Бон Скотт

 

Бон Скотт

«Я давно наслаждаюсь собой
Я мог бы написать песню
Это конец
Они прощаются
Все знают
Все соглашаются
Все знают
Пускай они говорят о тебе
Когда они думают обо мне»

- последние строчки лирики, написанные Бон Скоттом


 

Полноеимя: Ronald Bellford Scott

Кличка: Бон (Bon)

Дата рождения: 9.7.1946

Дата смерти: 19.2.1980

Рост: 1метр 67 см.

Глаза: зеленые Цвет лица: лунный

Цвет волос: темно-русые

Особые приметы: татуировки, пожелтевшие зубы, благородная грудь

Место рождения: Fortar, Kirrimure, (Южная Шотландия).

Место смерти: Лондон, Англия, Overhill Road 67.

Кремирован:29.02.80

Захоронен: 1.3.1980, Fremantle Memorial Garden, Западная Австралия

Жена:

С 24.01.1972 Бон был женат на уроженки Аделаиды - Ирен Торнстон (Irene Thornton, 1950 года рождения). Они расстались в 1974, когда Бон пришел в AC/DC, а развелись в 1978г. Но дружили и переписывались они всегда!

Подружки:

Мария Ван Влиман (MariaVanVlijman). Первая постоянная подружка Бона (1965-1968) датчанка по происхождению. Была президентом фан клуба первой группы Бон Скотта – The Spektors.

Анна Баба (Anna Baba). Жила с Боном в Лондоне последние несколько недель его жизни. После его смерти, вернулась домой, в Японию и занялась фармацевтикой.

ХеленКартер (Helen Carter). Подружка Бона в Сиднее в 1975/76. Сделала музыкальную карьеру, сначала как басистка и сочинительница в составе группы Do-Re-Mi, с которыми в 80-х написала такой хит как Man Overboard.

МарияШорт (Maria Short). Первая, постоянная подружка Бона, с которой он периодически жил, как в Перте, так и в Мельбурне в период с 1965 по 1968 год, и которую он никогда не терял из виду. Сегодня, она живет в Перте со своей семьей, и сделала себе очень успешную карьеру в швейной промышленности.

Силвер (Silver) (она же Маргарет (Margaret)) Смит (Smith). Одно время была личным ассистентом гитариста The Rolling Stones Рона Вуда, а также встречалась с музыкантами групп Thin Lizzy и UFO. В 1976-77 жила вместе с Боном в Лондоне, но, не смотря на это, они продолжали встречаться до самой смерти Бона. В конечном итоге, она вернулась в Аделаиду, и сегодня, она владеет маленьким бунгало с большим садом, в котором она живет вместе со своим сыном и двумя немецкими Шеппардами. С 1986 Маргарет освободилась от алкогольной и нарко зависимости.

Дети: официальных нет, внебрачные (?)

Отец: Чарльз (Charles) он же Chick. Родился в 1917г.

Мать: Иза (Isa, полное имя - Isobelle Cunnington Mitchell).

Братья: младшие братья - Дерек (Derek, 1949), и Грим (Greame, 1953).

Професии: почтальон, водитель грузовика, барабанщик, певец, автор лирики

Группы: Spektors, Valentines, Fraternity, AC\DC (с сентября 1974 по февраль 1980)

Характер: сумасшедший, веселый, депрессивный

Пороки: Злоупотребление алкогольными напитками

Любимая музыка: рок-н-рол, блюз

 

Личная анкета Бон Скотта (1969, TheValentines

Симпатии – Моя комната (выкрашенная в красный цвет), длинные, белокурые волосы, секс, душевые кабинки, купание Антипатии – Люди которые ненавидят Crater Critters (бывшие участники банды Weeties), я не люблю когда мне мешают, когда я думаю, стираю или глажу белье
Люблю – родителей, моего любимчика Crater Critter
Любимая еда – мороженное
Любимая выпивка – Sand Zombie
Любимый актер – Винс (Vince)
Любимая актриса – Джули Кристи (Julie Christie), Ванесса Редгрейв (Vanessa Redgrave)
Любимыегруппы – Beatles, Moody Blues
Любимыйвокалист – Джон Ли Хукер (John Lee Hooker), Отис Рединг (Otis Redding)
Любимая певица – Supremes
Любимая музыка – шотландские волыночные оркестры, музыка в стиле соул, экстремальный джаз


Личная анкета Бон Скотта (1977, AC/DC)

Любимая выпивка – Виски
Любимая марка мотоцикла – Harley Sportster
Любимый цвет – серебряный (а лучше всего металлик), черный
Любимый гитарист – Братья Янг
Любимый певец – Джес Роден (Jess Roden)
Любимая запись – ZZ TOP Tres Hombres (1973)
Любимая песня AC/DC – Carry Me Home («Отвезите меня домой»), но эта песня пока еще не издана.


 

Бон родился 9 июля 1946 года в местечке Forfar, рядом с городком Kirriemuir, Шотландия, в семье пекаря Чика и домохозяйки Изы. В свое время Чик учился играть на пианино и флейте, но без особого успеха. В семье Изы родители также играли на пианино и органе, а отец Изы от природы был наделен не плохим оперным голосом.

Когда Бону было шесть лет, его семья иммигрировала в Австралию. Сестра его матери Изы уже около года жила в Мельбурне, поэтому переезд в Австралию, в поисках лучшей доли, был для четы Скоттов закономерен. Несколько лет они жили в пригороде Мельбурна (Sunshine), в промышленном, западном районе. Бон учился в местной школе (Sunshine Primary School). Затем, в 1956, семья Скоттов перебрались в город Перт (Perth), а именно в городок Fremantle в 20-ти километрах от Перта. Они перебрались в Фремантл из-за здоровья брата Скотта – Грима, которому был поставлен диагноз – астма. Доктора сказали, что жаркий и сухой климат Запада благоприятно скажется на его здоровье. Семья скоттов поселилась в большом доме из красного кирпича на Harvest Road. Фремантл был знаменит уличными бандами и фактически нагонял страх на весь остальной Перт!

Еще в раннем детстве Бон Скотт увлекся барабанами и играл на всем подряд, на оловянной жестянке из-под бисквитов, на доске для резки хлеба. Также, когда ему было лет семь, какое-то время он брал уроки игры на аккордеоне, но страсть к ударным пересилила, и аккордеон сменила первая барабанная установка, которую он устанавливает в эркере гостиной своей матери. Подросток Скотт в 12-ть лет стал чемпионом, выиграв конкурс барабанщиков, а потом в течение пяти лет становился чемпионом. Однажды, в составе волыночного оркестра он даже играл на местном телевиденье! Нельзя не сказать, что тогда же в 12-ть лет, Рональд Скотт лишился девственности!

В свое время его отец был барабанщиком волыночного оркестра (Kirriemuir Pipe Band). Поэтому с 1958 по 1963 год вместе со своим отцом мальчик Бон играл на барабанах в волыночном оркестре (Fremantle Scots Pipe Band). Также он ходил в местную школу (North Fremantle Primary), а в 1959 перешел в среднюю школу John Curtin High.

В марте 1962 Бон попадает в полицию по ложному обвинению в краже 12-ти галлонов бензина и половой связи с несовершеннолетней, но выходит под залог в пять фунтов стерлингов. Он встает перед выбором, либо его родители берут его на поруки, как несовершеннолетнего, либо его ждет суд. Ронни выбирает суд и проводит 9 месяцев в исправительном учреждении для подростков (Riverbank). Он освобождается на Рождество 1963 года. Впоследствии, Скотт не любил вспоминать этот эпизод своей жизни, так как тогда это злоключение помешало ему, в последний раз, встретится со своими дедушкой и бабушкой, навещавшими их семью в Австралии.

В ноябре, к вящей радости своих родителей Бон также принял участие в церемонии открытия Empire Games в Перте и снова играл на барабанах в составе волыночного оркестра.

После окончания школы в 1961 году, Бон работал почтальоном (1965), кладовщиком, водителем автопогрузчика на заводе удобрений Wallaroo в доках порта Аделаиды, ловцом лангустов, сельскохозяйственным рабочим, трактористом. Ловя лангустов Бон Скотт проколол себе ухо, вставил серьгу и обзавелся татуировками. Он сделал себе тату над паховой областью и не мог носить джинсы несколько недель!

С конца 50-х, к ужасу своей мамы, которая считала рок-н-ролл не человеческой музыкой, Бон начал петь песни Чака Бери и Элвиса. В 1964 в составе своей первой группы The Spektors барабанщик Бон Скотт дебютировал на танцах (Port Beach Stomp) в Перте. По другим данным дебют The Spektors состоялся в клубе The Medina Youth Club в начале 1965 года. В дальнейшем Бон совмещал в этой группе обязанности, как барабанщика, так и вокалиста. Половину концерта он мог играть на барабанах, а вторую половину петь, к примеру, такие песни как Long Tall Sally или Blues Suede Shoes. Оригинальный вокалист группы Джон Коллинс (John Collins) также мог играть на барабанах, но Бон делал это лучше! Также в этой группе играли гитарист Вин Милсон (Wyn Milson), с которым Бон познакомился на маслоочистительном заводе Kwinana, и басист Брайян Геннон (Brian Gannon). В ноябре 1964 на танцах Скотт часто выскакивал на передний край сцены и пел ковер версию The Kinks – You Really Got Me. Сами The Spektors репетировали в маленькой церкви или прямо в гостиной дома у матери Бона – Изы Скотт. Группа около года (1964-1965) играла по забегаловкам Перта, давая концерты по выходным. Их выступления длились не более 20-ти минут, в середине программы с шестью другими местными группами. В репертуаре The Spektors были такие песни как Gloria (The Rolling Stones) и Yesterday (The Beatles). В октябре 1965 газета West Australian назвала The Spektors «одной из пяти популярных рок групп Перта».

В это время Бон перевозил группу и свои барабаны в новом микроавтобусе своего отца модели Falcon. Однажды он заснул за рулем и врезался в фонарный столб на Stirling Highway, исполосовал себе лицо осколками стекла и попал в больницу. Это была первая травма из многочисленных ранений Бон Скотта которые он пережил в дальнейшем.

Когда в 1966 The Spektors развалились, Бон Скотт объединяется с гитаристом Вином Милсоном (Wyn Milson) и вокалистом Винсом Ловгровом (Vince Lovegrove) из другой популярной пертовской группы The Wynstons (ранее он также играл в таких местных группах как The Dynells и The Dimensions). С подачи радио ди джея Алана Робинсона (Alan Robinson) с радио станции 6KY в Перте новоиспеченная группа берет себе имя The Valentines и начинает играть музыку в стиле соул, песни таких музыкантов как Уилсон Пикет (Wilson Pikett), а также рок-н-роллы The Who и The Small Faces. В составе команды также играют Дуг Лавери (Doug Lavery), гитарист Тед Уорд (Ted Ward), басист Джон Кукси (John Cooksey), ранее заменивший басиста Брюса Эббота (Bruce Abbott) и барабанщик Уорвик Финдли (Warwick Findlay ex-Russ and The Little Wheels). Группа активно выступает по концертным площадкам Перта и в марте 1967 подписывает контракт с независимым лейблом Clarion Records. В мае выходит первый сингл – Everyday I Have To Cry («Каждый день я должен плакать»)/I Can't Dance With You («Я не могу танцевать с тобой») – ковер версии песен черного американского певца соул Артура Александра (Arthur Alexander) и Small Faces соответственно. Бон поет подпевки на первой песне и ведущим вокалом на второй. Сингл попадает в первую пятерку западно-австралийского чарта.

В августе 1967 выходит второй сингл с песней She Said («Она сказала») написанной не кем иным как Джорджем Янгом (старшим братом Энгуса и Малькольма). Песня быстро попадает в «Первую Десятку» хит парада Западной Австралии. После совместного выступления The Valentines и The EasyBeats (12.06.67) Джордж Янг предлагает записать молодой группе одну из его песен, что и было сделано в одном из отелей в Scarborough.

Очень скоро сингл Everyday I Have To Cry становится очень популярным хитом в Западной Австралии, и группа выступает 6 дней в неделю. В октябре 1967 The Valentines перебираются в Мельбурн и по субботам вместе с 3-4-мя другими командами они выступают на крышах местных, крупных универмагов давая по четыре выступления за один день. Бон продолжает разрываться между двумя ролями. Он то играет на барабанах, то на пару с Винсом делит место у микрофонной стойки. Музыка соул постепенно выходит из моды, и к радости Бон Скотта The Valentines начинают играть ковер версии The Rolling Stones, Them и The Who. Музыканты группы голодают и буквально выживают. Как-то раз они даже прокрались в один из супермаркетов, набили рты продуктами и ушли в надежде, что никто из администрации не поймет, что они там лопочут своими набиты ртами!

В феврале 1968 выходит первый сингл оригинального песенного материала – Why Me («Почему Я»)/I Can Hear The Raindrops («Я слышу капли дождя») авторства Ловгров/Уорд. Сингл попадает в Top 30 в Перте, но проваливается в Мельбурне и по всей Австралии. В середине года группа принимает решение временно перебраться в Сидней, где в июне выходит их очередной сингл, ковер версия группы Soft Machine – Love Makes Sweet Music и песня Peculiar Hole In The Sky авторства известного тандема Ванда/Янг. В августе данный сингл попадает в Top 20-ть в Аделаиде и Перте, но национальный успех продолжает оставаться лишь мечтой. Из-за финансовых проблем группу покидает барабанщик Уорвик Финдли, и новый сингл записывается с сессионным ударником. В Мельбурне, в группу приходит новый ударник Дуг Лавери. В ноябре The Valentines меняют свой сценический имидж, они примеряют на себе образ команды в стиле баббл-гам, появляются свободные рубашечки с кружавчиками и рюшечками и Бон пытается скрыть подо всем этим свои татуировки, тотальное табу для того времени.

14 февраля 1969 (в день всех Влюбленных) The Valentines выпускают очередной сингл – Ebeneezer (ковер версия Pretty Things)/My Old Man's A Groovy Old Man. Последнюю песню, классический баббл-гам, для них вновь написал авторский тандем Ванда/Янг, и этот номер наконец-то становится национальным хитом, достигая в чартах 23 позиции. Группа получает массу выгодных предложений выступлений в Сиднее, а фанаты буквально начинают ломиться на их концерты. В танцевальном мельбурнском клубе Picadilly на их концерте собирается более 2000 подростков. Группа даже не успевает отыграть первую песню как Бон и Винс (два лидер вокалиста) впервые страдают от фанаток, которые нападают на них и стягивают со Скотта куртку и штаны! В это время в группе вновь меняются барабанщики, Дуга Лавери (ушедшего в группу Axiom) заменяет барабанщик Падди Бич (Paddy Beach ex-Compulsion).

В это время Бон Скотт осваивает литавры, добавляя в звучание коллектива некоторую агрессивность. The Valentines играют как для молодежной аудитории, так и для клубной, более искушенной публики, давая по субботам по три концерта. Для клубной аудитории они звучат гораздо тяжелее и исполняют ковер версии Led Zeppelin (Whole Lotta Love) и Santana. Бон словно играл две роли – певца кабаре и рок вокалиста. Скотт в строгом костюмчике в одном обличье, и курящий травку и бухающий за кулисами, в другой, своей роковой ипостаси.

В июле 1969 вся «попсовость» The Valentines дала о себе знать, когда группа выпустила очередной сингл Nick Nack Paddy Whack/Getting Better (впервые с лирикой Бона!). По результатам ежегодного читательского опроса журнала Go-Set, команда была признана девятой лучшей австралийской группой! В это время сингл My Old Man's A Groovy Old Man выходит в Англии, но проходит совершенно незамеченным. Когда в сентябре 1969 басист Джон Кукси объявляет о своем уходе из группы, его решают не заменять, за бас гитару берется гитарист Тед Уорд. В декабре 1969 группа с триумфом возвращается в родной город Перт, где в аэропорту их встречают 4000 вопящих фанатов, и в срочном порядке им приходится скрываться на автомашинах.

В марте 1970 выходит последний сингл группы Juliette/Hoochie Coochie Billy, причем в соавторстве с Милсоном и Уордом на первую песню Бон написал все слова и мелодию! Но данный сингл был тотально проигнорирован на радио. На этом невезение команды не закончилось, в феврале в Geelong они были привлечены к суду по обвинению в хранении и курении марихуаны. 20 сентября 1969 группа была задержана полицией на своей репетиционной базе. В результате все музыканты признали себя виновными и заплатили штраф в размере 150 долларов каждый. Потом телепрограмма GTK канала ABC решила сама наказать команду и запретила The Valentines!

В апреле 1970 The Valentines перебазируются в Сидней и вновь меняют свой имидж на более скандальные джинсы и футболки. В начале июля состоялся их последний концерт в мельбурнском клубе Bertie, именно в тот момент все тот же журнал Go-Set признал их шестой лучшей австралийской группой. А первого августа 1970 The Valentines официально распались.

Тогда, по прошествии шести месяцев, по предложению Брюса Хау, бородатый Бон Скотт присоединился к сиднейской хард рок группе Fraternity. В этой команде кроме Скотта играли, басист, вокалист и уроженец Аделаиды Брюс Хау (Bruce Howe, ex-Clefs), гитарист Мик Йорд (Mick Jurd), клавишник, вокалист и основной автор песен Джон Биссет (John Bisset, ex-The Action) и барабанщик Тони Бутел (Tony Buettel, ex-The Bay City Union), которого впоследствии заменил еще один уроженец Аделаиды Джон Фриман (John Freeman). Также в группе играли экстраординарный вокалист Лео Де Кастро (Leo De Castro) и еще один певец Деннис Лалин (Dennis Laughlin), «Дядя» Джон Айерс (Uncle John Ayers, губная гармошка). Первый концерт с Боном состоялся даже без предварительной репетиции (!), так как Бон давненько слушал ту же музыку, что и его новые коллеги по группе. В это же время Бон перебирается в дом, где базируются Fraternity, в восточном пригороде Сиднея. В сентябре 1970, без Бона, Fraternity уже успели выпустить провальный сингл Why Did It Have To Be Me? («Почему этим парнем должен был быть я?»)/Questions («Вопросы», ковер Moody Blues), и полным ходом записывали и другие песни.

Между тем группа выступает на разогреве у легендарного рок-н-ролльщика Джерри Ли Льюиса (Jerry Lee Lewis) в сиднейском клубе White City. Бон развлекает местную публику своей боевой раскраской.

Сингл Fraternity выпущенный на лейбле Sweet Peach базировавшегося в Аделаиде, привлекает внимание американского лейбла MCA Records, который проявляет свой интерес к записи полноценного альбома. В декабре 1970 менее чем за 14-ть часов студийного времени альбом Livestock был записан в Сиднее, но был положен на полку и вышел в свет лишь в конце 1971 года. В это же время Скотт участвует в записи альбома At The Mountains Of Madness («На Горах Безумия») группы Blackfeather. Он играет на рекордере на песне Seasons Of Change и на The Rat (Suite) на цимбалах и на тамбурине.

В январе 1971 Fraternity перебазируется в Южную Австралию для того, чтобы пожить коммуной на ферме на земельном участке в 7-мь акров в 27-ми километрах от Аделаиды, на холмах Aldgate. В марте, по просьбе Брюса, в группу приходит «Дядя» Джон Айерс (ex-Copperwine). В этот период музыканты Fraternity часто принимают галюциногеновые грибы, курят траву и пьют. Они становятся легендарной группой в Аделаиде раз в неделю выступая в отеле Largs Pier Hotel. В это же время, на пару с тяжеловесными звездами Black Sabbath, группа участвует в фестивале Myponga Festival. Далее, 8 апреля в Аделаиде, Fraternity играют на разогреве у Deep Purple, Free и Manfred Mann. В мае все на том же лейбле Sweet Peach они выпускают свой первый сингл с Боном – Seasons Of Change/Sommerville. Это была та же самая песня, которою Бон ранее записал с Blackfeather, сингл попадает в чарты Южной Австралии. Но так уж вышло, что оригинальная версия Seasons Of Change вышедшее ранее в апреле на альбоме At The Mountains Of Madness становится популярнейшим хитом по всей стране, и это очень злит Бон Скотта!

В июле 1971 Fraternity побеждают в национальном состязании групп, зарабатывают 2000 долларов и поездку в Лос Анжелес + 300 долларов оплаченного студийного времени в мельбурнской студии Armstrong. Но запланированная поездка в Америку так и не состоялась, тем не менее, группа использовала студийное время для того, чтобы записать свой второй альбом Flaming Galah, который выходит в свет в апреле 1972. В команду, вновь по просьбе Брюса Хау, приходит новый клавишник и гитарист Сем Си (Sam See ex-Sherbet, Flying Circus), что добавляет им большой динамики, а сама музыка приобретает ярко выраженный налет кантри. Также Fraternity снимаются на телевиденье, Channel Nine делает о них специальную программу, как группа работает и играет на своей ферме.

В октябре 1971 Fraternity выпускают очередные синглы - The Race, Part 1/The Race, Part 2 и If You Got It/Raglan's Folly/You Have A God. В последствии откровенное буги If You Got It попадает в южно-австралийских чартах на второе место.

В феврале 1972, после женитьбы Бона на привлекательной блондинке Ирен (они познакомились в сентябре 1971), группа на 18 месяцев перебирается в Англию и выступает в Лондоне (клуб Speakeasy). Музыканты группы и их дорожная команда (всего 17 человек) живут в трех этажном доме в Finchley, в лондонском пригороде. В это время, чтобы как-то свести концы с концами, Бон работает барменом в местной пивной.

В ноябре того же года группа гастролирует в Германии, в таких городах как Берлин, Франкфурт и Вейсбаден. К вещевой радости германской публики Бон общается с ней на их родном, немецком я зыке. Fraternity играют на разогреве у Status Quo, Atomic Rooster, Sparks, The Pink Fairies, Mungo Jerry и Fairport Convention.

В марте 1973 из группы уходят Джон Биссет и Сем Си, который позднее сделал себе карьеру на австралийском музыкальном телевиденье. В это время в отчаянной попытке добиться популярности уровня таких групп как Slade и Geordie, Fraternity переименовываются в Fang. Бон Скотт симпатизирует мельбурнским группам The Aztecs и Lobby и Coloured Balls и часто джемует с последними. В августе Fraternity в последний раз выходят на сцену на английском фестивале в Уинсдоре. Бон и его жена Ирен возвращаются в Австралию после Рождества.

В феврале 1974 Бон возвращается в Аделаиду, где встречается со своим старым другом Питером Хэдом (Peter Head), бывшим клавишником группы Headband. Они решают собрать новую группу, только на этот раз играть простую музыку в стиле кантри. Под именем The Mount Lofty Rangers Питер и Бон даже записывают несколько демо. На 8-ми дорожечной студии Slater взятой на прокат Питером за 40 долларов, парочка записывает такие песни как Round And Round и Carey Gully. Состав группы постоянно меняется, а репетиции проходят в отеле Lion. Бон вновь играет с Брюсом Хау, Анклом Джон Айресом, Джоном Фриманом и гитаристом Маури Бергом (Mauri Berg ex-Headband).

В это же время Бон Скотт (впервые за 10 лет) работает грузчиком, он загружает удобрения в грузовики на заводе Wallaroo, у него появляется время подумать и посочинять. А затем Скотт попадает в тяжелейшую мотоциклетную аварию, и в течение четырех недель оправляется от серьезных травм. В этот период он работает в сухом доке в порту Аделаиде и очищает корабли от накипи и налипших рачков. В качестве дополнительного заработка он помогает своему старому другу по The Valentines Винсу Ловгрову, красит его офис и расклеивает рекламные афиши выступлений других групп. С момента распада The Valentines Ловгров успевает сделать себе карьеру, сначала журналиста газет Go-Set и News, а затем рекламного агента. В этой кипе афиш расклеиваемых Боном оказывается и рекламный плакат молодой группы, выступления которой в Аделаиде (август 1974) организует Ловгров и его жена. И эта группа называется AC/DC. Именно с подачи Винса Ловгрова Рональд Белфорд Скотт становится новым вокалистом AC/DC!


 

Факты о Боне

Бон Скота, урожденного Рональда Белфорда Скотта, стали называть в школе Бонни, чтобы не возникало путаницы, так как в его классе учился еще один мальчик по имени Рон.

Во время Второй Мировой Войны отец Бон Скотта – Чик служил в армии на должности пекаря, сначала во Франции, потом в Ирландии, затем в Северной Африке и в Италии.

Шотландский городок Kirrimure, в самой Южной части Шотландии, в котором родился Бон Скотт, также является родиной писателя JM Barrie, автора «Питера Пена».

Первая группа The Spectors, с которой Бон Скотт дебютировал в 1964 году, взяла себе название в честь Фила Спектора (Phil Spector), известного продюсера придумавшего знаменитый эффект «стену звука».

Подростком, вместе со своими дружками, Бон Скотт однажды угнал машину и съехал на ней в залив, прямо с грузового моста.

В январе 1967 вторая группа Бон Скотта The Valentines выступили перед своей самой большой аудиторией - более 3000 подростков (Перт, Австралия).

В июне 1967 The Valentines играла на разогреве у The Easybeats, команды в корой играл брат Энгуса и Малькольма – Джордж Янг. Тогда же Бон и подружился с Джорджем Янгом.

Однажды бесшабашный Бон сел в поезд «Мельбурн-Сидней» только затем, чтобы сходить с одной девчонкой в кино. А на следующий день он уже вернулся в Мельбурн приодалев расстояние в 2000 километров!

14 июня 1969 в одном из интервью певец The Valentines Винс Ловгров (Vince Lovegrove) так сказал о Бон Скотте: «Я думаю, что он самый недооцененный вокалист в Австралии».

Getting Better, первая песня с лирикой Бон Скотта попала на оборотную сторону сингла Nick Nack Paddy Whack выпущенного The Valentines в июле 1969 года.

В марте 1968 группа The Valentines (6 молодых людей) умудрялась жить на денежном довольствии 300 долларов в неделю.

В апреле 1968, вместе со своим другом Винсом Ловгровом, Бон Скотт (21 год) впервые попробовал курить марихуану.

Одно время в Мельбурне подружкой Бона была некая Мария Василик (Maria Wasylyk), украинка по происхождению!

Во времена The Valentines Бон любил развлекаться так – он сохранял для себя дымовые бомбочки предназначенные для использования в качестве спец. эффектов на сцене. Потом заманивал в свой гостиничный номер очередную девчонку, взрывал такую дымовую шашку и быстро раздевался до гола. Если девчонка не убегала из номера с воплями, она могла остаться с Боном до утра!

В ноябре 1970, Бон Скотт попадает на обложку быстро приказавшего жить австралийского журнала Sound Blast.

В апреле 1971 третья группа Бон Скотта Fraternity выступала в первом отделении у Deep Purple, Free и Manfred Mann когда все они приезжали с концертами в Аделаиду, Австралия.

В апреле 1972 Fraternity выпустили свой второй альбом Flaming Galah, так на австралийском сленге называли ИДИОТОВ.

Из-за своего желания попробовать все легкие наркотики (грибы, марихуану) в составе группы Fraternity Бон получил прозвище Ronnie Roadtest («Ронни Гастрольный Тест»).

В 1972 во время английского турне Fraternity, чтобы как-то выжить Бон Скотт был вынужден подрабатывать барменом в одном из местных баров.

23 апреля 1973 Бон Скотт по достоинству оценил вокальные возможности Брайян Джонсона, когда группа Бона Fang (переименовавшиеся Fraternity) разогревали Geordie в зале Torquay Town Hall и в Плимуте (Англия).

В мае 1973 Бон Скотт чуть было не отравился, насмерть съев «Дурман», ядовитое растение которое якобы при его употреблении должно было давать галлюцинации! Скотту стало настолько плохо, что он даже не мог говорить! Его тогдашняя жена Ирена спасла его дав ему лимонного сока который помог очистить желудок.

По словам клавишника группы Fraternity Джона Биссета, однажды в Мельбурне Бон познакомил его со своей подружкой, которая на тот момент была на восьмом месяце беременности. Они и не собирались расписываться, просто девушка хотела иметь ребенка от Бон Скотта!

Однажды, после одной из первых ссор со своей женой Ирене, Бон напился и разбился на мотоцикле модели Triumph, на огромной скорости зацепившись за проезжавшую мимо машину. Он выбил себе несколько зубов, располосовал шею, сломал ключицу, ногу и нос и пролежал в коме три дня. Монитор сердечной деятельности несколько раз показывал остановку сердца. Ему также пришлось вставить металлическую проволоку в свою челюсть. Скотт прошел долгий курс реабилитации.

Когда Малькольм и Энгус впервые встретили Бона, тот был жутко раздосадован тем, что по ошибке напялил трусики своей жены.

Бон Скотт водил автомобиль FJ Holden sedan 1950 года выпуска.

Когда Бон Скотт впервые увидел как Энгус Янг, вечный школьник, бесится на сцене, он просто умирал со смеху.

Бон услышал сингл AC/DC Can I Sit Next To You по радио в Аделаиде, Австралия.

Придя в AC/DC, Бон Скотт окончательно разорвал отношения со своей женой Ирен Торнстон (Irene Thornton). Они поженились 24 января 1972 в Аделаиде, разошлись в 1974, а официально развелись в 1978.

Когда Бон Скотт в составе своей группы Fraternity выступал на разогреве у легендарного рок-н-ролльщика Джерри Ли Льюиса (Jerry Lee Lewis), менеджер Льюиса постоянно прятал выпивку. Джерри твердил своему личному ассистенту, «И не забудь ботинки!». Когда Бон Скотт поинтересовался, что это он так волнуется за свою обувь, Льюис отвел его в гримерку и сказал, «А вот почему!» и с этими словами достал из своих ботинок две бутылки бурбона!

Песня She's Got Ball была не только первой песней написанной Бон Скоттом для AC/DC и была посвящена его жене Ирен!

В начале 1975 на одной из вечеринок Бон Скотт обожрался морфином и потерял сознание. Барабанщик Рассел Колман срочно отвез Скотта в больницу, где того удалось откачать. По мнению Колмана, Бон Скотт всегда только пил свой шотландский виски, и знакомство с наркотиками стало для него настоящим шоком.

Идею песни Little Lover Малькольм Янг вынашивал с 14-ти лет, и первоначально эта вещь называлась Front Row Fantasies («Фантазии Первого Ряда»), Бон Скотт лишь написал лирику об Энгусе, «самом выдающемся маленьком любовнике которого я знаю».

Первоначально песня Love Song называлась Fell In Love и была написана еще во времена первого вокалиста Дейва Эванса, Бон Скотт просто переписал лирику. Интересно, что сингл назывался Love Song (Oh Jene), это была элементарная опечатка, в оригинале тема называлась Love Song (Oh Jean).

Американской режиссер Ларри Ларстед (Larry Larstead) отснявший клипы на песни High Voltage и Show Business, до этого снимал рекламные ролики Coca-Cola! Во время съемок Лардстед постоянно обливал лицо Бон Скотта водой из пульверизатора, чтобы создать иллюзию пота стекавшего по его щекам, он также заставлял Скотта петь как можно громче.

Знаменитая тасманская женщина Rosie по кличке «Огромные Близняшки», ставшая героиней песни Whole Lotta Rosie была ростом 1 метр 83 сантиметра и весила 127 килограмм! Когда в феврале 1976 AC/DC снова встретили Рози в Georgetown, Тасмания, к разочарованию Бона, она сильно похудела.

Отец одной соблазненной Бон Скоттом девицы на пару со своим дружком так избили Скотта, что он лишился всех своих передних зубов.

 

Газета Truth, Мельбурн, Австралия. 1975г. автор: Dave Dawson

«Поп звезда, брюнетка и постель: Разборка с папашей!».

Бон Скотт: «Отец девчонки заранее предупредил меня не спать с ней. Но ей было 17 лет, и она сама отвечала за свои поступки. Накануне вечером, я вернулся из Сиднея, и она ждала меня. Мы занимались любовью, когда наш рабочий сцены Ральф постучался в дверь моей спальни и сказал, что кто-то хочет немедленно меня видеть. Я попросил его прийти через два часа, потому что я ЗАНЯТ. В конечном итоге я подошел к двери и на меня налетел ее отец. Я был в одних шортах. Он сказал, «Я смотрю, что ты надел свои бойцовские шорты». Он вытащил свои фальшивые зубы и сказал, «Пойдем-ка на улицу, разберемся».
«Я пошел за ним на улицу, где его ждали два его кореша, лет 30-ти. Он спросил, «Ну и где моя дочь?». Я ответил, «Она хочет сейчас уйти. Ты постоянно избиваешь ее». Вдруг он начал бить меня по голове и телу. Он завалил меня в куст с розами и протащил сквозь него. Потом подоспели два его приятеля и оттащили его. Они понимали, что во мне росту метр 67 см, и что я обречен».
«Меня еще никто никогда так сильно не избивал. Мой менеджер Майк Броунинг отправил меня к зубному, который ржал как лошадь когда я рассказал ему сколько мне выбили зубов. Да, мне лично было не до смеха, потому что за новые вставные зубы мне предстояло заплатить как минимум 500 баксов.
«Отец той девчонки никогда не любил ее и конечно он показал мне как он меня тоже «любит». Избив меня, он сказал, «Если сегодня ночью она не придет домой, я пошлю к тебе еще 10-ть амбалов, чтобы они тебя отделали. Конечно, у меня больше нет никакого желания встречаться с ней!».
Забавно, что ранее, играя в группе Fraternity, Бон написал лирику для песни Annabelle с такими словами:

«У Анабеллы проблемы,
И врачи тут бессильны…
Когда ее папочка приходит сюда, Он постучится в мою дверь,
А потом мне придется убрать
Ковер из медвежьей шкуры в гостиной».


После одного из концертов, увидев, что местный бар уже закрылся, Бон Скотт вломился в бар и на время превратился в бармена, раздавая всем выпивку! В другой раз, решив погладить свои джинсы в баре, Бон разложил свои портки прямо на барной стойке, к неудовольствию посетителей опрокидывая их выпивку и используя ее для глажения!

Использовать волынку в песне It's A Long Way To The Top (If You Wanna Rock-n-Roll) предложил Джордж Янг. Не смотря на то, что в свое время Бон Скотт играл на барабанах в волыночном оркестре, он не умел играть на этом не простом для освоения инструменте. На волынке вообще очень трудно играть в одной связке с гитарами, так как волынка начинает звучать только тогда, когда мешок полностью наполняется воздухом. Но, вспомнив технику дыхания и свой школьный опыт игры на волынке, а также эксперименты в группе Fraternity, Скотт довольно быстро научился играть на волынке и продемонстрировал свое умение в песне It's A Long Way To The Top.

Одно время у Бона была фирменная куртка рабочих сцены с надписью на кармане «AC/DC Crew» («Дорожная команда AC/DC»), и лукавый Скотти решил приколоться и изменил надпись на «AC/DC Screw», добавив всего одну букву, в итоге получилось – «Команда Трахальщиков AC/DC».

Название песни It's A Long Way To The Top было позаимствовано Скоттом из тетрадки в которую он скрупулезно записывал похабные цитаты, подсмотренные им на стенах местных сортиров. Продюсер Джордж Янг заметил эту цитату в тетради Бона и предложил использовать ее в припеве и в названии данной композиции!

В сентябре 1975, на концерте в Сиднее, Австралия, Парк Victoria, Энгус ВПЕРВЫЕ забирается на плече к Бон Скотту. Это же успешное выступление, по словам Энгуса, Бон отмечает по-своему. Он делает себе еще несколько татуировок и прокалывает соски для сережек.

Бон Скотт не раз лечился от гонореи в одной из мельбурнских клиник. Каждый пациент этой клиники имел свой номер, и врачи обращались к ним исключительно по номерам. Но Бона все помнили и звали только по имени!

В конце 1975 года гонорар Бон Скотта в группе составлял 500$ в неделю.

Одна из фанаток прислала Бон Скотту в письме свой тампон с предложением заняться с ним оральным сексом.

Как-то раз Бон подарил Энгусу футболку с надписью: Here's Trouble («Ходячая неприятность»).

В конце каждой недели музыканты AC/DC подваливали к Энгусу и просили дать им денег взаймы т. к. все знали, что Энгус крайне экономный парень и тратит бабки только на молоко и сигареты. Бон пользовался привилегией, брал деньги в долг и говорил: «С меня причитается!».

После приезда в Англию в апреле 1976 Бон Скотт попадает в больницу, и вновь повторился мельбурнский инцидент годом ранее, то есть передозировка. К тому же в местном баре в Finchley он получает пивной кружкой в челюсть и теряет сознание. На фотографиях того периода Бон Скотт в черных очках, ему пришлось прятать шрамы!

До первых концертов в Европе летом 1976 Бон Скотт всегда выступал на сцене босиком!

27 марта 1976 на последнем концерте в Сиднее (перед отъездом в Англию), клуб Bondi Lifesavers, на сцену забралась одна крупная девчонка, и продемонстрировала стриптиз. Бон Скотт поднял ее на руки и поднял голую высоко над своей головой, обхватив за шею и промежность. А в это время Энгус Янг «отрывался» в баре, демонстрируя свою знаменитую «утиную походку».

Бон Скотт перестал играть на сцене на волынке, после того как на одном из концертов осенью 1976 озверелые фанаты разломали маленькие микрофоны встроенные в трубки волынки.

Бон Скотт написал лирику песни Let There Be Rock в офисе компании Albert, предварительно купив библию в ближайшем книжном магазине.

Одно время, Бону очень нравилась песня Донны Саммер (Donna Summer) Love To Love You, Baby.

В 1976, находясь в Лондоне, Бон Скотт за 800 фунтов стерлингов, вставил себе новые зубы.

В декабре 1976, в Австралии, приуроченная к гастролям («Огромная Доза Рок-Н-Ролла») была выпущена гастрольная программка. Но позднее она была изъята из продажи по причине цитаты Бон Скотта. Объясняя название песни – «Не шутка ждать, когда станешь миллионером» (Ain't No Fun Waiting Around To Be A Millionaire) Бон сказал – «Эта означает, что нужно время, чтобы поднакопить достаточно денег для того, чтобы ТРАХНУТЬ Бритт Экланд».

За выступления в Портланде (5.01.77) и в Бендинго (13.01.77), Австралия, Бон Скотт получил гонорар в размере 500 и 2000 $ соответственно.

30 января 1977 на фестивальном концерте в Сиднее, Австралия пьяный Бон Скотт объявил песню Can I Sit Next To You Girl («Могу ли я сесть рядом с тобой, девчонка») следующим образом – «А сейчас мы сыграем песню, которая называется Can I Sit On You Face, Girl («Можно я сяду на твое лицо, девчонка»). Примерно в это же время, он объявлял песню и таким макаром – Can I Shit Next To You, Girl («Можно я посру рядом с тобой, девчонка»)!

В феврале 1977, покидая Австралию, Бон Скотт получил чек от руководства лейбла Albert на сумму 3957.29$.

Когда в конце песни и промо клипа Let There Be Rock Бон Скотт прыгнул с церковного алтаря (июль 1977), он неудачно приземлился на первые скамьи и порвал все связки на одной из своих лодыжек.

Однажды проснувшись в три часа ночи в лондонской квартире, своей подружки Маргарет Смит, (Margaret Smith) по клички Silver, Бон Скот обнаружил двух мужчин игравших на гитарах на первом этаже. Это были Рон Вуд и Кейт Ричардс из Rolling Stones. Это была далеко не последняя встреча Бона с музыкантами Stones.

В середине ноября 1977 Бон Скотт вместе со своей подружкой Silver навестил Rolling Stones в Париже, когда в студии Pathe Marconi те записывали свой альбом Some Girls. Там же в другой парижской студии Бон знакомится с музыкантами французской группы Trust, те как раз записывали ковер версию AC/DC Love At First Fell для своего дебютного сингла. Лирика была переписана на французский и песня получила новое название Paris By Night («Ночной Париж»).

23 июля 1978 вОкланде, Калифорния, во время фестиваля "Day On The Green #3", один из журналистов спросил Бон Скотта, «Что нам ждать от вас?», на что тот ответил – «Крови». Этот ответ Бон Скотта послужил лейтмотивом живого альбома If You Want Blood You've Got It («Если Вы хотите Крови, Получайте»).

Для поддержания своего голоса в надлежащей форме Бон Скотт каждое утро полоскал горло красным вином Coonawarra с медом!

Бон любил слушать таких певиц в стиле соул как Millie Jackson, Gladys Knight, Lorraine Ellison, Joan Armatrading. Ему также нравилась группа Roxy Music и Брайян Ферри, и Steely Dan, J Geils.

Как гласит легенда на концерте в Глазго, Шотландия, зал The Apollo, 1 ноября 1978 года, взяв на плечи Энгуса для фирменного выхода в зал, Бон потерялся за кулисами и в конечном итоге оказался на улице, захлопнув за собой дверь. Охранники у входных дверей не хотели пускать его обратно в концертный зал и тогда Бон спросил их, «А как вы думаете, чего это я вдруг ошиваюсь тут на этом дубаке с голой грудью?». Когда через пару дней его спросили об этом инциденте, он ответил, «Да я уж и не помню – это было два дня тому назад».

Основную мелодию песни Touch Too Much написал Бон Скотт!

В 1977 находясь в офисе группы в Мельбурне, Австралия, Бон Скотт рассказал о том, что ходил к гадалке на картах Таро. И вот что она ему нагадала – «Ты познакомишься с блондинкой, потом разведешься с ней, потом встретишь брюнетку, и на этом твоя жизнь закончится!».

Бон Скотт был очень организованным сочинителем. Он всегда носил с собой папку, в которой хранил черновые наброски своей лирики и почтовые открытки. В этой папке была вся его жизнь.

В последние дни своей жизни Бон начинал свое утро с бокала шотландского виски и слушал альбомы Эрика Клептона Slowhaand, Джона Леннона Imagine, первую пластинку группы Pretenders, классическую музыку Чайковского.

Посмертное вскрытие тела Бон Скотта (22.02.80) показало, что, не смотря на тотальное злоупотребление алкоголем, его почки и печень не пострадали и были в хорошем состоянии.

Когда 28 февраля 1980 тело Бон Скотта отправляли на самолете из Лондона в австралийский город Перт, представители Atlantic Records купили музыкантам группы авиабилеты в салоне первого класса. Энгус заявил: «Черт подери, мы не будем сидеть в первом классе, пока Бон внизу». Энг хотел, чтобы они летели в Австралию в разных самолетах. Гастрольному менеджеру Яну Джефри пришлось обмануть Энга и сказать, что тело Бона полетит в другом самолете, а на самом деле, в Перте гроб выгружали из самолета прямо по пассажирскому трапу! Но Энгус Янг этого не видел, и, слава богу!

Энгус Янг (из интервью газете Sounds): «Конечно, родители Бона были всем этим немного шокированы, всеми деталями похорон занимались представители нашего австралийского лейбла, но им (родителям) так ничего и не сказали о том, что на самом деле случилось до нашего прилета в Австралию».

«Сами похороны прошли более-менее тихо, хотя на кладбище пришло много подростков, понимаете. Уж лучше было бы, чтобы все прошло тихо, потому что было бы просто ужасно, если бы там образовалась настоящая толпа».

Персонал фирмы грамзаписи Albert Records по сути перестарались с защитой похорон. Писать и сообщать о похоронах, было запрещено даже местной прессе. Часть фанатов группы не были допущены на похороны и просто собрались у входа на кладбище у церкви. Не было никаких телекамер, никаких репортеров газет, не было даже рок журналистов.

После похорон, Фил Рад и Клиф Уильямс отправились в Мельбурн, а Энгус и Малькольм тут же вылетели в Лондон.

21 марта 1980 в австралийском журнале RAM была опубликована большая (4 страницы) статья, посвященная Бон Скотту и были напечатано такое посвящение – «Великий вокалист, великолепный лирик, замечательный друг, неповторимый, мы будем скучать по тебе» - Гари Ванда, Джордж Янг и Винс Ловгров.

Винс Ловгров: «Как и почему ты умер, Бон, черт возьми, я не знаю. Я знаю только одно, что это случилось слишком рано».

В 1980 французская группа Trust посвятила свой второй и очень успешный альбом Repression памяти Бон Скотта. Американская команда Cheap Trick на своем альбоме 1980 All Shook Up посвятила Бону песню – Love Comes A Tumblin' Down.

Бон Скотт ОЧЕНЬ любил рассылать всем своим знакомым поздравительные открытки, даже тем людям, которых он встречал всего один-два раза в жизни. Когда на гастролях он селился в очередном отеле, он первым долгом интересовался у девушки в приемной: «А у вас почтовые штампы есть?».

После смерти Бона, многие его друзья, хорошие знакомые и приятели в Австралии и в других странах получили от него Рождественские открытки с поздравлениями. Просто Бон не наклеил на часть открыток марки, и они дошли до адресатов с большим опозданием. Тем самым эти открытки стали его трогательным постскриптумом последнего, доброго пожелания.

«Рок-н-ролл - не шумовая поллюция» (Rock-N-Roll Ain't Noise Pollution) – так отвечал Бон Скотт на требования разъяренного хозяина жилплощади сделать потише музыку в его комнате.

Родители Бона – Иза (Isa) и Чик (Chick) живут в скромном пригороде города Перта, Австралия. После того, как вся шумиха вокруг смерти Бон Скотта поулеглась, фирма Albert оплатила поездку родителей Скотта в Сингапур, это стало для них заслуженным отдыхом от всех потрясений.


Друзья, товарищи, рок звезды о Бон Скотте

Оззи Осборн: «Бон был великим певцом – он был рожден петь в AC/DC.

Бон Скотт был одним из самых классных парней, которых я когда-либо встречал в своей жизни. Я действительно хочу подчеркнуть это. Если бы он был засранцем, то я бы сказал вам об этом. Я не говорю о нём так только потому, что бедный парень умер. Он был действительно милым, а его смерть - великая потеря».

Малькольм Янг – «Мы отрепетировали песен шесть с Боном, но перед самым выходом на сцену он решил выпить пол бутылки виски и бог знает что еще. (смеется) И когда ему нужно было уже выходить на сцену, он был никакой, готовенький. У нас был вокалист до Бона, и у этого типа был свой маленький фан клуб девочек-любителей попсы, которые постоянно за ним таскались. И вот Бон выходит, хватает микрофон и говорит в зал, «Все кто пришел, чтобы увидеть, как Дейв Эванс поет с AC/DC, не увидят его на сегодняшнем концерте, потому что группа уволила его из-за того, что он женился!», и он указал на этих фанаток-малолеток. Мы подумали, «Ебать-копать! Что этот чувак себе позволяет!». Мы просто вышли на сцену и зажгли не по детски под управлением Бона. Он точно знал, что и как ему делать!». «
Как личность Бон оказал самое большое влияние на группу. Его приход сплотил нас. Он был несгибаемым человеком. Мы все были такими настырными и пробивными, но именно Бон усилил это наше качество».

Энгус Янг – «У нас была всего одна репетиция, мы посидели часик перед концертом, играли все известные нам рок-н-роллы. Когда наконец нам нужно было выступать, Бон высадил где-то две бутылки бурбона, покурил травки, занюхал дорожку кокаина, схавал таблеточек и сказал, «Ну все, я готов!», и он был реально ГОТОВ. Он был в рабочей форме. С ним произошла мгновенная метаморфоза, и он носился по сцене в трусах своей жены и орал на зрителей. Это было какое-то волшебство. Он сказал, что вновь почувствовал себя молодым».

Брайян Джонсон – «Я думаю, что отчасти Бон Скотт был гением. И меня раздражает, что никто не признал это раньше. Он пел великолепную лирику, писал замечательные песни. Все его суждения по-своему уникальны. Он также обладал таким узнаваемым голосом. Да, конечно, замечательно, когда этот человек умер, другие начали говорить, «Да, это был гений». Но было уже слишком поздно, слишком поздно».

Питер Уэллс (PeterWellsRoseTattoo) – «Бывало он выходил на балкон и нырял в гребаный бассейн пьяным…. Со второго этажа! Я просто офигевал. Он частенько подначивал кого-нибудь и отрывался. И всегда было понятно, что он там задумал, понимаете, о чем я? На этот счет ходит много баек, что-то правда, а что-то вероятно нет, и наверное есть такие истории которые и не расскажешь, просто потому что они совершенно не реальны».

Док Нисон (DocNeeson, музыкант австралийской группы Angels) – «Бон находился в кабинке для записи, в то время, в студии Alberts, эту кабинку было просто не разглядеть. И он дошел до строчки – «С пулей в своей спине». Бон выпил несколько бокалов вина Green Ginger, а они говорили что-то типо: «Спой еще разок, Бон, побольше натуральности!». Так бывает, вокалисту в студии приходится петь несколько дублей. Бон спел – «с пулей в своей спине!», и вы могли бы услышать свист этой самой пули, «вжи… вжи… вж, Пуля в его спине!!!»…. Бон? А-у! И знаете, нужно было на этом месте остановится. «Бон? Бон?». И они зашли в будку, а он валялся в беспамятстве на полу. Просто он настолько вошел в образ, что вырубился! Так что им пришлось закончить песню на следующий день».

Дейв Мастейн (Megadeth) – «Бон был одним из моих героев. Он носил какие-то левые штаны, но для меня он остается одним из самых отталкивающих типов — если «неприятный тип» подходящая характеристика — вот таким должен быть лидер группы. Я очень расстроился, когда он умер».

Лемми (Motorhead) – «Это было здорово. Бон спускался к зрителем с Энгусома своих плечах. Он был великолепным вокалистом. Он пел так, словно занимался сексом прямо на сцене!».

Винс Нил (MotleyCrue) - «Бон был великим. Он был настоящим феноменом. Замечательный вокалист с по настоящему грубым голосом. Я тут же стал его фанатом».

Ричи Гловер (Dub War) – «Впервые я услышал AC/DC еще в школе. Я просто влюбился в Бон Скотта. Для меня, он был просто удивительным Человеком. Как жаль, что я был еще маленьким и не смог увидеть его на сцене. Я очень расстроился, когда он умер. Вот интересно, как бы к нему относились сегодня, если бы он тогда не умер? Наверное, называли его дерьмом!».

Энди Шерноф (The Dictators) – «Особенно мне понравился Бон; он был очень забавным и напоминал мне моряка. Возможно из-за татуировки на своем бицепсе – тогда, татуировки были только у моряков».

Боб Дайзли (басист Ozzy Osbourne, Gary Moore) – «Я остановился в отеле Sunset Marquis в Западном Голливуде. Мы сидели у бассейна, и было жарковато, и я помню, как Бон сказал, что он любит пить пиво. Тогда я отдал ему ключи от своего номера и сказал, «Иди и обслужи себя сам». Он вернулся такой весь радостный, с банкой холодного пива. А потом я ржал, когда мы вернулись в номер отеля, он оставил доллар рядом с холодильником, типо расплатился за пиво! Вот такой он был. Очень вежливый и милый!».

Гари Мур (Gary Moore) – «…Бон еле языком вопрочал, потому что был пьян, он подходил к пульту управления сценическими мониторами и что-то там невнятное бормотал, а потом выходил на сцену и пел совершенно четко и ясно. Очень странная картина. Просто потрясающе!».

Вокалист TheValentines Винс Ловгров (VinceLovegrove) - «Для Бона успех означал одно – еще больше – еще больше выпивки, еще больше женщин, еще больше травы, еще больше энергии, еще больше рок-н-ролла».

Вин Милсон (Wyn Milson) музыкант The Spektors и The Valentines – «Он всегда был готов дать отпор, всегда был «на грани». И не важно, что он делал, пил, глотал «кислоту», что угодно. Если вы были его другом, то вы становились его другом навечно, по любому. Вот таким человеком он был – вы могли доверить ему свою жизнь. Если вы попадали в передрягу, в рискованную или критическую ситуацию, именно он мог вызволить вас из беды». Мария Ван Влиман (Maria Van Vlijman). Первая постоянная подружка Бона (1965-1969). «Бон был очень опытным парнем, но для меня, он был таким славным мальчиком. Вы не услышали бы от него дурного слова. А об алкоголе, так я вообще молчу».

Майкл Броунинг (менеджер AC/DC) «И потом, у них также был новый вокалист – Бон Скотт – и я помню, что изначально, я отнесся к этому немного скептически, потому что я считал Бон Скотта вокалистом подростково-попсовой группы, а у AC/DC был имидж такой дворовой рок-н-ролльной команды. Но это сработало. Малькольм и Энгус ненавидели любой намек на претенциозность, или искусственность, женоподобность, а Бон был просто исключительным персонажем».

Марк Эванс (оригинальный басист AC/DC) - «Моя мама влюбилась в него. Он как-то зашел к нам на обед и спросил ее, «А можно я тарелки помою?»».

«Он был достаточно тихим человеком. То есть, я хочу сказать, что я никогда не видел, чтобы он терял свое самообладание. Он был уравновешенным, и чрезвычайно вежливым, настоящим джентльменом. Однажды, я увидел, как он нервничает, и это было очень на него не похоже…».

Мал Истик (MalEastick, гитарист австралийской группы Stars) – «Вероятно, Бон очень ярко показал мне, как рок звезда живет своей звездной жизнью, тяжелой жизнью, понимаете, когда он мало спал, часто страдал от похмелья – мне казалось, что в душе он одинокий или несчастный человек, просто вынужденный вести себя подобным образом. Но вместе с тем, он был 100% профессионалом. В нем словно жил этот дух, «Мы будем лучше всех»».

Силвер (Silver) (она же Маргарет (Margaret)) Смит (Smith) (одна из подруг Бона) – «Он был очень домашним. Он любил тишину и покой. Он был человеком вынужденным находиться на публике, но вместе с тем, наверное, самым упертым домоседом. Ему нравилось, чтобы дома все было чисто и аккуратно. Когда он бывал дома, ему нравилось просто общаться с людьми, понимаете, сидеть вместе и веселиться – дома, и не выходить на улицу. Ему нравилось готовить жаркое по воскресеньям и все такое. Но он мог быть очень тихим и мрачным, если его что-то беспокоило. Типичный Рак».

Роберт Эллис (RobertEllis, известный фотограф) – «Как и Кейт Мун, он представлял настоящую угрозу для самого себя, и нуждался в постоянном присмотре… но утром, он почти всегда спускался в холл гостиницы самым первым, приводил себя в порядок и был готов отправляться в путь. Я предупреждал всех причастных о надвигающейся опасности, но никто не обратил на мои слова ни малейшего внимания, и меньше всего он сам».

Иза Скотт (мама Бона) (о последней встрече с сыном) – «Он хотел купить нам дом. Но мы уже жили в доме на две семьи. Я сказала ему, «Рон, нам ни к чему этот дом». Однажды он упросил нас, и мы поехали высматривать земельный участок, чтобы построить дом. Но из этой затеи так ничего и не вышло. А потом он снова уехал. Я сказала ему, «Рон, соберись». А он мне в ответ, «Я не собираюсь умирать». Он сказал, «Мне не нужно себя заставлять, я не собираюсь умирать»».

«Энгус всегда говорил, «Этого не должно было случится». Мы говорим тоже самое, «А если бы он сделал это, и это». Но чего уж там теперь говорить. Почему никто не присмотрел за ним? Но следить за ним было просто не реально. У него была своя жизнь, и никто бы не смог остановить его. Если бы только кого-то прикомандировали к нему и когда-нибудь заставили его бросить пить, вот все что я могу сказать».

Грием Скотт (брат Бона) – «Я всегда думал, что он умрет в свое время. Он 100 раз мог умереть до этого».

Мик Кокс (MickCocks, гитарист RoseTattoo) – «Он всегда производил на меня впечатление человека, для которого деньги ничего не значат. Музыканты группы, Фил, он пошел и купил себе парочку Феррари; басист, он был просто счастлив, иметь свою личную охрану; Малькольм и Энгус, насчет них я не уверен, но они всегда производили на меня впечатление людей, которые спокойно относятся к деньгам. Но Бон словно говорил, «Ну-ну, к черту деньги!»».

«У Бона была своя голова на плечах, и никто бы не смог сказать ему, что ему нужно делать».

Брюс Хау (BruceHowe, вокалист группы Fraternity) (о своей последней встрече с Боном) – «Мы говорили о любви. У Бона всегда были проблемы со словом «любовь». В тот день он выпил целую бутылку Johnnie Walker. Ему реально все надоело. Он говорил о том, что я остался в Аделаиде, что теперь у меня есть жена и сын, и он говорил, что ему такое счастье никогда не светит. А потом мы начали говорить о любви, и он сказал, что это всего лишь слово, и сказал, что понял для себя, что никогда не сможет быть предан только одному человеку. И он хотел знать, почему?».

«Бон был фаталистом, потому что он рисковал, принимал наркотики, это правда».

Джо Фури (JoeFurey, приятель Бона) – «Он постоянно упрощал свою лирику и подгонял ее под формат группы Янгов. Многое из того, что он сочинял, он даже им просто не показывал. Помните ту строчку из песни, «У ней было тело Венеры с руками» - они вообще это не поняли. И типо перепрашивали его, «А кто это Венера?, какая-то безрукая девчонка?»».

Ян «Молли» Мелдрум (IanMollyMeldrum, создатель австралийского телешоу Countdown) – «Смерть Бона поразила меня как смерть Джона Леннона. Сегодня, меня спрашивают, «Как ты до сих пор исполнен подобного энтузиазма?». Ну, так мы жили. Если бы Бон не умер, его переполнял бы тот же энтузиазм. Если вы начинаете думать, «О, мне надо просыпаться, вставать, потом идти в студию записи» - тогда вам точно пора на покой. И возраст тут совершенно не при чем – вы просто любите свое дело».


Цитаты Бона

О «раскрутке» Энгуса в прессе –

«Его жопа в прессе появляется куда чаще, чем его лицо – получается, что публике больше интересна именно эта часть его тела» - журнал RAM.

«Не стоит говорить нам о других группах, ладно? Мы – короли сцены, все остальные могут валить на х..».

«Мне нравится поднимать свою ногу вверх, не говоря уже о других частях тела. Девчонки спрашивают меня, «А ты кто, AC или DC?», на что я им отвечаю, «Ни то, и не другое, я молния посередине»».

Об материальных ценностях –

«На этот раз, кое-кто из нашей группы покупает здесь (в Австралии) себе дома. Я нет. Я купил себе мотоцикл (Kawasaki 900). А большего мне и не надо. Я буду спать прямо на нем. Кроме того, я еще слишком молод для оседлой жизни!».

«Где-то в 1957-58, я заимел привычку петь в душе, и моя мама часто говорила, «Рон, если ты не умеешь петь нормальные песни, то тогда заткни фонтан; не пой этот рок-н-ролльный отстой».

«Atlantic решили, что нам надо пригласить популярного американского продюсера, и назначили на этот пост Эдди Крамера. Оказалось, что этот парень никуда не годиться и не в состоянии продюсировать даже громкий пердеж».

«Мы могли отыграть свой первый концерт в обеденный перерыв в школе. После этого, мы тащили свой аппарат в соседнюю пивную, чтобы дать два концерта днем, а потом, давали еще два выступления уже в другом клубе. На следующий день, все повторялось по новой. Вот так мы вкалывали». – журнал Rock & Folk, декабрь 1979г.

Бон об игре на волынке:

«С таким же успехом можно попробовать заняться сексом с осьминогом».

О том, как надо веселится:

«Если вы считаете оскорблением, когда кто-то бухает, трахается и блюет на тротуар, тогда я покажу вам, что значит настоящее оскорбление».

«Я был забракован и не подлежал призыву в армию, потому что армейское начальство назвало меня социально неуживчивым».

Бон о стандартном шоу AC/DC (1978) –

«Мы хотим одного – чтобы стены рухнули, а потолок обвалился. Мы все единодушно считаем, что музыку нужно играть как можно громче, чтобы эта музыка была очень грубой и грязной, и я отделаю любого, кто со мной не согласен!».

«Музыкальная пресса не имеет ни малейшего понятия, что же на самом деле хотят слушать подростки. Эти пацаны могут всю неделю вкалывать на сраном заводе, или они могут сидеть на пособии – но с наступлением выходных, они просто хотят куда-нибудь пойти и повеселиться, напиться и побеситься. И мы даем им возможность это сделать.
Вы поднимаетесь на сцену, и чем грубее, противней и злее вы поете, тем сильнее вас любит ваша публика. Я просто выхожу туда и ору что есть силы, иногда так сильно, что на следующий день я просто не могу говорить. Мы понимаем нашу публику, потому что мы даем им то, что они хотят, и всем нравится наше шоу – потому что это представление-взаимодействие группы и аудитории. На сцене, мы не похожи на каких-то увальней, мы полностью собраны».

«Мои новые школьные товарищи угрожали вытрясти всё дерьмо из меня, когда они услышали мой шотландский акцент. У меня была всего лишь одна неделя на то, чтобы научиться говорить также как они. Естественно, никто не давил на меня и, поэтому, я мог сам определить, как мне говорить. Именно поэтому у меня есть имя, которое вы все знаете. Бонни Скот, усекаете?». – Журнал RecordMirror (Англия)

«Ангус? Я думаю, что он немного ненормальный. К тому времени, как я впервые увидел группу однажды вечером в Австралии, я уже знал их менеджера. Но я никогда раньше не видел группу и не слышал про "AC/DC". Их менеджер сказал мне: "Стой здесь, они сейчас выйдут через две минуты". Я стоял, и когда "AC/DC" вышли, я увидел маленького парня в школьной форме с большой сумкой на спине, увидел, как тот бесится. Я засмеялся и смеялся, наверное, полчаса. Я смеюсь до сих пор и думаю, что он - великолепен». – Reims, декабрь 1979г.

«Я воспользовался возможностью объяснить им, насколько я лучше того тупаря, что пел с ними. Поэтому они дали мне шанс это доказать, что я и сделал».

«Малькольм ? Он - "мозг" группы». Reims, декабрь 1979г.

Энгус: «Я оказал на него влияние. Видели бы вы его, когда я с ним только познакомился. Он не умел говорить по английски без мата. Только и слышно было одни – «Блядь, пизда, моча, дерьмо». Я открыл для него новую сторону жизни. Дал ему словарь и отправил домой…».

Бон: «Он научил меня, как правильно говорить «Пожалуйста, идите на х..». И «Сам такой».

- из интервью с Энгусом и Боном (Лондон, июль 1979, газета Sounds).

О гастрольной жизни – «Этот репортер пришел посмотреть наше выступление в университете Лидса. В тот вечер, мы дважды выходили на бис, и публика просто неистовствовала. А потом, через неделю, я прочитал рецензию, в которой он обсирал публику – «Как же эти 2000 тупарей могут любить эту компанию идиотов?». Он так и не понял, что мы делали для толпы, и что она делала для нас. Публика ждет и хочет принять самую честную рок-н-ролльную группу и доверится им. Многие люди лезут из всех щелей, чтобы посмотреть и услышать наш рок. И это не та же публика, что ходит на концерты Джеймса Тейлора или на выступление какой-нибудь панк группы».
«Это тебя дисциплинирует – алкоголь, похотливые бабы, пот на сцене, плохая еда – все это идет только на пользу». – журнал Circus, США, январь 1979г.

«Кровавый закон. Как вы думаете, зачем я этим занимаюсь? Ради денег или ради музыки? Я делаю это ради романтики. Женщины и виски… Что еще интересного может быть в жизни? Дайте подумать…».

О диско –

«У меня даже язык не поворачивается сказать это слово, нельзя с самого утра так портить себе настроение». – журнал TheGoodTimes, август 1979г.

«Развитие рок музыки затормозили такие события как фестиваль в Вудстоке и всякие прочие хипарьские группы. Понимаете, мы считаем себя первым отрывом от всего этого фольк безобразия. Да, можно заметить, что все это было хорошо, но вот никакого отношения к рок-н-роллу не имело. The Easybeats были последней понравившейся мне рок группой. Нас можно назвать продолжателями их дел». – журнал PrairieSun, Иллинойс, США, 1978г.

«Не важно, сколько лет вы уже играете рок-н-ролл, песни могут изменяться при этом не теряя своей крутизны, рок крутизны. Вот что для нас важно» - Окланд, 1979г.

«До моего прихода в группу, никто и не представлял себе, что именно Энгус и Мальколм крутые ребята, но эти парни были экстремалами. Когда я впервые вышел с ними на сцену в Аделаиде, перед самой сценой собралась дюжина парней, которые выкрикивали, «Ну давайте, разберемся как настоящие мужчины», и вот Энгус выходит на край сцены и начинает орать на них, «Ну давайте, разберемся..». А я в этот момент искал микрофонную стойку и готовился к нападению». – журнал RAM (Австралия).

«Группа "AC/DC" сделала меня поэтом».

«Я никогда никому ничего не сообщал в своей жизни. Кроме, разве что, номера своей комнаты в отеле». – журнал TheGoodTimes, август 1979г.

«Все песни, которые мы записываем, обычно касаются трёх вещей: секса, выпивки и рок-н-ролла». – Сидней, Австралия, 1976г.

«Первоначально, в "Atlantic Records" хотели, чтобы мы сменили продюсера. Поэтому, они посоветовали нам парня, имя которого я не хочу упоминать по политическим причинам. В любом случае, мы не сработались и решили взять Лэнджа, который до этого работал с "City Boy" и "Boomtown Rats". К счастью, с ним у нас дела пошли хорошо».

«Мне 33... До "AC/DC" я успел поиграть со многими группами в Австралии. Вы никогда не скажете, что я стар для рок-н-ролла». - журнал Best, Глазго, декабрь 1979г.

«Я на гастролях вот уже 15 лет и не собираюсь останавливаться. Мы со многими знакомимся, часто пьем и веселимся» - журнал Best, Глазго, декабрь 1979г.

«Мы по любому не самая популярная группа в Австралии, потому что мы не бабблгамемим. Мы ни в коем случае не будем относится к стилю бабблгам. Мы единственная достойная австралийская группа» – журнал PrairieSun, США, 1978г.

«В то время я был женат, я только что пришел в группу, и моя жена сказала: 'Почему бы тебе, не написать песню обо мне?' Я взял и написал песню 'Баба с яйцами'. Потом она развелась со мной». – Детройт, 1979г., из интервью радио станции WABX

«Значит так, мы все жили в одном доме в Мельбурне. И вокруг нас увивалось где-то 20-ть девчонок, которые обслуживали группу, делали все по дому и не только…. Поэтому вся группа подхватила трипак. И однажды Малькольм спросил меня: «А почему бы нам не написать об этом песню?». Мы написали ее днем, а уже вечером сыграли на концерте, и во время тихой части в середине темы, я развернулся и начал тыкать пальцем на девчонок, ну, вы понимаете… «У ней трипак», «У ней трипак» и так далее. И все эти девчонки ломанулись как оголтелые к выходу. Да, это было прикольно». – США, июль 1979г., газета The Good Times, август 1979г.

«Когда я пел, я всегда чувствовал, что есть определенная настойчивость в том, что я делаю. Нет, я никогда специально не учился петь, просто много хорошего виски, и череда блюзовых групп, или лучше сказать «пьяных» групп. Я пережил период копирования других вокалистов, и обнаружил, что сам начинаю петь как они. Но когда я познакомился с Энгусом и остальными музыкантами группы, они попросили меня петь так, как мне нравится самому, и тем самым я получил полную творческую свободу».


Дискография без AC/DC:

THE VALENTINES

Синглы:

Every Day I Have To Cry (Alexander)/I Can't DaNCE with You (Marriott/Lane)
(Clarion MCK-1773, май 1967)

She Said (Wright/Young)/To Know You Is To Love You (Spector)
(Clarion, август 1967)

Why Me/I Can Hear The Raindrops (Lovegrove/Ward)
(Clarion MCK-2167, февраль 1968)

Peculiar Hole In The Sky (Vanda/Young)/Love Makes Sweet Music (Ayers)
(Clarion MCK-2441, июнь 1968)

My Old Man's a Groovy Old Man (Vanda/Young)/Ebeneezer (Prince/Taylor)
(Philips BF-427, март 1969)

Nick Nack Paddy Whack (традиционная обработка Valentines)/Getting Better (Scott/Milson)
(Philips BF-444, август 1969)

Juliette (Milson/Ward/Scott)/Hoochie Coochie Billy (Lovegrove/Ward/Milson)
(Philips BF-469, март 1970)

FRATERNITY

Синглы:

Why Did It Have To Be Me (Ashdown/Steward)/Questions (Hayward)
(Sweet Peach SP-105, сентябрь 1970, запись без Бона)

Season Of Change (Robinson/Johns)/Sommerville (Howe/See)
(Sweet Peach SP-113, май 1971)

The Race, Part 1/The Race, Part 2 (Ashdown/Stewart)
(Sweet Peach SP-116, октябрь 1971)

If You Got It (Fraternity)/Raglan's Folly (Jurd/Scott)/You Have A God (M. Jurd/C.Jurd)
(Raven 0601, октябрь 1971)

Welfare Boogie (Fraternity)/Annabelle(Jurd/Bisset)
(RCA 102038, март 1972)

Альбомы:

Livestock (Sweet Peach SP-12005, 1971)
Livestock (Bisset/Jurd)/Sommerville/Raaglan's Folly/Cool Spot/Grand Canyon Suite/Jupiter's Landscape/You Have A God/It

Flamming Galah (RCA SL-102038, апрель 1972)
Welfare Boogie/Anabelle/Season Of Change/If You Got It/You Have a God/Hemming's Farm/Raglan's Folly/Getting Off (Jurd)/Sommerville RIP/Canyon Suite

 
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru