Интернет сайт www.wildwechsel.de май 2001г.
Интервью с Энгом и Браяном

  Интервью с Энгус Янгом и Брайяном Джонсоном

 

AC/DC начали сочинять новые песни, еще находясь на гастролях?

Энгус: По большому счету, да. Часть песен была написана в турне. Получаешь отличный настрой от своей аудитории и из этого позитивного багажа уже можно что-то выбирать. По моему мнению, каждое наше турне дает какие-то идеи. Нам не чуждо вдохновение, даже не смотря на тот факт, что наши песни структурированы. Можно что-то придумать после одного-пары джемов. Появляются какие-то идеи на гастролях, и ты все это запоминаешь, откладываешь на потом. По завершении турне эти идеи связываются воедино. Правда в этом есть смысл? (смеется)

Черпали ли AC/DC вдохновение от работы над бокс сетом Bonfire?

Энгус: С точки зрения продюсера. Я прослушивал множество записей, которые до этого я никогда не слышал. Многие из тех пленок были записаны, когда мы еще выступали по клубам, записи в какой-то нью-йорской студии. Мой брат Джордж, он помогал нам разобраться со всеми этими пленками. Было приятно просто снова с ним работать. Кандидатура Джорджа на роль продюсера возникла у нас еще и тогда, когда я и Малькольм начали накапливать идеи и решили, что нам нужен продюсер. Джордж был первой одобренной нами кандидатурой! Мы понимали, что мы хотим, и нам был нужен рок-н-ролльный альбом, и Джордж прекрасно подходил на роль рок-н-ролльного продюсера. Если музыкант впервые в жизни работает с каким-либо продюсером, то половина времени уходит на то, чтобы доказать свою состоятельность. Приходится объяснять, что и как тебе надо! Поэтому, в этом плане, мы сэкономили уйму времени. Потом мы получаем необходимые нам результаты, особенно если мы говорим о прямолинейном рок-н-роллле.

Как вам снова работалось с Джорджем Янгом?

Брайян: Для меня Джордж - мой герой, по любому. Мне нужно осторожно высказываться о Джордже, потому что он был великолепен, просто блистателен (смеется) Джордж похож на вашего приятеля и на вашего любимого дядю. Если возникают какие-то проблемы всегда можно положиться на него. Он сидит в студии и просто руководит процессом в своей фирменной ненавязчивой манере. Поэтому три месяца студийной работы стали для меня лучшими месяцами в моей жизни, и я могу честно признаться, что это были три месяца сплошного веселья. Мы с удовольствием записывали эти песни. Джордж знает толк в хорошем рок-н-ролле, он в этом деле мастер, вот что ценно. Он прекрасно относился ко мне, попросил меня петь так, как мне нравится, чтобы посмотреть, какого результата можно добиться.  

Энгус: Да, он относится к нему как к королю, а со мной обращается как с говном. (смеется)

Брайян: Но так было и надо, для достижения наилучшего результата... нам хотелось работать до бесконечности. Лично мне не хотелось завершать запись. Хотелось остаться и записать с ним еще один альбом, и я записал. Потому что это было весело. Я снова почувствовал себя 21 летним и дико хотел попасть в студию... и гитарные рифы были просто потрясающими. Все что эти ребята подготовили, было сногсшибательным. Я полюбил эти рифы (смеется) мы записывались с каким-то рвением. Надеюсь, что этот студийный угар находит свое отражение на самом альбоме (смеется). Джордж на первом месте в моем списке, но я не стану его слишком нахваливать т. к. он такие вещи не любит, как я говорил, наверное он устроит нам нагоняй за подобные похвалы.

Вам работалось гораздо спокойней, чем во времена "Ball Breaker"?

Брайян: Тогда все тоже было хорошо, я бы не сказал, что все было из рук вон плохо, просто было чертовски весело и этого отрицать никак нельзя. Так уж вышло, но во многом благодаря Джорджу, я так считаю. У него свой потрясающий метод работы. Он просто сидит и наслаждается этим и заставляет тебя получать от записи не меньшее удовольствие. Да и инженер был классным... Майк Фрейзер.

А все, потому что это семья Джорджа?

Энгус: Да, лично я его очень боюсь. Наверное, потому я его брат и младший ребенок в нашей семье (смеется) и я напрягаюсь, так что я потел в студии. Наверное, работать с Джорджем проще, чем с кем бы то ни было т. к. я его знаю. Джордж говорил мне: «Хорошо, Энг, у тебя всего час с небольшим, и все гитарные соло должны быть записаны, так что давай, шевелись» (смеется). На что Малькольм так реагировал: «Ой, Джордж, не надо так, надо дать Энгусу дополнительное пространство». А Джордж ему в ответ: «Все должно быть записано к вечеру!». Но мне нравится подобное отношение к работе, потому что Джорд знает твои способности. В каком-то смысле хорошо, что тебя так напрягают. Хорошо, что он может сидеть там и говорить о том, что ты способен на большее, что можно записать свои партии лучше. Это стимулирует на новые свершения.

На этот раз вы сознательно решили сделать песни более блюзовыми?

Энгус: Блюз всегда был нам свойственен. Хороший рок-н-ролл всегда замешан на блюзе: у блюза появился ребеночек, и этого дитятку назвали рок-н-роллом. Я считаю, что в нашей музыка всегда присутствовали люзовые мотивы. В любой хорошей рок-н-ролльной песне есть элемент блюза. Я не любитель слеплять вместе какие-то рифы и превращать их в рок-н-ролл. Я должен услышать блюзовые мотивы. Первой пластинкой, которую я послушал в своей жизни был альбом Литтл Ричарда. Помню даже песню - You Keep On Knocking But You Can't Come In. В концовке той темы были блюзовые мотивы. И господи, я помню, что прямо таки загонял ту пластинку. В этом для меня была своя магия.

Гитары Малькольма и Энгуса прекрасно сочетаются.

Энгус: Наверное потому что мы братья. Это такая Вторая Природа. И потом у Малькольма потрясающее чувство ритма....

А вот интересно, когда Энгу и Малькольм пишут новые песни, они вообще свои гитары подключают?

Энгус: Забавно, но наши произведения рождаются у нас в голове. Я обещаю сам себе, твержу сам себе, что однажды куплю кассету для записи, но когда у меня появляется какая-либо идея, я об этом не думаю. Знаешь, можно сидеть где-то, например в самолете, или в зале ожидания аэропорта, в такси, да где угодно, и внезапно в голову приходит какая-то идея. В этом отношении мне везет. Как только у меня, по моему же мнению, появляется какая-то достойная идея, я эту идею ни за что не брошу пока не доберусь до магнитофона. И Малькольм, он может обыгрывать какую-то свою идею по ходу гастролей, к примеру. Он может сыграть какой-то риф и спросить, что ты об этом думаешь. Очень часто бывало так, он приходил ко мне с какой-то идеей, проигрывал ее, а потом говорил, что собирается все это забраковать и отправить в помойку, хочет все это дело стереть или что-то типо этого. И те вещи которые он тасовал и примеривался, а стоит ли вообще что-либо из этого использовать, как правило, это были его лучшие произведения. Приходилось его убеждать ничего не выбрасывать, ну в крайнем случае одолжить ту или иную «негодную» по его мнению идею.

О песне Back In Black

Энгус: Мы выступали в Америке в поддержку альбома Highway To Hell, и Мал сказал, что у него с собой есть одна кассетка. Он проиграл мне тот риф, и сказал, что никак не может от него избавиться, никак не может выкинуть его из своей головы, он записал те аккорды, с целью от них как-либо избавится. Мал решил, что если он тот риф запишет, значит эти навязчивые аккорды от него отцепятся, а потом он проиграл этот риф мне и спросил: «Что мне с этим делать, может забраковать и все дела?». Я послушал и возразил: «Нет! Не вздумай это выбрасывать! В этом что-то было... Надо сказать, что я сам такой же. У меня появляется какая-то задумка, я долго ее мусолю, что-то обыгрываю. Потом показываю свою заготовку Малькольму и мы тут же начинаем вместе колдовать над этим. Понимаешь, я постоянно твердил ему, что риф из Back In Black очень крут. И в конечном итоге он со мной согласился. Но когда он первый раз проиграл мне этот риф, Мал явно считал его «бросовым», типо «ни то, ни се». Но я сказал: «Если ты отказываешься, тогда дай мне самому над этим поработать».

Гитарные партии перекрываются, и часто трудно сказать, кто что играет.

Энгус: Да, все сделано специально.

Брайян: Опять «братская фишка». Даже не успеете моргнуть или покачать своей головой...

Энгус: Он изведет меня, пока не узнает.

Брайян: Забавно, но ведь нужно это как-то описывать, потому что для меня это был один риф.  

Энгус: А зачем заниматься плетением? Это вам не прическу делать, ни косички заплетать...

Брайян: Но это было именно плетение. Переплетение аккордов, вот что удивительно. Я лично ничего подобного никогда не слышал. Это было что-то почти уникальное, что тут еще скажешь. В этом была своя магия. Плетение рифов!

В чем уникальность звучания AC/DC?  

Энгус: Ну, хочется быть собой, не терять свою индивидуальность. Для нас всегда было важным не терять своей индивидуальности. Не хочется походить на ваших соседей - на всех остальных. Хочется делать свое дело. Но нас это никогда не беспокоило, даже в начале карьеры нашей группы, мы на это никогда не смотрели. Музыкальный мир в те далекие времена был точно таким же как сегодня. Все такое аккуратненькое и чистенькое. Всякая там танцевальная музыка. Все это было так мило и прилизано, но не имело никакого отношения к рок-н-роллу, который должен быть немного пошлым. И в начале, даже Малькольм говорил, что AC/DC должны быть рок-н-ролльной группой, что нельзя ни под кого косить. Миру надоели до чертиков всякие там Осмондсы (Osmonds), понимаешь, о чем я? Прошу прощения. Донни!

Почему AC/DC не записывают баллад?

Энгус: Да, всегда, когда меня об этом спрашивают, мне этот вопрос кажется странным. Тоже самое история с Лас Вегасом. Нас годами уговаривали поехать туда и даже выступить, но Малькольма не реально убедить. Нас убеждают: «Но вы же не будете играть в стриптиз баре, вы же будете выступать на стадионе». Да, стадион там есть, и это будет рок-н-ролльный концерт, но мы туда все равно не поедем. И Малькольм просто отказался, сказал, что ему не нравится это гребанное название. Просто не захотел там появляться. Поехать туда в качестве туриста, он не возражает. Мы все ездим туда проигрывать свои денежки, но он не желал появляться там, и его пришлось долго убеждать. Они увещевали: «Нет, это достойный рок-н-ролльный концерт, и в качестве доказательства у нас есть фото»!

Брайян: Знаете, это была замечательная работенка, эти ребята там...

Энгус: Это верно. В первый же вечер я познакомился с начальником полиции! Он пришел и заверил меня, что выступать я не буду.

Брайян: «Только покажи свою жопу, и я тебя прибью! Будешь активно двигаться на сцене - я тебя убью! Не пререкайся со мной - прибью!».

Вы играете рок-н-ролл и отлично умеете зажигать на сцене.

Энгус: Мы всегда были такими и это единственное, чему мы будем обязаны. Больше мы никому ничего не должны. Да, наверное, мы в долгу перед рок-н-роллом. Сомневаюсь, что нас вообще знают по отдельности. Я не считаю нас какими-то исключительными, но вот если собрать нас всех вместе, что-то начинает происходить. Это пол дела, когда у вас есть правильный ингредиент для блюда, и не важно, где это происходит, в студии или на сцене, если есть нужное окружение, вы смеетесь. А все остальное приходит к вам само собой. Мы никогда ничего не планируем на сцене, в том числе и мои действия. Никто не говорит мне, в какой момент надо попрыгать, а где повалятся на сцене.

Брайян: Сначала они пытались как-то это контролировать, делали на сцене специальные сходни, отводили пятачки под Энгуса. Музыканты группы должны были стоять на определенных местах, но потом, конечно же, появлялся Энгус и все игнорировал все эти инструкции и указания, как ему надо себя вести. Естественно, когда кто-то вас напрягает и дает настоятельные советы, вы делаете, но с точностью все наоборот. На бумаге все выглядит супер, а вот на практике не срабатывает.

Энгус: Да, с таким же успехом можно заниматься любовью и по ходу дела читать книгу....

Кто придумал название альбома "Stiff Upper Lip"?

Энгус: Скорее это название взято по названию самой песни. Мы записываем альбом, а потом решаем, как его назвать. Мы взяли названия всех песен, просмотрели их и поняли, что данное название нам нравится, что это нечто новенькое. Даже когда я начинаю вспоминать всех этих Пресли, литтл Ричардов и разных джаггеров - все это парни с огромными губами. Понимаешь, о чем я? Такие надутые губки. И у женщин такое тоже встречается. Такой модный тип, вспомните хотя бы недовольную гримаску Бриджит Бардо. И потом я попробовал продемонстрировать такую губу на обложке альбома Highway To Hell. Выпятил свою большую губу. В этом что-то есть. Я помню себя молодым, я мог взглянуть на Пресли и тот постоянно выпячивал свои губки. Не знаю почему, но это казалось вполне естественным.

Брайян: А еще стоит вспомнить Принца Филиппа с огромной верней губой.

О чем песня Stiff Upper Lip?

Брайян: Так я тебе и рассказал! Теперь не валяй дурака, расслабься и наслаждайся. И помни, что вчера ночью тебе сказала твоя девушка.

Энгус: Да, наверное, песня об этом. Нужно же как-то поддерживать шумиху. Оставаться одеревенелым!

Брайян: Мне это нравится, в начале, когда парни сказали: «Ну все, хватит, я уже деревянный»...и, конечно же, мне это нравится, почти можно расслышать как мы смеемся играя эту песню, потому что мы сами одеревенели. Это была такая шутка во время работы, и Джордж говорил: «Давайте запишем несколько вариантов, и посмотрим, что из этого получится». Конечно, мне было не просто петь т. к. ребята еще и завывали. Было очень весело.

Ну, прямо как в старые добрые времена, или же это были новые AC/DC с Джорджем Янгом?

Энгус: Да, было такое чувство. Нам с Малькольмом было нужно только одно - рок-н-ролльный альбом. Ничего больше, все очень просто и доходчиво. Джордж согласился с нашей идеей, и нам было приятно работать. Не думаю, что тем самым, мы как бы вернулись в прошлое. Сейчас нам просто комфортно и уютно. Сейчас мы сильны и делаем свое дело. И мы вовсе не хотели вернуться на 30-ть лет назад, ничего такого. Никто из нас не изменился. Джордж, Малькольм, Брайян, все они такие же. Хороший рок-н-ролл вне времени и нам всегда хочется оставить свой след навечно. Нет никакого желания играть со звуком 60-х, 70-х и 80-х. Хочется чего-то глобального, вечных ценностей. Если бы мы прислушивались к мнению посторонних, то давно бы уже устарели. Нас бы удивляли все эти педали, гитарные примочки и прочие современные новинки. Мне становится как-то не по себе, когда я слышу как другие группы копируют звучание 80-х, звучание «сухих» барабанов. Меня от этого воротит, понимаете?

Брайян: Все новинки рано или поздно устаревают.

На сессиях записи для телеканала VH-1 AC/DC сыграли такие песни как "Go Down" и "Ball Breaker". Они достаточно хорошо сочетались.

Брайян: Единственная проблема - я никогда эти песни раньше не пел, а когда прикрепляешь листочек со словами лирики к полу, все должно быть считают тебя стеснительным типом.  

Энгус: Или тем, кто все схватывает на лету!

Брайян: Но это было очень весело, и я думаю все пережили какой-то подъем. Было просто весело.

Почему AC/DC записывали свой новый альбом в Канаде?

Энгус: Ну, это последняя остановка перед Юконом. Когда мы записывали там альбом the Razor's Edge, в студии сформировалась прекрасная атмосфера. Малькольм, Джордж и я поехали посмотреть эту студию и решили, что она нам подходит. В ней чувствовалась атмосфера хорошего рок-н-ролла. Студия находилась в какой-то глухомани, но при этом там было комфортно, все отлично звучало. И перед началом записи мы попробовали играть во всех помещениях, так сказать провели тестирование. Потому что, как я уже сказал, мы искали рок-н-ролльную атмосферу и поняли, что в этой студии атмосфера то, что надо. Мы попробовали играть, барабаны, гитары... нам надо было понять, что у нас может получится, и все остались довольны, так что это плюс.

Брайян: Да и аппаратуру мы установили там достаточно быстро... особенно барабаны. Я бы мог рассказать ужасные истории о настройке в студии. Мы потратили на настройку день, но может полтора дня, что было просто здорово, так как нам не пришлось мучиться и ждать, когда же сформируется нужное нам звучание. Это было просто замечательно.

Энгус: Часто пробуешь играть в разных студиях, но владельцы этих студий либо их модернизируют, либо тупо убивают. Музыкант капризничает, просит себе новую студийную игрушку, ему ее доставляют. Но лично нам был нужен старый мир, нужен рок-н-ролл. Да, мы в курсе всех новинок, знаем, что такое CD, DVD и MP... как там этот формат называется. Сейчас появилось много всего интересного и навороченного, в плане оборудования, но, будучи рок-н-ролльной командой нам хочется выжать из помещения все по максимуму еще до установки какого-либо оборудования.

А важно в какой обстановке ты записываешься?

Энгус: Это очень важно и поиски занимают много времени. Можно найти студию, начать там записываться, но совершенно безрезультатно. Не знаю, чем это можно объяснить, но можно сесть в такой студии, начать переставлять все вокруг себя... по типу перестановки в гостиной.. и все это ради достижения необходимой атмосферы.

Как AC/DC работают в студии?

Энгус: Я думаю, что мы начали запись с песни Come And Get It. Записались и погнали дальше. Тут же начали записывать следующую. И только на середине работы мы начали что-то прослушивать, какие-то уже записанные песни.

Брайян: Конечно. Прослушивание для понимания самого процесса.

Энгус: Но определить нужный настрой просто, особенно если записываться с Джорджем. Если Джордж начинает суетиться, значит, нужный настрой достигнут. С Джорджем хорошо записываться еще и тем, что он требует все записывать с первого же дубля, а за повторные дубли, он вас просто побьет. А еще он умеет направлять музыканта.

Классно, что с вами снова играет Фил - все также надежно и солидно как в работе над прошлым проектом?

Энгус: Да, Фил всегда был частью AC/DC, даже когда он перестал с нами играть, чувствовалась нехватка компетентного барабанщика. Игра с ним в какой-то степени была похожа на соревнование, да, мы постоянно соревновались. Таковы AC/DC. Фил наделен неким ингредиентом «Икс», он по своему уникален.

Ваша новая пластинка - это фирменные AC/DC.

Брайян: Для меня эта работа итог всего, что было сделано нами с 1975 или даже с 74. Этот диск выражает все что было нами наработано. Истинный рок-н-ролл.

Энгус: Это не безликий альбом, каждая песня на своем месте и она по-своему уникальна, и это замечательно. Приятно осознавать, что одна песня чем-то выделяется на фоне остальных. Порою, сочиняя песни, можно взять пару аккордов и понять, что что-то происходит. Процесс написания песен можно сравнить с кулинарией. И иногда это странно...

Брайян: Слушая 'Can't Hold Me Back', смешно, но я чувствую присутствие Бона, словно он хочет указать мне, как надо эту песню петь. Забавно, но я реально это слышу. Мне нравится сочетание таких песен как Safe In New York city, и ленивое начало 'Can't hold me back'. Это замечательный микс.

Энгус, назови свои любимые песни с нового альбома.

Энгус: Ну, мне нравится Safe In NY City, потому что я всегда любил маниакальное чувство опасности этого города. Особенно мне нравится начало, само гитарное вступление. Эти первые аккорды такие резкие, я мастер на такие штуки. Мне хочется играть именно такие песни и Джордж и Малькольм это знают. Когда я это играю, из меня словно вылазит этот гребанный демон... я словно выпускаю его. Я всегда перся от подобных вещей.

По теме студийных «выкрутасов»...

Брайян: Был один забавный случай, когда Энгус записывал свои соло. Он сидел на кресле на роликах и гонял на нем по сверкающему деревянному полу, а Малькольм наблюдал за ним и говорил: «Так, ты вступаешь в 3.25». Энгус гонял взад и вперед. Да, там было опасно находится.

Любимые песни Брайяна...

Брайян: Я бы назвал ту же песню, что и Энгус, но уже завтра я могу проснуться и заявить, что мне нравится 'Can't Stand Still'.

Энгус: О, тоже самое. Я поклонник Литтл Ричарда, и в 'Can't Stand Still' есть что-то литтл ричардоское.

Брайян: Я думаю, что наш новый диск - это одна из лучших рок пластинок, я бы слушал эти песни вечно и мне бы они не надоели.

Наверное, AC/DC уже рвутся играть новые песни для фанатов на гастролях?

Брайян: О, лично я очень хочу... я бы спел 8 новых песен.

Энгус: Да, я думаю, что любые новые песни это всегда настоящая проверка перед лицом публики. Примут они эти песни или забракуют, в любом случае это стоит сделать.

Когда AC/DC отправятся на гастроли?

Энгус: Нам не хотелось напрягаться и говорить, что нам нужно дописать эту пластинку, потому что окончание работы над альбомом означает начало турне. Раньше мы испытывали подобное давление... давили сроки, и приходилось спешить и иногда, что-то довести до конца и определится с дальнейшими действиями просто не реально. И на этот раз нам не хотелось спешить, хотелось все сделать правильно и быть довольным результатом, чтобы при переходе к следующему шагу все были довольны результатом. У нас все получилось, поэтому теперь, на определенном тапе, наверное, мы отправимся на гастроли. Но пока ничего конкретного, никаких дат еще нет. Хотелось выпустить альбом, а дальше уже будет видно. Понравится ли людям эта пластинка или нет.

Насколько активно AC/DC участвовали в оформлении обложки альбома?

Энгус: Достаточно активно... На этот раз, главное для нас было написать музыку, а потом уже наша фирма грамзаписи наняла оформителей, и они предложили подходящие для нас идеи. Раньше было также. Нас волнует музыка, а их оформление. Если бы мы сами сидели и что-то там корябали бы... получилось бы что-то в стиле Пикассо (смеется).

И как AC/DC обложка нового альбома?

Энгус: Ну, я всегда пугался, увидев себя на какой-либо обложке. Я просил Малькольма не ставить меня на обложку, но он начинал уговаривать. Мал утверждал, что меня все знают, все узнают, и я с этим соглашался. Мне как-то неловко, смешно смотреть на себя, но Мал всегда настаивает, и я доверяю его вкусу. Если Малькольм нормально к этому относится.... На него всегда можно положиться и если ему что-то нравится, то меня это тоже устраивает.

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru