Журнал CLASSIC ROCK (Англия) сентябрь 2003г.
(Интервью с ANGUS YOUNG и MALCOLM YOUNG)
Интервью с Энгусом и Малькольмом Янг
автор: Dave Ling

Море значков, джинсовых курток и полиэтиленовых пакетов набитых виниловыми альбомами собрались у дверей плисового берилинского отеля Four Seasons. Поджемовав в прошлом году в Австралии, AC/DC приехали сюда в Германию, чтобы дать три шоу с Rolling Stones. Прошлым вечером они разогревались, давая хэдлайнерское шоу в концертном зале Columbiahalle на 3000 мест – такая интимная атмосфера для группы которая за последние 30 лет продала 85 миллионов альбомов только в одних Штатах. С последним переизданием всего их бэк каталога, и включением в марте в Зал Славы Рок-н-Ролла, группа была более чем счастлива, прервать процесс сочинения песен для нового студийного альбома. За их включением в зал Славы последовало бурно встреченное шоу в нью-йорском зале Roseland Ballroom, на котором вокалист Aerosmith Стивен Тайлер присоединился к группе для совместного исполнения песни 'You Shook Me All Night Long'. Дав качественный концерт в Columbiahalle (читайте рецензию в прошлом номере журнала), похоже, что в ближайшие годы ничто не угрожает невероятной долговечности этой группы. Ритм гитарист Малькольм Янг, певец Брайян Джонсон и басист Клиф Уильямс возможно теперь за пятьдесят, гитарист Энгус Янг (48) и барабанщик Фил Рад (49) идут за ними следом, но AC/DC играют еще громче, еще тяжелее и с большей страстью, чем большинство групп вдвое младше их возраста. Действительно, как сообщалось, полиция города Эссена получила многочисленные звонки с жалобами на высокую громкость, когда группа играла со Stones, не смотря на то, что в этот вечер эта парочка играла в Оберхаусене, в семи милях от того места. Кажется, что эти две группы прекрасно поладили вместе, когда на всех трех шоу в Германии Энгус и Малькольм присоединились к хэдлайнерам для исполнения версии песни 'Rock Me Baby'. Пятая самая важная группа в музыкальной истории, AC/DC до сих пор являются предметом догадок и предположений. Через неделю после поездки репортеров Classic Rock в Германию, агент группы, занимающийся ангажементом был вынужден развеять слух, запущенный в интернете о том, что Энгус Янг умер. Несомненно, что гитарист все еще находился живым и здоровым в Берлине, ежеминутно туша многочисленные сигареты для того, чтобы съесть тарелку супа, но его такой же миниатюрный брат Малькольм кажется с готовностью готов обсудить этот случай.

Когда такая группа как AC/DC играет в первом отделении у Rolling Stones, кто кому звонит, чтобы договорится?


Мал: На прошлое Рождество мы поехали домой в Сидней, а они должны были там выступать. Все звонили нам и просили достать билетик...

Энг: ...Это странно, когда ты играешь в рок-н-ролльной группе, иногда люди думают, что касса стоит у тебя прямо дома.

Мал: В день концерта, нам позвонил их производственный менеджер и рассказал нам о том, что Кейт Ричардс очень хочет встретиться с Энгусом. Мы обсудили это предложение и в конечном итоге решили сходить туда на часик, так просто, посмотреть, что там такое происходит.

Энг: Мы же не снобы какие-то, ничего подобного, мы понимали, что где Rolling Stones там множество камер. Нам не нравится вся эта шумиха СМИ.

Позже, в тот же вечер вы джемовали со Stones, так что же случилось, когда вы приехали в концертный зал?

Мал: К нам тут же вышел Кейт, и мы все просто обалдели. Потом кто-то спросил, 'А вы не захватили с собой гитары?' И потом мы уже поднимались с ними на сцену, потом они предложили нам сыграть с ними вместе. Мы ничем другим не занимались, кроме как сочиняли новые песни, и мы решили, что, наверное, было бы здорово вернуться на сцену. Я знаю, что у Stones очень дорогие билеты на концерты, и нам это не нравится, но мы были там, в качестве бонуса. Билеты уже вовсю продавались, еще до нашего появления.

Какое шоу они позволяют вам представить? Вы можете использовать свой знаменитый колокол и пушки?


Энг: Мы играли полтора часа. Мы можем представлять несколько трюков, но при необходимости, мы можем играть и без них. Это потрясающее шоу которое надолго запомнится всем этим подросткам.

Мал: Если говорить о настоящей рок-н-рольной группе, то там были только двое из нас. Это хорошее шоу. Я не знаю сколько там стоят билеты, но уж точно будет весело.

Можно ли назвать все это неким соревнованием?


Энг: Нет, мы никогда ни с кем не соревновались и всегда занимали свою собственную нишу. Они, также как и мы, представляют свое собственное рок-н-ролльное шоу.

Конечно, но Rolling Stones легендарная группа. Разве вам не хочется напомнить им, что и AC/DC тоже?

Мал: Возможно. Но важно, что у нас также есть много общего. Если мы устраиваем вечеринку, мы не станем гонять записи AC/DC, мы будем слушать пластинки Stones, Чака Берри, Литтл Ричарда... вот таких музыкантов.

А совместные концерты с Stones вселяют в вас уверенность, что AC/DC смогут играть на сцене когда вам будет столько же лет как и им?

Да мы не особенно младше их, приятель. Но я считаю, что мы могли бы заниматься музыкой, когда нам стукнет столько же. С самого начала своей карьеры, наша группа всегда шла напролом. Все дело в энергетике, и мы до сих пор не растеряли ее.

Энг: И нашей фишкой всегда был я в этой школьной форме – это наша визитная карточка. Владельцы американских клубов могут позабыть саму группу, но они никогда не забудут пацаненка в шортах и кепчонке, который дергался на сцене как лунатик.

Мал: Некоторые из них думали, что Энгус извращенец, особенно когда мы только начинали играть в Англии. А потом, он показал свою жопу... [смеется].

Энг: В австралийских пивных можно постоянно показывать свою жопу и никто не обратит на вас внимания.

И ты так и будешь продолжать щеголять в шортах, когда тебе будет столько же лет сколько Кейту?

А куда я денусь? Теперь, когда я смотрю на свои ноги, они похожи на две долбанные кегли. Я не пытаюсь сравнивать себя с Элвисом, и я никогда не был на его концерте, но если бы у меня была такая возможность, я бы хотел чтобы меня запомнили как вечно молодого парня в одном из своих рок-н-ролльных прикидонов.

Я прочитал, что организаторы Зала Славы Рок-н-Ролла попытались заставить тебя не одевать шорты на церемонию посвящения?


Они попытались заставить всех нас одеть долбанные смокинги – к черту.

Мал: Когда мы приехали туда, нам предстояло выступить перед компанией долбанных пингвинов в ресторане. Парни из группы Clash прибыли перед нами, и Edge из U2 должен был представлять их. Черт меня дери, он толкнул 40-ка минутную речь [о умершем гитаристе Джо Страммере]... он был самым скучным типом которого мне приходилось видеть в своей жизни. Мы стояли на краю сцены, ждали когда он закончит и нас это начинало порядком бесить, даже не смотря на то. Что мы с симпатией относимся к остальным музыкантам Clash. Так что когда подошла наша очередь, мы словно с цепи сорвались. Тогда мы отыграли просто зверски. Мы просто всех уничтожили, и все эти люди танцевали на балконах во всех своих смокингах. Мы упивались всем этим; на нашем фоне все остальные группы были этакими тихонями.

Бас гитарист AC/DC игравший в группе в 70-х, Марк Эванс, публично выразил свое негодование по поводу того, что его вычеркнули из списка претенднтов на включение. Вам его не жалко?

Совершенно не жалко. Нет.

Почему? Потому что он ушел из группы целую вечность назад?


Мы все способствовали нынешнему статусу группы, стремились к осуществлению поставленных целей. Он был с нами [делает паузу]... и вместе с тем, его там не было.

Энг: Я не понимаю, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор. Люди говорят о том, что он был нашим оригинальным басистом – нет, черт меня дери, он не был им. Нашего первого басиста звали Роб Бейли. На ряде концертов даже сам Мал играл на бас гитаре.

Мал: На самом деле, еще до Эванса, у нас было где-то четыре басиста. Действительно, Марка выбрал наш менеджер. Мы сами никогда не хотели его, мы не считали его профессиональным музыкантом. Мы все могли бы сыграть за него, также как и Роб Бейли. Мы решили, что по мере развития нашей карьеры нам удастся переубедить нашего менеджера найти нам хорошего басиста. Саймон Райт играл в нашей группе дольше, чем Марк Эванс.

Мы также собрались для того, чтобы обсудить переиздание вашего бек каталога. Вы довольны работой проделанной вашим новым лейблом Epic?

Да. Они разобрались с оформлением и всем остальным. Наш старый, давний лейбл Atlantic несколько зажрался. Наверное, они решили, что мы их вечное приобретение; мы проработали с ними более 20 лет. В конце концов мы решили разобраться со всем этим, потому что многие подростки жаловались на качество оформления.

Эти ремастированные альбому звучат просто великолепно.

Да, они существенно модернизировали звук. Все диски звучат очень громко. Теперь парни могут сэкономить на батарейках!

Статьи в буклетах и фотографии определенно делают это оформление еще более ценным. На рекорд сессиях вы никогда не делали черновых дублей. Но когда лейбл Columbia переиздал каталог Judas Priest, по крайней мере они дополнили это переиздание концертными версиями классических песен в соответствии с хронологией релизов.

Просто мы не хотели заниматься этим. Вот и сейчас мы работаем над 12 песнями – эти вещи составляют один альбом.

Энг: И мы никогда не были группой делавшей ставку на синглы, так что нам не откуда брать эти самые би сайды. Кто теперь помнит эту Первую, долбанную 40-ку? Я не смог бы вспомнить ни одной чертовой песни из этого древнего хит парада... может быть 'In The Navy' [Village People], и все.

Мал: Мы всегда работали именно в такой манере, особенно над первыми альбомами, мы сочиняли песни для того, чтобы у нас была полноценная концертная программа – а не для того, чтобы эти вещи составляли единый альбом. Если мы понимали, что нам надо 4-5 быстрых песен для того, чтобы ублажить понтеров, мы писали эти вещи для сцены, а не для следующего альбома. Мы и сейчас работаем по такому же принципу.

Но, не смотря на все это, тема 'Crabsody In Blue' так до сих пор и не включена в альбом 'Let There Be Rock', а диску 'Powerage' не достает темы 'Cold Hearted Man'.

Правда? Я впервые слышу об этом.

Абсолютно. Эти песни есть на моих старых виниловых пластинках, но они отсутствуют на якобы полной CD версии.


И раньше было много неразберихи и разночтений в американской, австралийской и европейских версиях альбомов. Какие-то песни так и не попали на определенные альбомы. Но я знаю, что для Epic мы предоставили все имеющиеся у нас материалы. Мы должны были убедиться, что альбомы выходящие в разных странах имеют один и тот же набор песен. Если это не так, то нам следует разобраться.

Вы уже сказали о том, что пишите песни для нового альбома, и поклонникам группы очень хотелось узнать, будете ли вы вновь работать с Робертом 'Mutt' Ланджем – продюсером альбомов 'Highway To Hell', 'Back In Black' и 'For Those About To Rock'.

Энг: Прошу прощения, но мне придется тебя разочаровать, но мы еще не приняли никакого решения на сей счет. Просто еще слишком рано.

Тогда в каких временных рамках вы работаете?

[отмахивается] Ах, со временем мы узнаем. Иногда, тебе везет и идеи рождаются очень быстро, а иногда нет.

Мал: Нужно найти подходящую идею, потому что есть определенный стандарт который является отправной точкой.

Так сколько же этих идей у вас есть на сегодня?

[тяжело вздыхает] Мы даже еще пока не начали обсуждать эти идеи. Их так много.

Энг: Поверь мне, мы найдем применение хорошим идеям. Я и Мал начнем обсуждать между собой эти идеи, как только у нас накопится достаточное число таких идей. Иногда, у нас появляется множество идей – просто какой-нибудь гитарный риф или еще что-то – но жемчужины выделяются. Ты не всегда тут же находишь применение этим самым жемчужинам. Так быо даже с такой песней как 'Back In Black', у Мала появился этот гитарный риф еще задолго до того как мы нашли ему нужное применение. Мы гастролировали в поддержку альбома 'Highway To Hell', и нам было все некогда спокойно сесть и обсудить какие-то идеи. Потом, как-то однажды... 'O, черт. Вот он этот долбанный риф'...

Ты хочешь сказать, что вы чуть было не забыли записать трек Back In Black'?!

Ну, не то чтобы позабыли, но мы отложили этот риф до лучших времен и начали работать над чем-то еще. На тот момент у нас был только один этот риф, и никакой долбанной мелодии. Но в этот рифе что-то такое было.

А когда же у вас появляются лучшие песенные идеи?

Почти наверняка в тот момент когда у тебя под рукой нет этой долбанной гитары, или магнитофончика. Ты можешь идти по чертовой дороге и ба-бах, что-то выстреливает у тебя в голове. Или ты идешь поссать и тут у тебя рождается идея. И из-за этого ты не спишь всю ночь, просто не можешь позволить себе уснуть – такое было со мной. Идея может родится из разговора, когда ты берешь гитарный аккорд, да из чего угодно. Идея может родится даже из долбанного барабанного ритма. Считается, что мы постоянно выпускаем один и тот же альбом, но есть одна фишка в наших песнях которую народ не понял и по сей день. Только послушай гитарную партию в начале 'Who Made Who', например, и ты поймешь, что на самом деле там слышен звук сирены. Понимаешь, в наших песнях есть мысль и утонченность.

А разве придирки критиков до сих пор волнуют вас?


Мал: Нет. Они сами раздражают, а не то, что они пишут. Если вы не можете стать более раскованными, снимайте свою рубашку и наслаждайтесь такой группой как AC/DC... конечно, мы записываем пластинки вовсе не для этих долбанных оболтусов.

Энг: Если говорить о моих отношениях с ними, то черт возьми, они не хотят говорить о музыке, они хотят обсуждать только искусство или заявление которое я якобы пытаюсь сделать. И теперь все стало еще хуже, они обсуждают то, как надо за собой ухаживать или как артист должен выглядеть. Хорошо, я все еще ношу свою школьную форму на сцене, но я прежде всего не думаю как мне изобразить эту утиную походку, как пройтись по сцене, прежде всего я задаюсь вопросом, как настроена моя гитара? А потом, когда все в порядке, можно уже и повышагивать.

AC/DC до сих пор являются одной из самых громких групп которую я когда-либо видел. Зачем вам это надо?


[ухмыляется во весь рот] Чтобы ты не заснул.

Да, но даже такой фанат громкости как Тед Найджент уже не играет также громко как прежде.

Мал: Мы не собираемся превращаться в старперов. Мы не можем подниматься на сцену и тихонько там играть такие песни как 'Highway To Hell', 'For Those About To Rock' и 'The Jack'. Нужно оставаться молодыми.

Энг: Мы не хотим никого оглушить... но черт возьми, просто нельзя быть застенчивым, когда ты играешь рок. Может быть, ты будешь смеяться, в начале нашей карьеры, мы гастролировали по Южной Австралии и как-то днем мы играли в одной школе для глухих детей. Они сели перед самой сценой, прикладывали свои уши к земле и впитывали в себя вибрацию. И им чертовски понравилась наша музыка, даже самым маленьким детям.

О кей, от возвышенного до смешного...

Это же наша сущность! И мы утверждаем, что...

Что вы можете нам рассказать о разрекламированном сотрудничестве Брайяна Джонсона с Балетом Sarasota из Флориды, в работе над новой версией постановки «Елена Трои». Последнее что я читал, что Малкольм МакЛарен согласился сыграть роль Зевса, но потом возникла какая-то проблема с спонсорской помощью...

Мал: [смеется] Я ни черта не знаю об этом, приятель.

Так вы были шокированы, как и все остальные, узнав об этом?

Да. Я прочитал об этом в газете и подумал, 'Что это еще за хренотень такая?' Так словно в один из вечеров он нассал в пивной, а потом признался в этом. Тебе придется расспросить самого Брайяна об этом.

Энг: [говорит удивленно] Но вот балерины, это же классно.

Как вы считаете, есть ли такие группы которые однажды продолжат дело AC/DC, когда вы решите уйти на покой?

Мал: Как правило, мне нравится что-то одно. Ты можешь услышать что-то стоящее, а потом ждать когда эта группа выпустит следующий альбом... и эти музыканты просто исчезают. Время – самый строгий оценочный ценз. Я просто не вижу хороших групп – не вижу таких музыкантов как Энгус и Брайян, и такого парня каким был Бон. Только посмотри на Stones, с Миком Джаггером. Серьезная проблема в том, что многие не умеют делать шоу. Нужна хорошая, слаженная группа, чтобы во главе этой группы стояла настоящая звезда. А сегодня таких групп мало.

Расскажите о самом странном слухе, который вы слышали о себе?


Энг: Я бы не назвал этот слух очень странным, но мы очень часто слышим о том, что группа должна распасться. Похоже, что эти слухи распространяются между каждыми турне. И однажды кто-то ляпнул о том, что мы отравили Бона.

Мал: Меня больше всего раздражает слух о том, что это не Брайян написал лирику к песне 'Back In Black'. [Говорили о том, что якобы Скотт, а не Джонсон написал слова к некоторым самым популярным песням альбома еще до своей смерти]. Это полнейшая чушь. Бедному старине Брайяну приходится опровергать этот слух последние 20 лет, а этот слух продолжает жить.

Прошлым вечером, на вашем концерте мне передали рекламный флайер берлинского концерта Дейва Эванса, оригинального вокалиста AC/DC, и его нынешней аккомпанирующей группы, немецкой трибьют группы Overdose. Дейв – никак не связан с вышеупомянутым Марком Эвансом – вы все еще общаетесь с ним?

Энг: [говорит несколько раздраженным тоном] А в скольких группах он пел?

Мал: Каждый раз, когда мы приезжаем в Австралию, в какой-нибудь местной газете появляется статья озаглавленная, 'я способствовал сегодняшнему статусу AC/DC'. [сдержанно хихикает]. Черт возьми, тот день, когда мы уволили его, стал первым днем в карьере этой группы. Как мы избавились от него, это еще та история. Мы играли в одной пивной в Мельбурне. В своих ярких прикидах Дейв был почти как Гари Глиттер – это было просто смешно. Он нравился всей этой задиристой, пивной австралийской братии, мы попросили его уйти со сцены минут на десять, в тот раз мы играли буги. Но через полчаса пивная буквально взорвалась. После этого случая, мы поняли, что нам не нужен такой певец.

Энг: Нет, мы поняли, что нам не нужен этот вокалист! На самом деле, вокалистом его можно назвать с большой натяжкой.

Мне интересно услышать вашу версию этой истории, потому что по другим версиям, Дейв ушел из группы из-за того, что его ударило током на сцене, и шофер коллектива – единственный и неповторимый Бон Скотт – быстро заполнил собой образовавшуюся брешь.

Мал: Нет, это бред. На тот момент Бон был нашим водителем, и он постоянно твердил нам о том, что нам надо избавится от нашего вокалиста т. к. он полное говно. Он все время говорил о том, что он с удовольствием занял бы его место. Он говорил об этом в подвыпившем состоянии. Как-то раз мы напомнили ему об этом, но его это больше не интересовало, и он снова устроился на работу и начал красить корабли. Мы приезжаем в Мельбурн и тут звонит телефон, и [ говорит невнятным, воинственным тоном] «Мал – черт тебя дери, я иду к вам. Меня достало красить корабли». Эванс трахал девчонку, которая тогда нравилась нашему барабанщику, так что тот проснулся в пять утра и набил Дейву морду. Конкретно отпиздил его. На следующий день Дейв пришел к нам жаловаться и мы сказали ему: 'Ты уволен'. Но именно Бон предложил нам свою кандидатуру. Он сказал, 'Я за него'.

Говоря о Боне, вы никогда не думали, какая могла быть у него судьба, падение или взлет – если учитывать чего AC/DC достигли после его смерти?

[ухмыляется] Если честно, если существует загробная жизнь, то наверное, он бы сказал, 'Ну же, ребята. Черт возьми, играйте быстрее, будьте грубее и напористей'. Вот что он мог бы сказать. Ты бы не дождался от Бона комплиментов, но он постоянно прикалывался над нами.

Но без сомнения он бы гордился достижениями группы?


Энг: Да, не забывайте что во времена альбома 'Highway To Hell' наша карьера развивалась как по накатанной. Но похоже, что самым большим преимуществом Бона было то – и он сам часто говорил об этом – что он мог быть самим собой. Он с 15-ти лет играл на барабанах в рок-н-ролльных группах, потом он понял, что именно вокалистам достаются все девки, и стал певцом. Когда он пришел в нашу группу, первое что он спросил у нас: 'Черт подери, в какой манере мне петь для вас ребята?' Мы ответили, что, мать твою, пой, как считаешь нужным. И в конце концов ему удалось найти свой собственный оригинальный стиль.

Мал: Много лет он сочинял лирику, играя в своих старых группах, и не мог реализовать накопившийся у него материал. Он мог написать слова для песни всего за одну ночь, при помощи бутылки Jack Daniels. Ты читал написанные им слова и говорил: 'Это же охеренно выразительно, Бон'.

Энг: Если бы ты начал расспрашивать его о его лирике, он всегда бы отвечал, что это такая сортирная поэзия. Но он обладал даром лирика, поверь мне. Он написал лирику таких песен как 'Downpayment Blues' – «У меня есть Кадиллак, но нет денег на бензин» - ты больше не услышишь такой лирики. Таких рок текстовок больше нет.

Мал: И эти слова написал парень, который до этого красил корабли? Когда он пришел к нам, он просто что называется «взял нас за шиворот». На сцене он говорил нам: 'Не стой как истукан, ты, козел'. Так что, каких высот не достигли AC/DC, Бон также в огромной степени ответственен за наши достижения.
 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru