уголок и сказал: «Бон, давай просто выйдем на сцену и черт возьми, покажем им кто из нас круче!». Потом мы вышли, и просто порвали всех «как Тузик грелку». И вот мы возвращаемся в гримерку, а там все в кумарном дыму, и Бон говорит: «Ну, и кто теперь из нас, б.я, хиппи? Отвечай, пиз.атряс!!». Вот как все было. Музыканты Sex Pistols приходили посмотреть на нас. Не то, чтобы мы числились панками, но у нас была явно панковская репутация. Панки были вынуждены уважать нас. А вот мы на их концерты не ходили, поверь мне. Зачем? Мы итак их всех видели.

Выделяясь на панковской сцене, трех аккордовая музыка и отношение к жизни AC/DC были явно приняты другими, самыми заметными из их последователей были The Clash, в музыке которых позднее чувствовались явные влияния Бо Дидли и Чака Берри.

Энгус: Они пошли по тому пути скорее из политических соображений. Как говорит Мал, мы были похожи на Чака Берри, а он пел о машинах, женщинах и прожигании жизни, что для нас и было собственно рок-н-роллом. А The Clash приходилось продавать Анархию, как политический манифест. И если честно, когда я впервые услышал само понятие «Анархия», мне пришлось лезть в словарь, чтобы найти там объяснение, что это еще за хрень такая. Но надо сказать, что я такой не образованный, одним словом, «темнота», да и только, что я подумал: «Что-то какое-то не благозвучное словечко, не понимаю».

Малькольм: Панк рок был не более, чем модным явлением. Просто очередная мода, не более того. Мода менялась, а музыка нет.

Энгус: Да и потом, опять же, в самом отношении панков к жизни не было ничего нового. Все это мы уже проходили. Еще в детстве, мы побывали на концерте The Who, когда они приезжали в Австралию, вот это были первые панки. Но пионерами панка для меня были Стив Марриот и группа The Small Faces. Стив первым вышел и сцену и заявил толпе с ходу: «Вы, сраное мудачье!!». Причем с акцентом кокни. «Следующая песня о той дырке, из которой я вылез!». Я тогда ничего не понял, только подумал: «Во чувак отжигает, вот это экстрим!». Но как сказал Малькольм, мы все это уже проходили, только вот Стив Марриот делал это гораздо круче! Он хоть петь умел, да и Small Faces играли достойные песни.

 

«В Ад и Назад»

 

Как AC/DC пережили потерю Бон Скотта? Джо Эллиот из Def Leppard видел все собственными глазами.

Джо: «12 ноября 1977 года, все пятерка Def Leppard побывали на концерте AC/DC в «Политех» города Шефилда. Для нас то выступление стало поворотным моментом, так как тогда мы играли вместе всего лишь несколько месяцев. А уже через два года, мы выступали у AC/DC на разогреве. Чистой воды безумие!
Просто в голове не укладывалось, что наш тогдашний менеджмент, два местных парня, Питер Менчь и Фрэнк Стюарт-Браун, организовали нам совместные концерты с AC/DC. Но именно Питер Менчь из американского менеджмента, компании Leber-Krebs убедил AC/DC взять нас в качестве группы разогрева. Leber-Krebs занимались делами AC/DC, и Менчь о нас услышал. Он захотел узнать, что мы из себя представляем как концертная группа, причем как в «удачный вечер», так и в «неудачный». Сами AC/DC нас вообще не знали, причем они хотели, чтобы их разогревала Мегги Белл (Maggie Bell), такая похотливая певичка из Шотландии, они были ее фанатами. Но Менчь отправил нас, и по окончании того турне, мы попросили его стать нашим менеджером.
«Наш первый совместный концерт состоялся 26 октября 1979 года, в Ньюкасле, в зале Newcastle Mayfair. Накануне там случился пожар, и на концертной площадке еще воняло дымом. Вот тогда я впервые встретился с Малькольмом Янгом. Помню, что в руках у него была кружка с чаем, но вот уже в упор не помню, что же он тогда сказал, вообще он был парнем не говорливым. В следующий раз мы пообщались с ними только в Манчестере (29 или 30 октября), в зале Free Trade-Hall, по сути, на середине турне. Энгус заглянул в нашу гримерку и представился. Потусовался с нами минуты три, но, по крайней мере, начало было положено!
«Бон был самым общительным парнем в группе, причем всегда так ехиидненько улыбался. Он был такой клевой австралийско-шотландской рок звездой, когда ему фортило по жизни. Мы так и говорили ему: «Ты, гребанный везунчик!». Но он не обижался, вообще вел себя скромно, без выебизмов. Как-то он засек, что у нас нет денег, и тут же вытащил рулончик 10-ти фунтовых банкнот из своего заднего кармана. Сунул мне десятку в руку, кстати говоря, я ему до сих пор должен, и сказал: «Вот, держи, купи себе выпить. Потом вернешь, по ходу тура». Конечно, я до сих пор его должник.
«Но лично я никогда в жизни не забуду, причем у меня волосы до сих пор на руках встают дыбом от одного только воспоминания, как я стоял на балконе в зале Glasgow Apollo. Первой песней они играли Live Wire, бас выбивал пульсирующий ритм, и клянусь, от такого драйва балкон сместился на 30-ть с лишним сантиметров! Реальное землетрясение! Я смотрел на публику, впитывал их реакцию, и сам начинал заводиться!
«На том турне, как группа, мы многому научились у AC/DC. Как надо уметь подавать свои песни, как надо играть с максимальной энергетикой. Бон много говорил между песнями, и мне полюбилось его добродушное подшучивание. Взаимопонимание, общение с публикой, очень важно в рок-н-ролле, и Бон умел мастерски общаться с толпой. Порою, ему даже и говорить то ничего и не нужно было. Все было написано у него на лице. Он был блистательным, такой нахальный парнишка, и при этом само достоинство.
«Все турне было для нас очень успешным. Мэтт (Ландж, продюсер AC/DC и будущий продюсер Def Leppard) впервые увидел нас 8 ноября, на концерте в Stafford Bingley Hall. Менчь пригласил Мэтта посмотреть на нас, и после концерта Ландж сказал ему: «Грубоватые ребятки, но я могу это исправить».
«Большинство пластинок записанных AC/DC с продюсерами Джорджем Янгом и Гари Вандой насыщенны мощнейшей энергией, а вот гитары строят ужасно. Highway To Hell тот же продукт, но только все настроено. Смешно, но Менчь всегда говорил, что сами AC/DC терпеть не могут Touch Too Much. Им казалось, что это уж как-то слишком попсово, но лично я считал, что это лучшая песня на альбоме. Сам ритм просто супер, вот если бы они записали эту вещь с Вандой и Янгом, точно бы испортили, сыграли бы слишком быстро. Highway To Hell входит в тройку моих любимейших альбомов AC/DC. По крайней мере, Бон там спел просто супер.
«Я прекрасно помню тот день, когда мы узнали о смерти Бона. Leppard выступали в Шеффилде, зал Sheffield Top Rank, и когда мы отстраивались перед концертом, Менчь сообщил нам эту новость. Это было ужасно. Конечно, нам пришлось играть, но тот концерт мы посвятили Бону - «прошлой ночью мы потеряли нашего хорошего друга». Вот что мы тогда чувствовали.
«Слухи о смерти Бона - все это бредятина, брехня, одно слово. Как Библия - хорошая история с намеками на правду. И через 30-ть лет мы не знаем всей правды из-за разночтений в воспоминаниях. Понятия не имею, знает ли хоть кто-то всю правду. Представляю, что никто просто не мог поверить в случившееся. Кто-то был слишком пьян, чтобы врубится какой колотун стоял на улице - типо: «Да ладно, с ним все будет в порядке». И с Боном все было в порядке, кроме того раза. Увертываемся мы от смерти многократно, только вот умираем всего один раз.
«Джонна стал идеальной заменой Бону, потому что он не был его клоном. Впервые я послушал альбом Back In Black в гастрольном автобусе, в Штатах. Менчь поставил нам кассету с записью, и мы просто обосрались! Я с таким нетерпением ждал когда же запоет Джонна... это вступление, колокол, медленная песня, это вам не Whole Lotta Rosie, не так ли? Но как только он открыл свой рот, мы поняли, что все у них получилось. Лично я не секундочки не сомневался в том, что они делают, наверное потому, что еще в 12-ть лет я покупал и слушал синглы Geordie, и мне нравился тот Брайан Джонсон.
«Я люблю Джонна, Back In Black его фирменный альбом. Пластинка калибра Pet Sounds или первого диска Montrose. Один момент во времени, но все звучит настолько правильно, что не стареет со временем. Другие музыканты будут бесконечно подражать Back In Black. Такое реальное звучание, так что они никогда не устареют. Они взяли классические рок-н-ролльные инструменты и выжали из них все до капли, по максимому. Вообще рок музыка не может звучать лучше Back In Black. Выше головы просто не прыгнешь».


 
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru