Журнал Brave Words & Bloody Knuckles № 73 октябрь 2003г.
(Интервью с MALCOLM YOUNG)

AC/DC
Сумасшедший Дом в Хогтауне!

автор: Martin Popoff

На следующий день, – по общим отзывам – став гвоздем шоу на замечательной феерии Toronto Rocks в поддержку города оправляющегося от похмелья SARS, Брайян Джонсон, Энгус Янг и Малькольм Янг отсиживались на 19-том этаже отеля Four Seasons встречаясь с прессой. Это настоящий спектакль съемочных групп, звуко и светоинженеров из крупных изданий (пока я был там, среди прочих там присутствовали представители CBC, MuchMusic, The Globe & Mail, the Toronto Sun) устанавливающих аппаратуру и прорывающихся в эти шикарные комнаты, и все ради все еще тонкой и тощей хард роковой группы которую мы хотим считать своей.

«Нам не хотелось участвовать в такой насыщенной программе», объясняет Малькольм, после впечатляющей программы из 14 групп (в том числе хэдлайнеров Rolling Stones), перед аудиторией в 460000 человек почти 15-тью часами ранее. «Нам просто хотелось влезть в это дело, понимаете, а не делать много шума. Так что мы сыграли эту песню, которую, наверное, знают только наши махровые фанаты, Hell Ain’t A Bad Pace To Be. И эта вещь разогрела нас, понимаете?».
Такая большая аудитория? Черт возьми… оказывается это клубный концерт для AC/DC.
«Ну, самое большое шоу в котором мы когда-либо участвовали, состоялось в Москве, где-то в 1991 году. Это было тогда, когда там победила демократия. Это произошло через неделю после того как на улицы вышли Ельцин, танки и студенты. И через неделю мы сыграли там. Казалось, что там собралось один миллион человек, а потом, по самым скромным подсчетам, там собралось 600000 человек. Никто не знал сколько точно. Это было в России и они считали толпу с вертолетов. Но мне кажется, там собралось около 700000 человек. Но это было бесплатное шоу. Мы также дали парочку больших концертов в Рио, примерно 400000 человек. Конечно, это было замечательно, потому что мы разговаривали со Стоунс и Кейт сказал, «Мы никогда не играли перед такой большой аудиторией». И я подумал…. (он смотрит хитро и смеется), так что это было замечательно; это была одна из тех вещей. Мы были готовы к этому, но все же, когда ты выходишь на сцену и смотришь на зрителей, ты просто восклицаешь, «Сможем ли мы, черт возьми, пережить все это?!». Но я считаю, что звук распространяется и там есть большие экраны. Я хочу сказать, в тот момент, когда мы вышли на сцену, вся толпа задвигалась, мгновенно, насколько ты мог видеть. И они продолжали двигаться на протяжении всего концерта. Мы определенно были поражены этим. Я думаю, что местная публика восприняла это как особое событие, просто все приезжают в Торонто. И мы постарались на славу. Да, мы плохо разбираемся в политике, болезнях и т. д. (смеется), но мы знаем, как надо играть. И мы просто сосредоточились на своей игре. И в течении часа просто забываем обо всем остальном. Если публика может просто позабыть обо всем остальном, даже о своих счетах дома, это просто замечательно, понимаете?».
После опьяняющих уже достигнутых высот, заработав себе легендарный статус, они вновь работают над следующей пластинкой. Что-то типо этого.
«Да, мы всегда над чем-то работаем», говорит Мал. «Каждый день ты берешь в руки гитару, магнитофон, что угодно. У нас накопилось много материала. Мы хотим, чтобы это был рок-н-ролл. Эта музыка является сущностью группы. Нам тоже нравится рок, хороший рок. Но если это будет нечто роковое, нам хотелось бы чтобы это было чем-то новым. Нам не хочется все время работать по одной схеме. Если у нас возникает какая-то идея, когда мы говорим: «Да, это что-то новенькое. Раньше я не слышал ничего подобного, но это звучит в нашем стиле». Это жемчужины. Мы тратим свое время. Время важно для нас, потому что мы записали так много альбомов. Нет желания записывать один и тот же альбом снова и снова. Ты всегда пытаешься превзойти себя. И сегодня нам не просто сделать это. Но мы тратим много времени. В начале карьеры, мы могли пойти в студию и записать альбом за 3 недели (смеется). Все было в новинку и все такое. Чем больше ты занимаешься этим… но мы не хотим меняться. Мы хотим быть верны себе».
Я замечаю, что это немного напоминает мне ситуацию Status Quo, вечные поиски изменения уже сложившегося звучания.
«Да, но у нас чуть больше свободы, чем у таких групп как Status Quo. Мы имеем замечательного инструменталиста в лице Энгуса и голос Брайяна, ты можешь работать с этим подгоняя под большинство песен. Так что у нас есть большая свобода в исполнении. Но мы хотим оставаться в своих границах, простота, и внутреннее чувство. Это дорогого стоит».
В таком случае, приблизительно, каковы ваши планы на ближайшие 6 месяцев?
«Ну, мы пока еще не решили, где мы будем записываться. Мы обсуждаем возможность работы в различных студиях. Мы собираемся. Я и Энгус, и просто сочиняем ряд новых вещей, или я иногда могу сесть за барабаны, и просто поджемовать и мы оба будем отрабатывать какую-то идею и посмотрим, как эта идея будет звучать в составе группы. Потом, мы пригласим ребят, когда у нас накопится достаточно материала. Когда мы сможем сказать: «Хорошо, у нас имеется примерно 30-40 хороших, стоящих идей, хороших мелодий. Но когда мы позовем ребят, тогда мы начнем работать над тем, что подходит Брайяну, и что подходит группе. Вот такой вот процесс».
Но пока вы ждете нового альбома, передача каталога от лейбла Warner лейблу Sony привела к более чем великолепной программы переизданий, каждый из альбомов группы переиздается в большом диджи паке, с потрясающими комментариями, редкими фотографиями, и достойным ремастированием. Также, будет переиздан бокс Bonfire, как часть каталога… на виниле! Я спросил Малькольма, как он считает, звучание какого из переизданий наиболее отличается от оригинала.
«Ну, я думаю Powerage, это был настоящий рок-н-ролльный альбом. Я до сих пор предпочитаю наше старое звучание. Но те, кто занимался переизданием, добавили много средних частот во все альбомы; они задрали уровни почти до предела. И это удалось сделать при помощи новой технологии, всех испытаний. Так что, почти все альбомы звучат на вашем CD проигрыватели на красной линии. И я подумал: «Да, сегодня, это то, что надо для подростков. Потому что они именно этого и хотят. Но мы сами предпочитаем наше оригинальное, более теплое звучание. Ты знаешь, какими были тона? Именно для нас Sony выпускают винил. Это наш шанс сказать, да, мы можем выпустить свои виниловые диски; махровые фанатики обязаны иметь винил. Не дерьмовый винил; они обещают нам выпустить этот классный, толстый винил (он показывает толщину винилового диска). Мы надеемся удовлетворить старых поклонников, а потом новых подростков, им нужны острые средние частоты. Наверное, гитары звучат несколько более выделено, но они более царапающие. В записях всегда присутствовал теплый колорит. И когда ты занимаешься оцифровкой и поднимаешь уровень до максимума, ты можешь потерять теплоту этих тонов. Ситуация исправляется, но на средних частотах возникают пустоты. Но такое звучание нужно современным подросткам. Им нужна резкость. Таким и должен быть этот металл; он был таким, может быть, 15 лет. Средние частоты начинают все более преобладать, поэтому я считаю, что в 70-х, было модно добавлять в микс побольше баса».
В заключении, Малькольм нечаянно предлагает интересную дополнительную информацию о альбоме Powerage. “Ради этого мы так и не изменили рок-н-роллу. Как сказал Кейт Ричардс, это был альбом который завел его. И это был диск Powerage. Это был рок-н-ролльный альбом, и большая часть старого поколения по достоинству оценила его. Им не хватает такого старого рок-н-ролла».
Кейт нарезающий рок под Powerage… весьма живописно.

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru