Газета New Musical Express (Англия) 4.03.2000г.
Интервью с Энгом и Браяном

автор: Keith Cameron

«ВСАДНИКИ АПОКАЛИПСИСА»

Внимание: нахальные старички умеют с чувством пошуметь. NME приветствуют сбрендившее, основательное величие AC/DC.

Автографы это глупо. Да, сейчас. Как детишек нас заставили верить, что за неразборчивую закорючку стоит себя травмировать. Но это просто не правда. Для чего же на самом деле нужен автограф? Как доказательство того, что вы встречались с ними, с этими «звездами». Но, конечно же, вы этих звезд совсем не знаете. Удачливый охотник за автографами не понимает, что получили этот автограф лишь потому, что она или он были достаточно упрямы, хитры или им просто повезло в преследовании своей добычи. Это неравный обмен: вы, поклонник, вкладываете в эту самую загогулину настоящее чувство; они, звезды, в ответ дают вам обычный мускульный рефлекс.

Чем известней звезда, тем труднее сам процесс добычи автографа, и менее разборчиво конечное изделие. Многообещающему молодому нападающему готовому прорваться в команду первой лиги может польстить, когда первые несколько раз на тренировке его атакует отряд подростков сжимающих свои футболки-копии и черный магический маркер; тоже самое переживает певец группы, который только что впервые выступил хэдлайнером на шоу Toad & Sprocket. Но как вы думаете, волнует ли подобное событие Дэвида Бекхема? Похоже ли это на бросок Деймона Элборна (Damon Albarn)?

Для журналиста, особенно журналиста пишущего о поп музыке, этот процесс почти полностью обесценен полной доступностью потенциального коллекционера автографов. Только проявляющий неуважения либо к своей профессии, либо к незадачливой теме предпочтет закончить интервью, попросив Боно, Майка Стайпа, Генри Роллинса, Ника Кейва или Игги Попа и т. д. не будут ли они столь любезны и не поставят ли свой автограф на этом обрывке салфетки. Пускай он один проведет лихорадочный час или заранее выбирает их любимый альбом на все времена или одну из этих шикарных золотых ручек. Никто не достоин унижения. Ну, хорошо, однажды вы брали интервью у Кайли Миног, но только в качестве одолжения печальному товарищу. Но, а с другой стороны, это просто того не стоит. В бизнесе, в котором стандарты разрушаются ежедневно, где-то надо провести черту. В конечном итоге, есть такая вещь как гордость.

«Для Кена, не так ли?», с ручкой в руке, Энгус Янг рассматривает знаменитую фотографию своей группы, сделанную почти 20-ть лет тому назад у студии, где заканчивалась работа над тем, что потом будут считать их величайшим альбомом. «О, Кейт. Прошу прощения». Он аккуратно пишет свое имя, прямо на своем изображении на фотографии, и со смаком добавляет «Всего наилучшего», «Пора идти».   

О кей, должно быть это был диск Back In Black, но где-то затерялась золотая ручка, а альбом Highway To Hell так и остался лежать в своем футляре; надо было подсунуть буклет Bonfire. Черт побери. Это же AC/DC.

Каждый раз, когда начинают просачиваться новости о надвигающемся новом альбоме AC/DC, мужички - в основном именно мужчины определенного возраста - испытывают огромное волнение. Обычно они помнят тот первый раз, когда услышали группу - и частенько концертную версию песни Whole Lotta Rosie - и как странно толпа зрителей скандировала «Энгус! Энгус!», а не название группы. Потом они могут вспомнить, как панковская ортодоксальность заставила их обзывать AC/DC безмозглым хэви металлом, даже не смотря на то, что на самом то деле, они бы не услышали большой разницы между DC и Sex Pistols.

Потом они вспоминают печальную смерть Бона Скотта, захлебывающегося собственной рвотой после пьянки в Камдене (Camden), и шумиху вокруг его замены; они почти слышат Back In Black и проклинают давление сверстников подростков, которые отказывались признать, что эта была самая волнующая, откровенная, по настоящему первобытная музыка которую они когда-либо слышали. Наконец, они помнят мощный всплеск свободы через несколько лет, когда они встретили единомышленником и других, которых это не особо прикалывало. В особенности, они помнят ту ночь, когда они напились в родительской спальне, когда из чулана был извлечен альбом Dirty Deeds Done Dirt Cheap и они в самый первый раз услышали песню Problem Child во всей своей дикой славе. И следующий день, как с надеждой они штудировали музыкальные газеты в поисках новостей об очередном турне AC/DC.

Да, они все помнят. Потом они просыпаются. Мерцание ностальгии реально, но мимолетно, и как поется в одной песне, вы не можете лелеять свою память. Любовь к AC/DC продолжает вдохновлять, это все более заметно, когда вы понимаете, что большинство их фанатов открыто, выскажут вам свое мнение о том, что со времен 1980 Back In Black группа не записала ни одного выдающегося классического альбома. Действительно, ряд последующих альбомов были просто отстойными. Однако, каждый раз, люди питали надежды, только затем, чтобы эти надежды были раздавлены непростительным взглядом в прошлое. Как правило, ждать долго не приходилось. Blow Up Your Video, альбом 1988 года, сначала звучал достаточно бодро, но вскоре пришло осознание, что Heatseeker это вам не TNT. Сегодня эта пластинка кажется смехотворно слабой. Грубо говоря на этом альбоме есть парочка достойных исключений, а затем идет восемь «порожняков» едва ли окупающих денежки потраченные вами на покупку данного диска.

Даже 1995 Ballbreaker считающийся их лучшей работой со времен Back In Black и поэтому в некоторой степени перехваленный, по сути являлся стилизацией былой славы. Спродюсированный Риком Рубинным - который от семплирования Back In Black на песне Beastie Boys Rock Hard до превращения группы The Cult в копию DC на диске Electric, не делал секрета в том, что он поклоняется AC/DC. Ballbreaker драматично доказал формулу «классика/проходняк» из пол дюжины предшественников, но однако же продолжал звучать как альбом AC/DC спродюсированный Риком Рубинным.

Это было забавно, но вместе с тем провально. Ведь AC/DC должны звучать как AC/DC и никак иначе, ведь второй такой группы просто не существует.

Всем мы знаем о том, что Энгус Янг чрезвычайно маленький человек, но прекрасно знаем, что ничто не умоляет истинного эффекта недостатка его роста. Его руки кажутся особенно миниатюрными, но не только это, на пару со своим братом и ритм гитаристом Малькольмом, примерно похожих пропорций, эти два фигуранта главным образом ответственны за сегодняшний статус AC/DC: величайшей рок-н-ролльной группой в мире. Вообще.

Сегодня, в апартаментах на девятом этаже лондонского отеля Metropolitan, руки Энгуса сжимают бокал апельсинового сока. Напротив него, за столом, сидит Брайян Джонсон, такой же коротышка, наколовший Geordie и 20-ть лет тому назад из относительной неизвестности заменивший покойного Бона Скотта. Ему пришлось взвалить на плечи ношу своего легендарного предшественника, не говоря уже об Энгусе на многочисленных запутанных пробежках по сцене с неутомимым удовольствием. Оба страдают от смены часовых поясов и оба загорелые. Днем раньше, Энгус прилетел из Австралии, Брайян из Флориды, откуда он направился прямиком в Ньюкасл для того, чтобы занять свое место в «Парке Святого Джеймса» (St. James Park) на прославленном победном (со счетом 3-0) матче the Magpies по уничтожению Manchester United. А рядом с ним сидел Кевин Киган (Kevin Keegan).

«Черт возьми, это была настоящая магия!», кричит он с гортанным акцентом Tyneside не уменьшимся с годами трансглобальной навигации и, только представьте себе, скорее закоренелым за счет самокруток Старого Холборна, которые он скручивает и курит с убийственной скоростью. «Когда большой Данк Фергюсон (Dunc Ferguson) забил гол, черт возьми. Я буквально взорвался на своем месте! Также как Киган! Ха!».

Энгус и Брайян приехали сюда в качестве рекламной кавалерии для последнего возвращения AC/DC. Поэтому, они могут гордиться заслуженной репутацией самых необщительных людей в роке. На пару с видео и другими второстепенными аспектами жизни в таких массивных мультимиллионерных интервью, они скорее терпят эти вещи, чем наслаждаются ими. Не то, чтобы они не понимают этого, просто вся эта рекламная работа чужда тому, что воплощают собой AC/DC. А это, конечно, кинетическое возбуждение создания великой рок музыки, и Stiff Upper Lip, новый альбом AC/DC вновь доказывает, что им - удивительно, невероятно, но на самом деле правда и истина - не будет равных.

«Почему мы продолжаем заниматься этим?», размышляет Энгус. «Из-за денег! (смеется) Нет, я считаю, что мы продолжаем заниматься музыкой, потому что все еще остаемся рок-н-ролльной группой. Нам надо придумывать то, к чему мы всегда стремимся, а именно - рок-н-ролл, милую и простую музыку. И если вы умеете изобретать новые способы делать это, отчасти в этом и кроется очарование. И я могу сказать за группу, одна из важных вещей, когда мы все вместе, он не даст тебе соврать (кивает на Брайяна), когда мы все сидим и играем какую-то мелодию, ничто не может побороть этот дух товарищества».

То, что кажется, подчиняется идеальной логики DC, они нашли новый способ записать такой же новый альбом, который оказался достойным тех пластинок на которых базировался их легендарный статус, отсылавший в прошлое. Stiff Upper Lip спродюсировал Джордж Янг, старший брат Энгуса и Малькольма, под чьим мудрым покровительством в середине 70-х, группа, экспатриированных шотландцев впервые появилась на австралийской клубной сцене.  Возможно Роберт Мэтт/Мистер Шана Твайн Ландж отполировал их звучание и с помощью альбомов Highway To Hell и Back In Black помог вывести группы на стадионы, но именно на ряде пластинок записанных Джорджем в сиднейской студии Albert Studios AC/DC отточили свое мастерство и сделали себе репутацию представителей ударного ритм энд блюза. High Voltage, TNT, Dirty Deeds, Let There Be Rock и особенно Powerage, чью характерную звуковую палитру диск Stiff Upper Lip воспроизводит наиболее точно. Джордж Янг работал над Blow Up Your Video, но потом, 80-е для всех были не простым временем. Важно отметить, что эта пластинка была записана без барабанщика Фила Рада, чей плотный обратный ритм вернулся на Ballbreaker после 11-ти летнего отсутствия, во время которого он обосновался на отдаленной новозеландской ферме и приходил в себя после бурной на излишества молодости которая прошла за барабанной установкой DC все их славные годы. Что важно, Рад играет и на Stiff Upper Lip.

«Черт возьми, я решил, что мне снова 21», говорит Брайян, которому на самом деле 52 года. «Я подумал, что это просто охерительно! Каждый день я приходил в студию и просто не находил себе места; мне приходилось вставать для того, чтобы спеть очередную песню. Мне крупно повезло, т. к. Джордж был настоящим энтузиастом. С ним приятно иметь дело, а уж тем более работать. Каждое утро он приходил в студию к 11-ти часам со своим блокнотом и прочими бумагами и отдавал приказания. Он говорит так (говорит с явно шотландским акцентом) «Встретимся завтра в час, Брайян?». И ты должен быть на месте ровно в час. Даже если я ему был не нужен, я всегда приходил в студию и говорил, «Доброе утро, Джордж», что ему тоже нравилось. Просто хотелось, чтобы все были в сборе т. к. ему в голову могла прийти какая-нибудь идея. Это здорово, потому что подобное отношение к делу держит тебя в напряжении. Ведь можно запросто впасть в летаргический сон, записывая альбомы, если продюсер появляется в студии только в потемках. Если ваш продюсер не появляется на месте...гм, скажем, не будем говорить во сколько конкретно, а вы просто маетесь весь день, а потом внезапно этот парень появляется и говорит (говорит любезным тоном) «Я на месте! Все за работу, всем играть!». «Вот гандон сраный! Мы торчим здесь уже пять гребанных часов, ты, пиздабол!»».

Так что же случилось?

«(стесняется) Да, да. Но мы так себя вести не станем, ну ты понимаешь....».

Но так они себя и ведут. Все знают о том, что Рик Рубин - продюсер не имеющий привычки постоянно находится в студии. Но Брайян и Энгус не станут склонять имен. Они играют в AC/DC, а ребята из AC/DC так себя не ведут».

«Я не буду называть имен», говорит Энгус. «Но есть такие продюсеры, которые хотят выезжать на чужих плечах. Они говорят: «Я скажу тебе, когда все будет правильно». На что ты отвечаешь: «Минуточку, я и сам справлюсь». (смеется) В конечном итоге, ты сам превращаешься в продюсера. Мы с Малькольмом решили единогласно пригласить Джорджа т. к. хотели записать рок-н-ролльную пластинку, утонченный альбом или что-то типо этого нам был не нужен. Просто хотим записать хорошую рок-н-ролльную пластинку, все ради одной цели. Нам не нужен альбом, когда приходится работать под давлением или когда вам говорят, что главное не разочаровать слушателя, записать для него доходчивую музыку. Нам такая доходчивость всегда была по боку».

Ballbreaker преуспел в деле демонстрации их все более впадавших в уныние поклонникам, что AC/DC до сих пор способны выдавать материал стоящий на одном уровне с песнями которые все, кто ходит на их живые выступления, жаждет услышать. Концерты 1996 года были поразительными. И теперь, преодолевая большие трудности в деле воссоздания атмосферы начала карьеры (хотя и в Ванкувере, а не в Сиднее), они записали альбом, который обладает горячностью, угаром и - что важно - добротным свингом лучших работ DC эры Бона, но, конечно же, с хрипатым голом Брайяна.

Они считают, что альбом крут. Энгус прокрутил новый диск сегодня утром, «чтобы проснуться. Брайян называет этот альбом «счастливой записью», так оно и есть». Он также рассказывает о двух своих 20-ти летних дочках. Энгус: «Не спрашивайте меня, как так получается, потому что я постоянно забываю, какую музыку обычно слушают дочки Брайяна».

«Они не обычные слушательницы, которые слушают стандартное дерьмо», говорит Брайян игриво. «Да, так или иначе, они любят слушать рок и блюз. Им такая музыка нравилась не меньше заварного крема, и меня это безмерно радовало».

Как вы возможно уже догадались, AC/DC не следят за модными поп течениями. Мало кто знает, что многим они обязаны Чаку Берри и Литтл Ричарду - Tutti Frutti была первой песней услышанной Энгусом - и их это совсем не беспокоило. Им приятна сама мысль, что они повлияли на молодые поколения, но они понятия не имеют, правда ли это т. к. не слушают «новые» группы. В прошлом году Marilyn Manson записал свою версию Highway To Hell; но ни Энгус, ни Брайян этой переработки не слышали. Недолго в 80-х они плыли по течению, конечно AC/DC не были группой хэви метал, но вместе с тем, понимали на каком рынке они работают. Вот вам еще одна причина, почему Stiff Upper Lip имеет такой оглушительный успех: на этой записи они вновь демонстрируют жесточайшую сторону блюзового буги. Что еще никому не удавалось делать с такой убедительностью.

Энгус: «Я проверяю наш новый альбом так - включаю его, а потом вижу, как мои соседи негодуют и матерятся, и тогда я знаю, что не ошибся. Они говорят: «О, кажись он вернулся. Этот санинский мудозвон»».    

Брайян: «Прячьте сладости. Он зайдет к вам попить чайку! (смеется)».

Тогда не все ваши соседи считают вас местными героями.

«Ну, думаю, что молодежь в основной своей массе так и считает. А именно подростки. Но найдется парочка странных типов, которые вероятно до сих пор думают, «Этот козел доставляет лишние проблемы в моем родном квартале».

В начале карьеры о вас сложилась определенная репутация, не так ли? Мамаши предпочтут перевести своих деток на другую сторону улицы.

«То есть они не имели права приближаться ко мне? Да, это правда. Такое было бесноватое время. При желании я могу вспомнить все эти события. Но когда об этом вспоминаешь сейчас, это кажется странным. И сейчас встречаются люди из тех времен, и даже репортеры с предубеждениями... Я помню, как однажды к нам за кулисы просочилась одна женщина и услышала концовку вопроса одного репортера, тот спрашивал меня: «Вы принимаете наркотики?» и т. д. И она только посмотрела на меня и сказала: «Он самая отвратительная, самая порочная вещь, которую я видела в своей жизни!». А потом, через пять лет, тот же самый человек возвращается, чтобы взять у тебя интервью! Я считаю так, что если вы можете посмеяться над нами, значит с вами все в порядке. Но до сих пор есть такие, что относятся ко всему этому серьезно».

Что подводит нас к вопросу о названии нового альбома. Возможно, теперь AC/DC предпочитают выдавать название со смешным двойным смыслом с единственной целью поддержать прославленную блюзовую традицию, берущую свое начало в тех временах, когда намеки на секс должны были быть закодированными в словах песен, чтобы избежать цензуры. Но AC/DC это AC/DC, все остальное не важно.

«Ну, есть такая милая, старая, английская поговорка», говорит Брайян, человек ответственный за всю лирику AC/DC после смерти Бона, если не считать диска The Razor's Edge (а также Ballbreaker и Stiff Upper Lip - прим. перевода), когда Энгусу и Малькольму пришлось писать слова песен, и следовательно гордый автор первых строчек гамбита нового альбома: «Предупреждаю дамочки, я стреляю с бедра/Я родился с одеревенелой - одеревенелой верхней губой». (I Warn All You Ladies, I Shoot From the Hip/I Was Born With A Stiff - Stiff Upper Lip)

«Но также можно толковать эти слова иначе, что я и предпочитаю делать».

Гм-гм.

«Одеревенелые верхние губы, понимаете? Или она должна была быть просто гребанным мертвым парнем. (смеется) Понимаете, нужно чтобы она одеревенела...!».

Да, да...

Возможно вы с облегчением узнаете, что на обложке нового альбома никто не пытается изобразить то, что может рисовать воображение Брайяна. И это не знаменитая брюссельская статуя писающего мальчика облаченного в ангусовскую униформу, как было написано на паре сайтов из многочисленных Интернет страничек AC/DC. Однако на обложке красуется бронзовое изваяние гитариста, естественно одетого в свою фирменную школьную форму. Интересно, что сам Энгус ничего не знает об этом.

«Я не заходил в Интернет. Я сказал Малькольму: «Не подходи ко мне, я не желаю этого видеть». Я не хочу попадать на обложку, ничего такого. Знаете, я бы хотел быть незаметным. Мне как-то немного не по себе, когда я смотрю со стороны на себя. Если я еду домой и что-то преграждает мне дорогу, то мне приходится сворачивать. Другими словами, ты изображаешь из себя кого-то 24 часа. Мне хотелось бы отключаться, нельзя же вечно жить чужой ролью. Прикольно слышать, когда кто-то восклицает: «О, черт - этот козел едет домой вместе со мной!»».

Получается, что этот тип, что на каждом концерте демонстрирует стриптиз, и чей ироничный имидж для многих воплощает собой AC/DC, на самом деле застенчивый парень?

«На самом деле, мне потребовались годы для того, чтобы раскрепоститься и нормально разговаривать. Еще ребенком, я сидел и учился четко говорить, и постоянно нервничал. Когда я только начинал играть в разных группах, то очень боялся подниматься на сцену. В этом отношении, Малькольм был для меня большим примером. Помню, как-то вечером я ляпнул: «Что-то я сомневаюсь, смогу ли выйти к публике». В тот раз мы играли в городе, где, по всей вероятности, был случай поножовщины, кто-то из местных шалил с мясницким тесаком. Честное слово, я не вру! Полиция поступила наиглупейшим образом, они не хотели упускать того парня, поэтому задержали его в зрительской аудитории, прямо на концерте! Представляете, этот чувак бегает в толпе с тесаком! Промоутер посоветовал нам отменить выступление и сваливать, так как толпа начала неистовствовать. И именно в этот момент я и сказал Малькольму: «Сомневаюсь, что мне надо выходить к зрителям, Мал». А в зале, «Ангелы Ада», такие крутые парни скандировали: «Выпускайте его!», они жаждали крови. Малькольм сказал: «С тобой все будет в порядке. Просто смотри в другую сторону». Потом я почувствовал, как мне дали пинка под жопу, и я вылетел на сцену!».

Конечно, остается один важный вопрос, как долго будет продолжаться их карьера? Пятилетние перерывы между альбомами становятся нормой для AC/DC. С подобной продуктивностью, к окончанию работы над следующим альбомом, Энгусу стукнет полтинник, а Брайян вообще станет пенсионером. Они больше не дают такого жара как прежде - в 1988 Малькольм ненадолго ушел из группы для того, чтобы отучить себя от алкоголя - но предположительно должен же наступить такой момент, когда заниматься этим будет тяжело физически (Энгус: «Я убил себя физически уже в 15-ть лет!»). Так что выход альбома Stiff Upper Lip сопровождается ворчанием о том, что предстоящее турне этого года станет для AC/DC «последним ура»; слухи подтверждает и тот факт, что новая пластинка выходит почти через 20-ть лет после смерти Бона. Напрашивается вопрос, на который они вам не ответят. По большому счету. Да....

Энгус: «Нет, не ответим».

Брайян (непечатная брань): «Черт, да они постоянно говорят об этом! Ходит три устойчивых слуха. Я типо ухожу из группы, (указывает на Энгуса) он, мать его за ногу, больше не выступает в своих школьных шортах, и новый альбом это последний альбом AC/DC! Три чертовых слуха каждый чертов раз! Правда ли, что Энгус больше не будет выходить на сцену в шортах? А с какой стати он не должен этого делать? Ну, так типо говорят... Что? Эти слухи вечны. Во всем виноват гребанный Интернет, где все это плетется с серьезным видом, ведь любой может зайти в сеть и накатать парашу!».

Энгус: «Ну вот, ты выдал мою тайну, Брайян!»

(Брайян смеется)

Так ты уходишь из группы?

(теперь ржет Энгус)

Брайян: (нечленораздельный вопль) «НА ХУЙ!».

На этом и порешили. Время общения с AC/DC строго дозировано, но этого времени все равно не хватает. Может быть это наш последний, а может не последний шанс. Поэтому в этом году сделайте себе одолжение и откройте для себя этот уникальный феномен, пока он все еще существует. О, и если вы не настолько стеснительны, чтобы попросить автограф, есть одна забавная подробность: вы обнаружите, что под своими подписями Энгус и Брайян добавляют буковки «AC/DC». Только затем, чтобы нам, а может быть и самим себе, напомнить о том, кто они такие.
 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru