Журнал Guitar World (США) ноябрь 1995 г.
Интервью с Малькольмом, Энгом, Браяном

МОЛОДАЯ СТРАСТЬ


Автор: Alan Di Perna

На альбоме Ballbreaker Энгус и Малькольм Янги из AC/DC тем не менее снова демонстрируют, что они распутны, как парочка козлов, они одержимы мрачными желаниями и непристойно сладострастны. Ох, и к тому же, они играют рок-н-ролл. Словно божественная Браун (спутница-проститутка Хью Гранта) AC/DC являются преступным наслаждением, лучшим удовольствием, полученным в машине. Профессора из колледжа, доктора, мужчины и женщины из самых замечательных семей .... Все они занимались этим, - Так или иначе, все они возбуждались, врубая стерео в машине до отказа, нажимали на акселератор и орали припевы песен Highway to Hell или же You Shake me. AC/DC наделены, силой распространяющей в каждом юноше социальной безответственности, не зависимо от возраста, пола или коэффициента IQ (настоящее распутство, социально безответственные юноши, к тому считают себя достаточно крутыми).
AC/DC это такая команда, с которой никто не может по настоящему поспорить: это чертовски крутая роковая группа. Их новая пластинка называется Ballbreaker (как же еще?). Это первый студийный альбом за 5 лет, неприличная работа. Вместе с оригинальным барабанщиком группы Филом Радом, они возвращаются на трон, музыка еще никогда не была такой сухой или прямолинейной. Работа лидер гитариста Энгуса Янга превосходно четкая и колючая, он нервничает словно пес в тугом ошейнике, сделанным из треснувшей кожи и грязных блюзовых аккордов. Его старший брат, Малькольм - "тайное оружие АС/ВС" - наносит удары стеной ритма и гитарными хуками, которые больше чем Кадиллак Бо Дидли. И с такими названиями песен как Hard as a rock /Крепкий как скала/, Cover you in oil /Покрывая тебя маслом/,Сaught with your pants down- /Застигнутый врасплох/ и Whiskey on the rocks. /Виски, с льдом/, становится очевидно, что AC/DC с трудом подогнали свою лирическую позицию к политически корректным 90-м.
«Люди могут пойти и послушать R.E.M., если они хотят чувственной лирики», самодовольно улыбается Малькольм Янг. «Но к концу вечера, они захотят пойти домой и потрахаться. А это как раз то место, куда стремятся AC/DC. Я считаю, что этим и объясняется наша долговечность, потому что народ хочет больше трахаться...».
Только какую-то самую безнадежную скромницу быть может оскорбят АС/DC. Они являются отображением "дурновкусицы", с таким щегольством достигая чистой поэзии. Они герои заводного рока, сыновья теннисона тестостерона, шекспиры развратной, школьной непристойности.
«Сладострастная».... Мне нравится, это определение», хитро смотрит вокалист AC/DС Брайян Джонсон; одобряя мое описание лирики группы; Хотя он и поет перекладывая лирику в тональности сороки, у которой садистским образом связаны крылья и лапы, Джонсон говорит глубоким, густым голосом, с законченными гласными работяги из Северной Англии. Также Джонсон поддерживает акустический эффект в похожем на пещеру общем конференц зале, который любезно предоставила штаб квартира фирмы Time Warner в Нью-Йорке, для моей схватки с AC/DC. Стены из поддельного мрамора в псевдо индустриальном стиле, заставляют одурманенный виски, убийственный, каркающий голос певца, звучать по настоящему зловеще.
Да, это отличный ритм для дурного темперамента. Это комната, словно кабинет директора в вашей школе. Вот почему они никогда не клеят здесь обои. Возможно, здесь такое звучание, когда он несет вам чепуху. Свернувшись калачиком в безобразном хромовом кресле для конференций, сжавшийся Энгус Янг трясется в конвульсиях от смеха. Это первый признак жизни лидер гитариста AC/DC этим утром. Брайан является причиной озорства Энгуса. Большую часть времени вне сцены - буйствующий хулиган-школьник AC/DC, это тихий мужчина - тот, что обычно скрывается за вечным занавесом сигаретного дыма, выразительным репертуаром пожиманий плечами и вздрагиваний, и устойчивым потоком австралийских шуточек. Хотя он легендарный коротышка - не более полутора метров - Энгус изящно пропорционально сложен с тонкими, изящными руками.
«Нам захотелось более плотного звучания, в отличии от нашего прошлого альбома», говорит Энгус о сухом звучании альбома Ballbreaker и совершенно оголенных аранжировках. «Играя на гитарах, мы захотели услышать, как медиатор бьет по струнам. Мы не хотели всеобъемлющего уплотнения и первоклассного, цифрового изящества». Мальком соглашается, доверяя продюсеру Рику Рубину, который позволяет группе самим работать над пластинкой, чем понуждать их "подслащивать" самих себя, как это делают другие продюсеры.
«Мы просто захотели вернуться к старому чувству ритма. Чувству, которое, в настоящее время, доминирует. И я полагаю, что по настоящему лучшие чувства - это самые простые чувства».
Но этот альбом родился в муках, AC/DC провели месяцы, обосновавшись в Нью-Йорской записывающей студии, прежде чем выехать в Лос-Анжелесскую студию Ocean Way и найти свое звучание. Характерное для АC/DС везение, они прибыли в Лос Анжелес сразу после большого землетрясения. Энгус вспоминает: «Мой брат позвонил в офис менеджмента и спросил: "Все таки Энгус поехал в Лос Анжелес? Вам лучше остановить его. Он звонил не из Лос Анжелеса»».
Что-то неподдельно трогальное есть в том, как братья Янг приглядывают друг за другом. Братья рок-н-ролла, можно сделать предположение, что они должны постоянно драться как Рей и Дейв Дэвис из Kinks или Лайям и Ноэль Галлахеры из Oasis. Ho AC/DC - это молодая вещь, заправленная детским, братским динамизмом. Энгус более интуитивный брат, в то время как Малькольм - более аналитический. Энгус - более общедоступный брат - лидер гитарист AC/DC, и человек, который носит знаменитьй школьный костюм. Но Мальком обычно является мозговым центром процесса - человеком, который остается в тылу и хранит, ставящую синяки неумолимую силу AC/DC, мчась по безжалостному шоссе в ад. Конечно же, тяжело утверждать подобные общие правила. Каждый из братьев по одиночке и все вместе, то, что он хочет делать - это восхвалять других.
«Я думаю, что как гитарист Малькольм недооценивает свои способности», говорит Энгус «Вы видите- как какой-то гитарист играет как Хендрикс и думаете: "Он упрощает сложные вещи".. Это и есть магия. Таков и Малькольм. Вы можете взять его гитару, и попробовать сыграть то, что играет он, и вы изумитесь. Также он обладает невообразимым слухом. Он может все определить в студии - найти частоту, где сталкиваются две ноты. В первый момент ты думаешь: "Он просто врет. Здесь ничего нет." Но через неделю, ты вновь прислушиваешься и говоришь: "Черт возьми от этих двух тональностей нужно избавится."».
Со своей стороны старший брат Малькольм склонен преуменьшать свою роль в превосходно настроенном гитарном звуке Энгуса в студии: «Энгус знает, когда все точно. Он делает это сам, в самом деле. Быть может, временами, ему нужно немного поддержки. Но я не меняюсь. Если это отнимает много времени и усилий, чтобы заполучить свое звучание, ты можешь лишится перспективы. Если я в студии, я могу не выдержать и одернуть его, если мне показалось, что что-то не так. Но в противном случае, он может заполучить то, что он хочет. Он играет на инструменте. Он знает что делает. Если он не знает, то ему не добиться этого».
Малькольм редко дает интервью, но он согласился поговорить с Guitar World, Пользуясь репутацией болезненно застенчивого, он соглашается поговорить обо всем, но его бодрый, дружелюбный голос - звучит на расстоянии. Между тем, в глубине конферец зала Time Warner, Энгус, Брайан и я, делаем открытие, что мерзкие хромовые кресла, могут послужить
вполне приличными гоночными картами, а этот псевдо современный стол для конференций может быть чертовски удобным в центре средств массовой информации на ипподроме. Но в конце концов, парни осознали. Что нужно вести себя хорошо, и все мы договорились исследовать миф и реальность рок-н-ролльного института под именем AC/DC.

Как тебе тот факт, что молодая, альтернативная группа Veruca Salt назвала свой дебютный альбом American Thighs /Американские бедра/ сославшись на песню AC/DC You Shook me?

Малькольм: Это что женская группа?

В ней две девки, два парня......

Maл: Ax, две девчонки, два парня ....

Милые девчонки, к тому же.

Мал - (одобрительно) Да. Хорошо, если то, что они .... "Американские бедра", гм, круто. Я не слышал их музыку, но все подобное, всегда является комплиментом для группы. Хотя, если Барри Манилов (Barry Manilow) решил бы исполнить песню AC/DC, возможно, я бы отреагировал иначе. Но мне приятно знать о том, что после 20 лет, есть молодые группы, которые знают о нас.

Энгус - Конечно же, это комплимент. И к тому же мне нравятся "Американские бедра". Я уверен в том, что Америке нравятся американские бедра. Если ты посмотришь, то Америка главенствует на мировом рынке на очень хороших бедрышках. Я вырос, восхищаясь Америкой. Можно взять книжку комиксов, и на последней странице, вы найдете каталог товаров, вот такое я всегда считал настоящей Америкой - там можно купить рентгеновские очки.

Рентгеновские очки! Реклама обещала тебе, что ты сможешь видеть сквозь платья дамочек.

Энгус - Я заказал эти очки, но так и не получил.

И тебе все еще нравится Америка - даже после этого?

Энгус - Я люблю ее. И я верю, что и ты тоже, Америка - это земля рок-н-ролла. Рок-н-ролл
начался здесь, так или иначе, когда я приезжаю сюда, я поражаюсь..

Откуда в AC\DC берется похотливый юмор?

Мал - Он исходит от всей группы, в самом деле. Этот юмор сущность группы! Разговоры в твоем гастрольном автобусе и другие вещи - все вертится вокруг юмора. Все ребята, знаешь ли. После вечера проведенного в клубе, всегда одно и тоже, знаешь, ты говоришь.... Непристойности. (Малькольм выговаривает слова "непристойность" как fiwth) Все эти шутки и смех. Подобное легко вдохновляет на сочинение лирики для этой группы.

Энгус - Я думаю, что отчасти это похоже на откровенную комедию. Любой пацан может залезть на сцену и сказать "БЛЯДЬ". Но я всегда считал, что по настоящему веселые ребята - это те, которые могут забраться, на сцену и не разу не ругнуться, и все же ты думаешь, что они ругались. Ты думаешь, что это скабрезная шутка, но на самом деле это другое. Для меня это добродушная шутка. Но именно в таком стиле мы и пытаемся писать нашу лирику.

Как к вам пришла идея песни "Покрывая тебя маслом"?

Энгус - Да, мне всегда нравилась, эта вещь с двойным смыслом. И мне нравится немного рисовать, когда есть свободное время. Я просто подумал, что это будет хорошая игра слов. Название должно звучать немного крикливо. Когда ты говоришь: "Покрываю тебя маслом"; Люди думают: "О, мы то знаем, что он имеет ввиду". По большому счету, действительно не важно, что мы говорим на пластинках AC/DC. Люди думают самое худшее, потому что никто об этом не говорит. Они говорят: "Ух ты, эти ребята выходят, чтобы покрыть кого-то горячим маслом. Да это же будет Содом и Гоморра!"

НО действительно, парень в песне хочет разрисовать фотографию девушки - разрисовать ее маслом. Что ты этим хочешь сказать?

Энгус - Ну ... это часть истории. Но как только кто-то слышит нечто подобное, они начинают представлять себе все остальные образы. (делает паузу) Если тебе повезет, возможно они даже купят пластинку (смеется).

Я даже на могу представить себе, что это была песня об утонченном искусстве.

Мал- Я не делал ни то ни другое. Это одно из наших художеств.

Кто придумал строчку "Я заставлю ее взмокнуть, я завладею ее" ?

Мал - А, это Энгус. Ты пышаешъся отыскатъ извращенца, не так ли?

Я просто по настоящему восторгаюсь некоторой вашей лирикой. Вы могли бы собрать полную комнату лучших поэтов и рок критиков, и они никогда не смогли бы потягаться с некоторыми из этих строчек.

Maл- Или даже полную комнату психиатров.

Ну что, Брайан, каково тебе, когда эти парни передают тебе скабрезную лирику, чтобы ты ее исполнил?

Брайан - О, они круто потешаются, распевая эту лирику. Они тут же могут над тобой подшутить. От такой лирики, тебе хочется смеяться и хихикать, и иногда, ты можешь услышать, как я делаю это в конце - песни, когда она затихает. Их лирика, как небольшой киносценарий, когда ты смотришь на нее на бумаге. Обычно, когда я пел, Малькольм входил в комнату, и он создавал небольшой сценарий - просто рассказывал, о чем идет речь в этой песне. Вот например, когда мы записывали песню Boogie Man он сказал: "Представь, что ты находишься в месте, где отвратительное, маленькое дерьмо.

Энгус - Для Брайана это было сделать проще простого!

Брайан - Мы записали все вокалы прямо в аппаратной, просто сидели, как вот мы сейчас сидим здесь. Малькольм сидел рядом со мной и с (инженером) Майком Фрейзером, который сидел по другую сторону. Потому что я не люблю петь в специальной вокальной кабинке. Мне больше по душе, когда я на сцене, с остальными. Вот как сейчас, чтобы они окружали меня.

Выходит, что вы записывали песни- все вместе, в живую, в комнате?

Энгус - Да. Когда, ты записываешь пластинку, ты пытаешься впитать в себя атмосферу как можно сильнее. И если ты вваливаешься в комнату всей толпой, тут не возможна лучшая дружба, но конечно подобное, помогает в качестве резонанса на пластинке.

Можно ли объяснить сырое звучание альбома BallBreaker возвращением в группу вашего старого барабанщика Фила Рада?

Энгус - Да. Фил играет скорее в рок-н-ролльном стиле. Мы, в самом деле, отдаем предпочтение именно такой группе.

Мал - Фил - оригинальный участник AC/DC, с самого начала карьеры группы. Мы захотели вернуться к этому чувству. Мы представили, что за последние годы мы немного продвинулись в этой группе. Мы просто захотели собраться снова. Заткнуть им глотки.

Эдгус - Мы недавно встретились с Филом, когда играли в Новой Зеландии в прошлом турне. Он спросил: "Когда же мне представиться возможность снова, поиграть с вами, ребята? " С тех пор как он ушел из группы, я думал, что он просто работает в маленькой студии, он вновь собрал нас.

Какова судьба Криса Слейда, вашим последним барабанщиком?

Мал - Крис проделал с группой грандиозную работу. В плане музыки, с ним не было никаких проблем, или личной проблемы, или еще какой. Я считаю этого человека великим барабанщиком - вероятно, он намного круче как музыкант чем любой из наших ребят. Но нам было просто необходимо заняться особенной музыкой. Мы лишь захотели делать то, чем мы занимались в самом начале.

Что же произошло в Нью-Йорке, во время первоначальных сессий BallBreaker?

Мал - Мы потратили много времени, пытаясь записать песни в Нью-Йорке, но к сожалению, нас не устраивало звучание. Мы действительно искали подходящий звук. Мы были очень требовательными. Мы отработали множество песен в Нью-Йорке, но когда мы перебрались в студию Ocean Way, в Лос Анжелесе, первые несколько дней мы звучали в два раза лучше чем все что мы сделали в Нью-Йорке. Мы решили продвинуться дальше и заново записать все дорожки. Трудная задача! Но мы чувствовали, что это того стоит, В прошлом, мы никогда не делали ничего подобного. Мы никогда не были расточительными во время записей. Но мы почувствовали, что это хорошо, хулиганские песни и их оценят по достоинству. Мы поставили перед собой задачу, найти нужное звучание.

Что же принес в компанию Рик Рубин?

Энгуе - Да, свою большую бороду...

Когда Рик Рубин впервые появился в кадре?

Мал - Рик просидел с нами все Нью Йорские сессии. Вот когда он появился в кадре. Но мы до этого уже работали с Риком над синглом (Big Gun) который мы записали, несколько лет тому назад для большого провального кинофильма Арнольда Шварцнеггера. (The Last Action Неrо /Последний киногерой/). И по существу, Рик просто разговаривал на нашем языке, он говорил, что хочет вернуться К большому рок-н-ролльному чувству, которое была у нас с самого начала. Мы почувствовали: "Это могло бы круто звучать". Рик пытается продюсировать группу уже очень давно. Он 20 раз писал нашему менеджменту, говорил, что ему выпал шанс продюсировать нас, что ему пришлась бы по душе подобная работа. Так что, мы пригласили его.

Было объявлено, что Рубин покинул проект еще до его завершения. Возникли какие-то разногласия между ним и группой? Что же случилось на самом деле?

Мал - Я не думаю, что вообще были какие-то разногласия. Рик был с нами до конца. Мы все
вместе закончили альбом - мы все принимали в нем свое участие. Но, как я уже говорил, мы
действительно поставили перед собой задачу, добиться нужного звука. И в студии, тебе приходится ждать своей очереди - чтобы была нужная энергия. Особенно, когда, ты в одном и том же месте, каждый день, это похоже на подготовку к работе. Было много неприятных моментов. Долгое ожидание, я думаю, и возня со звучанием. Так что Рик не был
в студии также часто как ты можешь видеть постоянного продюсера. Но когда он появлялся, он делал свое дело.

Сыграл ли он активную роль в нахождении звучания?

Мал - Да, он знал, чего он хочет. Он внес свои предложения. В какой-то степени, ему нравится хуковое звучание. Также Рик помог направить все в нужное русло. Потому что иногда ты склонен решать вопрос мгновенно, и правильно, когда ты работаешь над чем-то очень долго. Рик не позволяет нам улизнуть от этого. Тебе приходится передать все это парню и доверится ему, когда это доверие оправдано.

Какое гитарное звучание вы задумывали для BallBreaker?

Энгус - Мы использовали много старых "Маршалов". У нас их множество, они у нас уже давно, правда. Отчасти, мы потратили время, играя через все эти "Маршалы. Часть работы мы проделали, вернувшись в Англию, прежде чем мы поехали в Нью-Йорк. Мы пошли на склад, и взяли оттуда кое-какие "Маршалы", в которых мы были уверены, и которые мы использовали на других пластинках. Плюс еще больший набор, который мы прикупили в других местах.

Мал - Мы попытались вернуться и отыскать старые, классические ламповые усилители - разные вещи. Если же говорить о гитарных струнах, на которых я играю. Обычно я использую струны Gibson Sanomatics 20-ти летней давности. Больше вам такие струны не купить, но наш гитарный техник, Алан Роган, разыскал для нас подобные вещи. Все это помогает найти, старое аналоговое звучание, знаешь ли.

Ты отметил, что используешь абсолютно тяжелые струны.

Мал - Да, На самом деле, это получилось чисто случайно. Эти струны просто поддерживают общий строй группы. Две гитары, одновременно, наносят тяжелый удар - ничто никогда не звучало в подобном настрое. Но толстые струны обладают своим собственным звучанием. И как только ты начинаешь на них играть, ты уже вынужден использовать их. Теперь я не могу играть без толстых струн. Если я беру в руки гитару Энгуса, она меня начинает стеснять. Моя гитара, словно другой инструмент. Я думаю, что иногда, она больше играет как пианино. Потому что, ты действительно не в силах согнуть струны. Но с этим занятием я уже справился, но ты же знаешь, что я имею ввиду. Моя гитара не похожа на гитару обычного гитариста, к тому же, на ней никто не сможет играть. На самом деле, она подходит только для ритма.

Ты играл на своей универсальной гитаре Gretsch Jet Firebird ?

Мал -Да. У ней свое, особое звучание, это оригинальный Firebird. Я не могу заменить ее другой гитарой, честное слово.

Каким образом она попала к тебе в руки?

Мал - Мне ее подарили. Мой брат, Джордж Янг, играл в группе. The Easybeats. /Легкие ритмы/ (ставшей известной за свой хит 1966 года Friday on my mind /Я думаю о пятнице/) Он и его партнер Джордж. (Vanda), они вместе продюсировали первые пять альбомов AC/DC. И Джордж отдал мне эту гитару Gretsch, когда мне было 14 лет, в качестве подарка. Это была его гитара, он играл на ней, а потом перешел на гитары Gibson. Он знал о том, что я очень хотел себе эту гитару, и он отдал ее мне.

Играл ли он на этой гитаре на каком-нибудь альбоме Easybeats?

Мал - Нет, он не смог бы на ней играть. Он больше соло гитарист. Он не смог бы добится с ней ощутимых успехов. Он знал о том, что у меня есть время поиграть на ней. Он сказал: "Развлекайся. Тебе это понравится. В этой гитаре есть замечательное чувство, но от этого, она не звучит лучше. Возможна, ты сможешь, приладить на нее приставку подавляющую фон или еще что-нибудь." Я экспериментировал с этой гитарой. Но звукосниматели на Gretsch всегда звучали для меня по-особому, так что я оставил их. (по словам Алана Рогана, Малькольм установил, подавитель фона между двумя звукоснимателями Gretsch Filter Tron на гитаре Firebird уже давно. Ему было наплевать на подавитель фона, но ему понравилось, как звучит гитара с пустой дыркой, которая осталась после того, как он заменил звукосниматель. Также он заменил оригинальный грифовый гитарный звукосниматель, оставив только один Filter Tron в трифовой позиции. Эту конфигурацию он использует и сегодня) Гитара Firebird единственная дешевая модель фирмы Gretsch; у них все гитары плохого качества. Контроль качества отсутствовал.

Когда вы только начали, как так получилось, что ты предпочел играть ритм, а Энгус партию лидер гитары?

Мал - Да, Энгус просто всегда играл соло. Его никогда не волновали аккорды - он хотел играть только соло. А я привык сидеть и постигать мелодии - аккорды и все такое. Я играю на гитаре примерно с 4-х лет, я бренчал на пару с Элвисом, или еще кем-нибудь. И, конечно же, когда появились Beatles, мне было 10 или 12 лет. Я пытался разучить их мелодии с аккордами. Для своего юного возраста, Энгус играл достаточно хорошо, но со временем, когда ему было 10 или 11 лет, он начал играть Хендрикса и подобные штуки. Он уже слышал гитару по-другому. Нет никакого сомнения, что когда Энгус играет лидер партию, он владеет звуком. С ним все в порядке, но он говорил: "Мал, ты же вполне можешь сыграть кое-какие соло партии." Но я просто почувствовал, что они не для меня, знаешь ли. Тогда я говорю: "Группа, играет рок-н-ролл, давай оставим все как есть". Честно, говоря все мы хотели пошуметь. И это было всегда, когда ребята начинали играть, нарезать, тут же рождалось возбуждение, так что, мы просто остановились на этом там, где и есть сущность группы.

Вы так превосходно сыграны. Это сверхъестественно.

Мал - Да, если ты джемуешъ вместе с самого детства, я думаю, что это становится второй природой. Мы так хорошо знаем друг друга, как большинство братьев. И это взаимопонимание есть и в игре на гитарах. Люди говорят, что это просто уникально, но мы этого не замечаем.

Каково же, сочинять всем вместе?

Энгус - Мы питаем друг друга. Мы просто джемуем на риффовых идеях, пока что-нибудь не вспыхивает. Возможно, это не происходит сразу же в первый день. Но быть может, такое происходит через несколько лет, обе партии сольются в своем звучании. Важно играть, отрабатывая идеи, до тех пор пока ты не обнаружишь, что все получается естественно. Скорее, это взаимная поддержка, так или иначе, сочетаются эти вещи или нет, ты говоришь: "Мы подгоним их друг к дружке."

Откуда в AC/DC появляется поп элемент? В таких песнях как Money Таlks или же You Shook me? В этих вещах мало тяжелых гитарных риффов, а больше больших, главных, ключевых xyков?

Мал - Ну, в основном, обычно это заслуга продюсеров (смеется). Ты приходишь с несколькими замечательными рифами, и вдруг, гармония звучит попсово, понимаете? Ты слушаешь музыку без подпевок, но продюсер хочет, чтобы здесь звучали бэкинг вокалы: "Ну же, парни, это будет круто!". Всегда имеется немного таких песен. Нам пришлось доверится Рику Рубину. Он никогда с нами не работал. Еще более откровенный рок-н-ролл -
вот чем мы всегда хотели быть. Мы никогда не хотели быть группой одиночек. К сожалению, тебе приходится бороться один на один, для того что6ы выпустить пластинку и удовлетворить свою пластиночную компанию. Все это рынок. Но если вы разговариваете с нами как с пятеркой парней, мы все заинтересованы выпускать то пытаемся не быть попсовыми - мы тотчас же уходим от попсовости. Но существует несколько замечательных риффов, которые просто не возможно напеть. Когда ты на вершине, тебе уже ничего не нужно. (бывший продюсер AC/DC) Мат Ландж однажды сказал нам: "Вы ребята станете знаменитой инструментальной группой. Иногда просто ужасно накладывать вокальные партии на эти аккомпанирующие треки».

Мне по настоящему нравится центральный гитарный риф в теме Hard As a Rock. Он такой простой, и к тому же такой эффектный.

Мал - Это точно. Этот риф может быть значимее, чем любой из аккордов. Ты прав, иногда, это всего лишь простейшая структура.

Как ты сочинил этот риф, Энгус?

Энгус - Да, мы всего лишь джемовали и открыли, для себя этот риф.

Но, к тому же, аккорды, которые идут за этим риффом, делают его таким эффектным. Они предвосхищают окончание песни на сильной доле.

Мал - Да, ты можешь выстраивать риф, чтобы понять, каким будет небольшое предвиденье. Мы играем с динамикой, которой в избытке в этой группе. Просто ты очень ограничен, когда группа состоит из четких четырех частей. Мы вынуждены использовать огромную движущую силу. Мы хотим играть громко, мягко.... По-разному, чтобы, в конце концов, нанести- тяжелый удар.

Похоже, что Энгус стремился играть более простые риффы на протяжении всего нового альбома. На нем нет ничего типа Thunderstruck со сплошной долбежкой.

Энгус - Я думаю, что ты просто вынужден делать все то, что подходит тебе. Когда-то ты уже записал Thunderstruck, ты сидишь и думаешь: "Ну, что же мы хотим сделать на следующей пластинке?" Такие раздумья помогают, если у тебя имеется идея, каким, будет твой следующий шаг. Сейчас акцент делался на отработку набора песен, которые нельзя сыграть, на сцене и поиск чувства, которое, было у нас, когда 10-ть лет тому назад мы выступали по клубам, когда мы сражались. Гитарные рифы как раз подходят для этого.

Думал ли ты о блюзе, играя соло партии на этом альбоме?

Энгус - Я всегда думаю о блюзе. В роке всегда присутствуют блюзовые элементы. А я большой поклонник подобных вещей.

Для последних двух альбомов Малькольм и Энгус написапи всю лирику.

Мал - Так или иначе, мы всегда предпочитали сочинять много лирики - просто фантазировать над вокальными партиями. Для нас вокалы - часть, ощущения. Они вновь работают на чувство, проталкивая его, они являются дополнением ко всему. По крайней мере мы всегда легко сочиняем, вставляем простые слова. Под конец работы, мы говорим: "Мы можем закончить, давай проста сделаем это». Брайян живет очень далеко от нас, так что мы решили, что самим будет сделать это легче. Так что, когда мы приносим песню ребятам, все уже готово, для того, чтобы группа сыграла эту песню. На самом деле, лирика просто является концом нашей работы.

Брайан - Я сам предпочитаю такой, подход. Мне никогда не нравилось, когда при сочинении лирики, на меня оказывали давление. Теперь же, я, в самом деле, получаю еще большее удовольствие от пения. Я просто могу прийти и спеть эти вещи, и ни о чем не беспокоиться.

Нападали ли на вас в последнее время какие-нибудь феминистские группировки за лирику, такую как в песнях Cover You In Oil и the Honey Roll?

Энгус - Я не думаю, что все мы по настоящему беспокоились на этот счет. Ты всегда должен помнить, что с самого начала, особенно, когда играешь такую музыку, как наша, на тебя всегда могут совершить нападение. Если на тебя не набросятся за твою лирику, то на тебя набросятся за громкость твоей музыки, или за то количество зрителей, которое приходят на твои концерты. Последний раз на нас нападали где-то в Европе, вопли по поводу использования пушек или еще по какой-то причине (на концерте, AC/DC палат их настоящих пушек, в песне For Those About To Rock) или из-за взрывов, или.... Я уже и не припомню из-за чего, где-то их беспокоили загрязнение атмосферы (он разводит своими руками в замешательстве) Я, в самом деле, не вижу взаимосвязи между загрязнением атмосферы и нами. Понимаешь, я считаю, что таким образом, они хотели дать нам еще одну проблему. От таких людей просто никуда не деться.

Будет ли тебя беспокоить тот факт, что внезапно AC/DC уже не будут доставлять никому неприятности ?

Энгус - Как я уже говорил, мы просто воспринимаем все это с точки зрения нашего развития. Мы не сидим и не говорим, "Давайте-ка погрешим ка." Подобное никогда никому не приходит в голову, когда они берутся за гитары. Это как говорить тебе, что ты являешься настоящим инструментом зла, знаешь ли. На самом деле, самую первую мою гитару, мне купила моя мама. Она вышла из магазина и дала мне дешевую, акустическую, 10-ти долларовую гитару со словами: "Эта гитара для тебя и для Мэла. Теперь ведите себя хорошо." Я думаю, что так случилось, потому что они были уже в возрасте, а мы были большой семьей, они уже многое повидали и их не беспокоило то, что мы играем рок. Тогда, когда я знал о том, что некоторые родители моих друзей, запрещали своим детям, ходить на рок концерты и прочее. Моих родителей это никогда не беспокоило. "Ты должен быть дома вовремя" - у нас никогда, не было подобных предписаний.

То есть, ты хочешь сказать, что твои родители уже прошли через это с твоим старшим, братом Джорджем ?

Энгус - Да, они уже с ним это прошли. Но он не единственный, кто играл на гитаре.

Сколько же у вас братьев?

Энгус - Всех вместе, нас было семь парней в семье. И одна сестра. И мы все играли на инструментах, хотя на разных уровнях техники игры. Некоторые взялись за дело всерьез, а для других это было просто хобби, У нас в доме всегда были разные музыкальные инструменты, так или иначе, было пианино, гитара, банджо, кларнет или саксофон. Всегда было что-нибудь такое, на чем можно было пошуметь.

Твой брат Стюарт, стал менеджером AC/DC. И когда я последний раз разговаривал с тобой, ты сказал, что твоя сестра предложила тебе эту школьную форму.

Энгус - Да, это так.

Почему именно школьная форма, ведь ты же не вокалист. Ты - самой мгновенно узнаваемый участник AC/DC. Каким образом это повлияло на динамичность группы?

Энгус - Мы немного изменились как группа. Мы стали выделяться. Когда люди просят меня
описать AC/DC, я часто говорю, что это четыре музыканта и "уловка". В начале своейй карьеры вы особо о таких вещах не думаете. Но затем, со временем, ты играешь перед людьми, а они хотят это видеть. Это как Yosemite Sam говорит мультяшному зайчику Bugs Bunny: "Я заплатил, чтобы увидеть божественное представление, и я собираюсь увидеть божественное представление!'"

Ты хоть раз сожалел о том, что на тебе надета эта школьная форма. Тебе никогда не хотелось выйти на сцену просто так, в повседневной одежде, и сказать: "Вот он я, взрослый мужик, а не карикатурный персонаж?"

Энгус - Никогда. Вся крутость школьного костюма в том, что ты можешь снять его и забыть о нем, когда ты уходишь со сцены. Как если бы ты смутился бы и подумал : "Ох, это был не я, это был парень в костюме".

Выходит, что школьная форма - это способ жить общественной и личной жизнью.

Энгус - Безусловно, я думаю, что эта замечательно. Многие музыканты озабочены тем, что пытаются жить жизнью легенды 24 часа в сутки. На самом деле, такой образ жизни может свести тебя в могилу.

Брайан - Люди постоянно подходят ко мне и говорят: "Ох, этот Энгус, должно быть он буйный. Он должен принимать тонны наркотиков, бухать и трахать миллионы девок." А я просто с ними соглашаюсь (он пожимает плечами уклончивая улыбка расплывается по его загорелому, изможденному лицу) Я не знаю, смогу ли я изменить их представление - если я скажу им: "Нет, на самом деле, он очень тихий, милый парень. Трезвенник. И все что он делает - это курит одну сигарету за другой."

Энгус - Я действительно не хочу, чтобы центр внимания был на мне, когда мы играем на сцене. Я всего лишь часть AC/DC. Если бы они не сделали то, что они делают, то я не смог бы сделать и свою часть работы. Вот как я всегда относился к этому. Иногда, я думаю, что я просто могу оставаться в тени и играть. Потом, мы же все играем в одной группе.

Я не думаю, что кто-то из нас хотел бы, чтобы ты оставался в тени.

Энгус - Нет. И я получаю огромное удовольствие от того, что я делаю. Но иногда, я смотрю как играет Малькольм - просто на тот плотный ритм который он выдает - и я преисполнен благоговейного страха. Но ты видишь подобное во всех группах. Stones счастливы тем, что у них есть свои Чарли Уотс и Кейт Ричардс. Если ты уберешь их - то все что у тебя останется в результате - это прыгающий по сцене Мик. Замечательно, но эти два других человека - они настоящая рок сила. Они - единственные, кто оказывает давление. Потом, ты можешь сесть на задние ряды и наслаждаться всей группой. У тебя есть два парня, которые ублажают твой слух, да и визуальная сторона нисколько не страдает.

Конечно же, сольные достижения Мика, совершенно отличны от Stones.

Энгус - Да, но у Кейта этого не отнимешь.

Иногда AC/DC сравнивали со Stones. И AC/DC и Stones - легендарные рок группы, которые, похоже, исправно несут службу, и не важно в каком стиле они играют.

Энгус - Со Stones все как раз и началось. Просто нельзя не уважать их достижения. Я думаю, что они проложили дорогу для нас. Иногда, я думаю, что AC/DC больше похожи на Three Stooges.

Но вас пятеро.

Энгус - Да, мы найдем еще двух.

Как ты относишься к альтернативному року?

Энгус - В целом, мне он нравится. Но я всегда, отношусь скептически к радио и телевиденью. Я всегда осторожно отношусь к новому веянью, о котором болтают люди. В те времена, когда мы начинали, люди не так сильно обращали внимание на то, что говорилось в средствах массовой информации. У нас не было этой глобальной, чертовой коммуникационной сети, которую мы сейчас имеем. Ты что-нибудь слышал и говорил: "Это
мне нравится". Потом ты шел, чтобы посмотреть на то, как группа играет в живую, и если потом, ты все еще получал удовольствие от тог что ты услышал и увидел, отлично, ты находил новую, понравившуюся себе группу. Но сейчас, внешний вид намного более важен. А я всегда к подобному отношусь, с осторожностью... Потому что то, что круто выглядит, одновременно может быть и таким жеманным. (смеется)

AC/DC продолжали, когда, многие другие группы рождались и умирали. Например, сейчас люди говорят, что группы тяжелого рока 80-х - мертвы.

Энгус - Я думаю, что иногда, люди склонны, выносить вердикт слишком поспешно. Иногда,
те же самые вещи возвращаются и шлепают их по лицу. Когда ты уже давно занимаешься этим делом, ты понимаешь.

Как ты считаешь, изменилась ли аудитория AC/DC за последние лет пять?

Энгус - Теперь ты видишь разные поколения. И стар и млад, приходят на концерты. Для меня эта смешно, потому что ты встречаешь кого-то из молодых и они болтают с тобой, а ты думаешь : "Эй, я же ваш папочка!" Я мыслю почти также как подросток.

Так можно сказать, что AC/DC сохранили свою молодость?

Энгус - Да, нам просто нравится вышлепыватъся. Если ты знаешь, что ты хорошо выполняешь свое дело, и связан с этим делом надолго, я думаю, что ты в состоянии привлекатъ внимание представителей разных поколений - налаживать с ними контакт.

И нет планов на уход отставку?

Мал - Нет, приятель, нет. Пока что это не входит в наши планы.

Последняя просьба. Моей жене очень нравится как AC/DC делаю кавер версию песни Take a Little Piece Of My Heart /Возьми частичку моего сердца/.

Энгус - Это отличная песня Дженис Джоплин.

Брайан - Не так давно, меня пригласили послушать Меллису Этериол (Melissa Etheriolge). И она исполняла ковер версию You Shook Me.

Ну и как?

Брайан - Да просто офигительно! Я впервые услышал правильное исполнение этой песни.

Энгус - (обиженно) А как же мы ?



 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru