Журнал Metallion (Канада) Том 2 № 7 июль 1985г.
(Интервью с BRIAN JOHNSON)

«Не Портите Дело»
AC/DC играют только истинный рок-н-ролл - иначе и быть не может, говорит Брайян Джонсон.

автор: Lenny Stoute

Некоторые люди убеждены в том, что у мира есть подмышки. Если это правда, то город Ньюкасл как раз находится в одной из них. Этот город расположен на Севере Англии, в мрачном регионе, где никогда не светит солнце, и рабочих мест для молодежи столько же, сколько в году солнечных дней.
Ньюкасл когда-то считался процветающим городом сталелитейной и угольной промышленности, теперь же это место может легко превратится в свалку радиоактивных отходов. Честное слово. Но в последние годы Ньюкасл подарил нам Брайяна Джонсона, одетого в кепку фронтмена летних мальчиков которые так никогда и не повзрослели, AC/DC. Как истинный выходец из Ньюкасла, он сложен как боксер среднего веса, поет как саундтрек фильма «Рембо», а выглядит также мирно и знакомо как пинта пива.
Появившись из ниоткуда, он решил выполнить наикрутейшую работу в роке, заменить легендарного Бон Скотта, вокалиста AC/DC, когда этот отчаянный чувак присоединился к райскому хору. Пронзительный тенор Скотта и потрясающее поведение на сцене было главным топливом для восхождения группы на звездную вершину. Как фанаты, так и критики тряслись в своих тапочках на резиновой подошве от одной только мысли, что AC/DC действительно удалось найти еще одного лидера равного Скотту, со страшным воем и высокой энергией.
Начиная с первого альбома записанного с группой и по ходу последующего турне, Брайян Джонсон был готов заработать себе легендарный статус, и не важно, понимал ли он сам это или нет. В конце турне, человек в матерчатой кепке был с энтузиазмом принят в лагерь AC/DC армией фанатов группы.
«С самого первого дня, музыканты группы никак не давили на меня. Вместе с тем, все они очень привязались к Бону. Видишь ли, у AC/DC всегда был имидж парней, которые не прочь покутить, а тогда мы не гастролировали, и имели привычку все доводить до крайностей. Несколько раз мне было немного не ловко, и я думаю, что я немного перестарался». Он смеется как грохот большого адского колокола.
Через неделю группа начинает свой мировой тур 1985 года концертом в Нью-Йорке, и все мысли Брайяна заняты предстоящими гастролями.
«Есть гастроли, и есть гастроли в Америке. Сейчас, я уже привык к такой жизни, к выживанию. Когда ты впервые выходишь на сцену, ты до конца выкладываешься, для тебя и для группы нет ничего невозможного, мы прошли через это и доводили все до предела. А на втором концерте, ты уже ведешь себя поспокойней, но, тем не менее, работаешь на пределе. А вот на третьем выступлении, ты контролируешь свои действия и рассчитываешь темп. На четвертом концерте, тебя уже ничто и никто не беспокоит, и ты бегаешь по сцене как черт». Он снова громко смеется.
«Веселится, надо уметь, также, как уметь играть. Как только я готов гастролировать, я все еще способен перепить любого. Я люблю веселиться, но вот если бы я угорал каждую ночь, я бы запорол всю работу. Я бы уже не смог продемонстрировать фанатам крутого шоу, которого они заслуживают. То есть я хочу сказать, что они платили свои деньги не за то, чтобы увидеть, как на прошлом концерте я тупо отрабатывал свой номер, они платят, и хотят увидеть с моей стороны достойное шоу. Просто нужно уметь веселится; и знать, когда стоит закатить отличную вечеринку».
«Похоже, что наши американские гастроли продлятся четыре месяца, но я не в курсе, когда мы поедем туда. Мы встретимся в Нью-Йорке, попьем пивка и попытаемся определиться, каким же будет наше шоу. На самом деле, не так просто решить, что стоит творить на сцене, а что нет. Мы не хотим никого разочаровывать в отношении концертной программы, но вот если программа начнет удлиняться, нам понадобятся санитары с носилками».
«Потом надо решить, что мы с собой возьмем, колокол или пушку, или и то и другое, или решим от всего этого отказаться? Надоела ли публике вся эта канитель, или они желают увидеть все это еще раз? Да, нам есть из чего выбирать. Потом, конечно, можно все распланировать, но не возможно предсказать, как публика будет встречать тебя до тех пор пока ты реально не отправишься на гастроли. Если бы я нервничал, то давно бы уже съехал с катушек».
Слушая Джонсона, создается такое впечатление, что, не смотря на все его здравые рассуждения, сам он все же где-то лукавит. Он оптимистичный приколист, всегда готовый рассказать какую-нибудь шутку или поржать от души. Он похож на парня, с которым вы были бы не прочь побухать. Он воплощение AC/DC - группы с имиджем самых обычных парней.
«Забавно, мы тепло общаемся с народом до тех пор, пока они не узнают, кто мы такие, потом они бегут от нас как от чумы. Люди подходят и спрашивают, «Простите, а как вас зовут? А можно взять у вас автограф?». Вот приколка. Нас такие встречи никогда не беспокоили, ведь мы похожи на самых обычных ребят с улицы. Дорожники большинства групп одеваются куда ярче всех нас».
Он живет на Золотом Побережье Флориды, но в той части пляжного побережья где живут обычные работяги, и где классно рыбачить. Если бы он снялся в эпизоде сериала «Майями, отдел Полиции Нравов», он бы сыграл одного из изгоев. Уж скромнягой парнем Брайяна Джонсона назвать никак нельзя.
«Репетиции? Да на хера они нужны? Однако, ведь нельзя сказать, что мы не репетируем? Я никогда в жизни не щадил собственного голоса. Если бы я бережно относился к своему вокалу, то, наверное, пел бы уже гораздо хуже. Я не могу назвать себя великим вокалистом. Энгус и Малькольм дают мне свободы больше, чем кто бы то ни было. Я так сильно восхищаюсь ими, потому что они располагают к себе, и при этом никак не заговариваю тебе зубы, и они умеют указать тебе на твои ошибки так, что ты и не обидишься».
«У AC/DC свое, совершенно уникальное звучание. Мы по-своему техничны, и именно такое звучание нужно нашим фанатам. Они бы реально обломались, если бы мы их удивили каким-нибудь не стандартным для нас звучанием. Конечно, им нужны AC/DC, или они перестанут покупать пластинки и ходить на наши концерты».
«Вместе с тем, если в песне получается какой-нибудь не стандартный ход и это классно звучит, мы постараемся это оставить. Я мне повезло, что я пою в AC/DC, потому что музыканты нашей группы считают, что голос - это всего лишь еще один инструмент, и совершенно ни к чему его как-то перегружать. Даже как фронтмены, Энгус и Малькольм гораздо привлекательней меня. У нас есть командный дух которым могут похвастаться не многие группы; каждый музыкант по-своему важен, а я всего лишь вокалист. Большинство групп выталкивают вокалиста на передний план, и просто замечательные музыканты аккомпанируют такому вокалисту, вот так и начинается между ними борьба личных амбиций».
«Я не назову себя вокалистом, делающим ставку на технику. Я просто отрываю свой рот, буйствую и одновременно стараюсь петь в нужной тональности. В конечном итоге, Малькольм и Энгус замечают ошибку и записывают то, что осталось на пластинку, или пытаются совместить все это на сцене. Бывает, что в студии я начинаю зарываться, тогда ребятам приходится меня сдерживать, так сказать остудить мой пыл. Просто у меня такой характер, ну что я могу поделать».
Опаньки! Так вот когда он работает! Представьте себе человека, который настроен веселится! Слава богу, что есть солидный профессионализм и тонкое понимание музыки братьев Янг все держащих под своим контролем. Самая последняя глава в истории AC/DC это их новая пластинка, названная Fly On The Wall. Это классический, алкогольный, веселый, заводной рок с потрясающими гитарами и гадкими и угарными вокалами Брайяна. Начиная с показательной Shake Your Foundations, до порочной похабщины Sink The Pink, и безжалостного стомпа Back In Business, альбом Fly On The wall - это истинное наслаждение для фанатов AC/DC. А все остальные могут бодро сосать, как считает Брайян, однако, он утверждает, что таких сосунков становится все меньше.
«Мы очень старались записывая эту пластинку, потому что хотели, чтобы у нас получился по настоящему сильный альбом. На этот раз, мы не были ограничены никакими сроками сдачи альбома в тираж; всем было по хер, чем мы там занимались, поэтому мы могли работать крайне внимательно. Мы довольны откликами на нашу новую работу, потому что о нас два года не было не видно и не слышно, и мы подумали, что для того, чтобы вернуть себе всю аудиторию, нам понадобится около года. Но сейчас мы понимаем, что наши поклонники всегда были с нами».
«Мы узнаем, что наши пластинки покупают 13-14-ти летние подростки, и нас это приятно радует. Мы понимали, что наша публика выросла вместе с нами, но никак не рассчитывали на этих пацанов. В их коллекциях нет ни одного из наших старых альбомов, но они услышали о нас, и теперь просто жаждут нас слушать. Это также очень приятно и волнующе; теперь есть совершенно новая категория фанатов, которым мы должны доказать свою состоятельность».
«Вот, например, в прошлом году нас попросили выступить на фестивале в Донингтоне, да, я думаю, что в подобной ситуации нужно быть конкурентоспособным. Вот этим мне и нравится Донингтон, что выступления там похожи на охоту Сафари. Приходится выступать на одной сцене с несколькими лучшими группами в мире. Даже если сами музыканты не признаются в этом и говорят, что для них это такое рядовое выступление, я чувствую, что внутри всех нас живет некий стимул побуждающий работать с большей самоотдачей, просто заставляющий нас сделать один шажок вперед. И все эти группы чувствуют конкуренцию, но в выигрыше оказывается только публика, потому что каждый музыкант старается выступить лучше всех остальных. Мне насрать о чем там думают другие, лично я получил от всего этого огромное удовольствие. Боже мой, как же классно было снова играть на этом фестивале!».
«Я до сих пор не могу привыкнуть к этому кайфу, когда все мое тело пронизывает музыка. Даже когда ты полностью вымотан, даже после 10-ти отработанных концертов, ты выходишь на сцену и думаешь, «Блядь, я до конца концерта просто не доживу!». А потом когда ты начинаешь играть, тебя охватывает невероятный подъем. Ты смотришь на пацанов, и они подталкивают тебя, это изумительное чувство».
«Ты просто оживаешь, ты снова заводишься не на шутку, и всякая усталость пропадает. Просто ты оказываешься в рок-н-ролльном раю, приятель».
Я упал в свое кресло, в изнеможении только от одних рассказов этого безумца, у меня просто нет больше слов. Брайян Джонсон укатал меня. Только прежде чем разразится своим раскатистым смехом, он благодарит от имени группы всех канадцев. Похоже, что мы первая страна, в которой Fly On The Wall стал золотым, и это доказывает, по словам Брайяна, что в Канаде, как ни в одной другой стране мира, живет больше фанатов которые ценят настоящий, тяжелый рок. Мы еще над этим поразмыслим.


 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru