Журнал Q (Англия) июль 2003г.
(Интервью с ANGUS YOUNG, MALCOLM YOUNG, BRIAN JOHNSON)
Джоно, Мал и Энг отвечают на вопросы фанатов
автор: Martin Gardner

Для Энгуса Янга и Компании запрещенных тем просто не существует – не сатанизм, школьное диско, назойливые простаки или очень тучная группи по имени Рози. А как же сторонний балетный проект их вокалиста из Ньюкасла? AC/DC, мы приветствуем вас!

Энгус Янг удивительно маленький человек. Забавный малыш в школьной форме, в свои 48 лет, не больше, чем обычный 15-ти летний подросток. В теплый июньский полдень в берлинском отеле Four Seasons к лидер гитаристу AC/DC присоединяются еще два коротышки: его старший брат Малькольм, ритм гитарист коллектива, и вокалист Брайян Джонсон. Последний говорит с акцентом уроженца Ньюкасла, он еле ворочает языком в больном горле после концерта вчера вечером в зале Columbiahalle на 3000 мест, подготовительного шоу перед началом совместного турне с The Rolling Stones.
«Прошлой ночью было чертовски жарко», хрипит Джонсон когда вся троица усаживается в мягкие кресла для того, чтобы ответить на вопросы читателей Q.
Но отсутствие каких-либо личных амбиций поражает гораздо сильнее их маленького роста. Прикалывающиеся и курящие одну сигарету за другой, они больше похоже на закадычных друзей вышедших в обеденный перерыв попить чайку, чем на рок икон.
У AC/DC прославленная история. Они начинали карьеру с выступлений в австралийских пивных перед разгневанной толпой местных авторитетов, а потом продали по всему миру 140 миллионов своих пластинок. В 1980, после очередной пьянки их вокалист Бон Скотт захлебнулся собственной рвотой, но AC/DC выпустили свой самый известный альбом, Back In Black. А в 2001 году американский шок шутник Говард Штерн суммировал привлекательность откровенного хард рока группы и их непристойную лирику – особым выражением, «Я родился с одеревенелым» - провозглашая их «гребаными гениями».
Когда им напомнили об этом комплименте, вся троица долго гоготала. Они не воспринимают самих себя слишком серьезно – это способствует таким вопросам….

AC/DC больше 20-ти лет не разогревали ни одну группу, так почему же они играют в первом отделении у The Rolling Stones в Германии? Вам предложили приличные деньги?

Мал – Многие годы они не раз выходили на нас с таким предложением. На самом деле, мы не были с ними знакомы, но когда они выступали в Сиднее, Рон Вуд попросил меня и Энгуса поджемовать с ними. Мы сыграли 12-ти тактовый блюз, а Энгус с Джаггером изобразили утиную походку, прикалываясь друг над другом.

Энг – Я знаю, что оказался на месте Мика, но это произошло чисто случайно.

Энгус, тебе 48 лет, не пора ли забыть о школьной форме?

Энг – Нет! Когда я одеваю эту форму, я готов к бою. Ноги начинают ходить ходуном сами по себе.

Мал – Когда он впервые надел на себя эту форму, он спросил меня, «Как ты думаешь, а меня не грохнут, там, на сцене?». На что я ему ответил, «Придется тебе попрыгать!».

Энг – Я подумал, «Если я буду стоять на месте, то стану мишенью». В некоторых пивных, в которых мы выступали, было просто негде протолкнуться, приходилось прятаться за усилителями.

Какова судьба балета Helen Of Troy которым занимался Брайян?

Брайян – Боже, наверное это какой-то фанат балета спрашивает!

Мал – Он потерял свою балетную пачку.

Брайян – Это не балет, это всего лишь мюзикл. Первая репетиция состоится 4 июля в Лондоне. Ну и хватит об этом, спасибо большое! Мне стыдно перед ребятами.

Когда мне было 16-ть, мои предки решили, что я больше не должен косить под Энгуса. Мне стукнуло 38, а я продолжаю косить. Что мне делать?

Энг – Пусть встретится с моим психиатром, если ему это необходимо, но я думаю, что он безнадежен.

Кто круче всех коси под Энгуса?

Энг – Бритни Спирс, отличный пример!

Энгус, а ты никогда не был на школьной дискотеке?

Энг – Это ты о чем?! Да на такой дискотеке может оказаться кто угодно. Лорд Садист например, или еще кто-то.

Бивис и Батхэд – большие фанаты AC/DC (Батхэд постоянно ходит в футболке с надписью AC/DC). Ты расцениваешь это как комплимент?

Мал – Художник придумавший этих персонажей (Mike Judge) простой рок-н-рольщик. Он просто в шоке, он до сих пор не может опомнится в то, что он вылез с такой дешевкой.

Энг – Когда я встретился с ним, он просто посмотрел на меня и засмеялся.

Я люблю AC/DC, но вот альбом Fly On The Wall – отстой. Можно вернуть потраченные мной деньги?

Мал – Ничего подобного! Да, возможно это далеко не лучшая наша пластинка, но она до сих пор охеренно рулит! Ты прошел проверку на вшивость, приятель, вот и все!

Где ты покупаешь свои плоские кепари, Брайян?

Брайян – Сейчас, в Нью-Йорке. Обычно, я покупал их у одной старухи бомжихи – нет, она не мешочница, она оказалась старым гребаным мешком…

Энг – Ну вот, все испортил!

Брайян – Она была жалкой, старой кашолкой. У ней был свой ларек на кенсингтонском рынке. По пять фунтов за кепку – и цена никогда не менялась. А козырьки она делала из картона, так что когда я потел, большой комок материи возвышался как здоровый член на макушки моей головы. Однажды, я спросил ее, «Ты помнишь меня? Я твой самый постоянный покупатель». На что она ответила, «Выбирай себе кепку и уебывай!». Должно быть, она уже умерла – тот ее ларек никуда не делся, но вот кепки там уже не продают.

А ты помнишь, как ты узнал о смерти Бона?

Брайян – Конечно, я помню. Я прочитал об этом в газете Daily Mail по дороге на работу. У меня было свое дело в Ньюкасле, я устанавливал виниловые крыши на автомобили. Когда я пел в моей старой группе, на концертах мы играли две песни AC/DС. О смерти Бона написали заметку размером в пять сантиметров. Я помню, меня это расстроило.

Энг – Мы все жили в крохотных квартирках по всему Лондону. Мне позвонила одна из подружек Бона, но она была в панике. Я как мог успокоил ее, ведь подобные слухи уже ходили. Потом, мне позвонила его японская подружка. Я перезвонил Малу, а он уже был в курсе. Но никто не был уверен точно. Потом нам все рассказал наш менеджер.

Брайян, ты сказал, что во время записи альбома Back In Black, ты почувствовал как Бон наблюдает за тобой. Не мог бы ты рассказать об этом поподробнее?

Брайян – Я не стану этого отрицать. Да, было такое чувство, когда я сидел один в маленькой кабинке для записи вокалов, там, в студии, на Багамах… Ох, бляха муха. Да, теперь из-за твоего вопроса мне не по себе, ты, урод!

А это правда, что вы пытались вызвать дух Бон на спиритическом сеансе?

Энг – Нет, но когда Брайян пришел в группу, к нам многие приходили и утверждали, что связались с Боном через доску для спиритических сеансов.

Мал – Когда мы впервые приехали в Австралию вместе с Брайяном, после записи Back In Black, я увидел заголовок в одной местной газете, «Брайян разговаривает с Боном!». Они решили увеличить тираж, поместив такую статью на первую полосу. Да, Брайяну тогда досталось.

А это правда, что в 1977 Малькольм угрожал ножом Джизеру Батлеру из Black Sabbath?

Мал – Да все было как раз наоборот. Это было еще в те времена, когда мы все были молодыми хулиганами. Мы остановились с ними в одном отеле, и Джизер сидел в баре, плакался в жилетку, «10 лет я играл в этой группе, 10 лет – вот подождите ребята, когда вы будете играть 10 лет, тогда вы нас поймете». На что я ему сказал, «Это вряд ли». Мне было его не жаль. Он уже заметно надрался, и вытащил этот дурацкий нож с выкидным лезвием. Но так вышло, что в этот момент появился Оззи и сказал, «Проваливай, гребаный идиот, Батлер – иди проспись!». Оззи разрулил сложившуюся ситуацию, а потом мы всю ночь протусовались вместе.

Как вы отреагировали на появление группы Spinal Tap, а потом Metallica сперла у вас черный конверт Back In Black для обложки своего альбома?

Брайян – По крайней мере, над Spinal Tap можно было поржать – а вот эти черти не шутили!

Как вы отреагировали, когда все писали о том, что ваша песня Night Prowler вдохновила Ричарда «Ночного Сталкера» Рамиреза на все эти убийства?

Мал – Он просто носил футболку AC/DC. С таким же успехом можно было обвинить McDonalds, ведь он там тоже обедал. Если ты ебанько, то ты ебанько по жизни.

Энг – Мы уже все это проходили, когда выпустили Highway to Hell – типо если прокрутить эту песню задом наперед, то вы получите сатанинские послания. Но ебена матрена, зачем крутить эту тему задом наперед? Надо читать правильно: «Шоссе в Ад!».

Брайян – Если разобраться, старик, то американцы могут перевернуть все с ног на гребаную голову. Как они там еще расшифровывали AC/DC – что-то типо, «Антихрист, Дитя Дьявола».

Энг – Когда мы впервые приехали в Америку, на наших концертах появлялись ребята в простынях и с плакатами, с написанными на них молитвами, они пикетировали наши выступления. «За кем вы здесь охотитесь?». И они отвечали, «За вами!».

«Она далеко не красавица, да и не крохотуля» - вы когда-нибудь встречали героиню песни Whole Lotta Rosie?

Мал – Я видел ее. Мы как-то остановились в одной гостинице в Мельбурне, в самом центре района красных фонарей, и у нас не было ни копейки денег. Бон сказал мне, что знает двух местных девушек, которые могут накормить нас, одну толстуху и одну худышку. Слава богу, что это была одна из редких ночей, когда я был трезв. Но бедный старина Бон, эта большая мама просто налетела на него и трахнула в односпальной кровати. А вторая девчонка сидела рядом, страшная как атомная война, и я сказал, «Мне надо отлить» - и свалил. Бон сказал, что ему пришлось пол часа вылезать из кровати, и когда он перелезал через нее, она снова перехватывала его.

Энг – Она вела список своих побед. И заявила, что переспала с 28-мью известными мужчинами. А утром, пока Бон делал вид, что он спит, она наклонилась к своей подружке и сказала, «Двадцать Девятый!».

А это правда, что голуби мешали записывать вступление к Hells Bells?

Мал – Мы лично не видели, но вот когда инженер Тони Платт пытался записать удары церковного колокола в Loughborough, он убил целый день гоняя этих самых голубей.

Все альбомы AC/DC звучат похоже…

Мал – Так играет то одна и та же банда! Вот этим мы и славимся. Это всего навсего громкий рок-н-ролл – бах, бах, спасибо чувак!

Энг – Только не ходи к мяснику на лоботомию.

Мал – Забавно, что когда в 1976 мы впервые оказались в Англии, фирма грамзаписи хотела позиционировать нас как панк группу. Мы послали их на хер! На наши концерты собирались панки, и Бон обычно говорил, «А ну заткни свое хлебало, иначе я вырву эту долбанную безопасную булавку из твоего ебаного носа!».

С самого детства я хотел играть в AC/DC, но в конечном итоге оказался в 3 Colours Red. Не возьмете меня поиграть на басу на одной из ваших песен?

Брайян – Да не вопрос, гони монету! Ты мог бы использовать меня в качестве сводника. На 25%!

Энг – Нет, нам попался неподкупный парень!

На каких еще пластинках вы играли за последние 10 лет?

Мал – На наших!

Брайян – Мне нравится Нора Джонс (Norah Jones), она хитрая девчушка.

Мал – Через несколько лет, ты пожалеешь о том, что сказал это. Ее ждет карьера Марайи Кери.

Правда, что Малькольм лечился от алкоголя, когда на гастролях 1988 его заменял двоюродный брат Стиви Янг?

Мал – Да. Тогда в газетах писали о том, что у меня заболел сын, так оно и было, но дело было не в этом, все из-за алкоголя. Трудно признать, что у тебя проблема. Утром, в отеле, мы выпивали по две «Кровавые Мэри», потом сразу же ехали в аэропорт, а там шли в бар. А сидя в самолете, ты говорил, «Я буду водку с апельсиновым соком» - и ты выпивал по два таких коктельчика! Мы все так пили, кроме Энга, он пил только чай.

Энг – Это еще почему!

Мал – Я начал спиваться. Ребята это понимали – они видели, куда скатывался Бон, а я бы в ужаснейшей форме. Я понимал, что мне придется завязать, если я когда-нибудь вернусь на сцену.

Будет ли Мэтт Ландж записывать ваш следующий альбом, или же вы не будете с ним работать т. к. он продюсировал несколько альбомов своей жены Шани Твайн (Shania Twain)?

Мал – Нас обламывают альбомы Def Leppard! Мы только собираем идеи для новой пластинки, ищем подходящие хорошие рифы, которыми мы славимся. Мы могли бы сочинить с дюжину рифов всего за минуту, но нам надо гениальные рифы. Сейчас мы гастролируем, что напоминает нам о нашей аудитории – а потом мы с новыми силами вернемся к работе.

Энг – Наверное, слухи о Мэтте поползли, когда он побывал на одном из концертов нашего последнего турне.

Что Шани Твайн нашла в Мэтте (они женаты с 1993)?

Брайян – Ну что это за гребанный нахал спрашивает?

Мал – Мэтт чувак что надо. Вежливый, с прекрасными манерами, никакого апломба. Его жена, удивительная женщина – полный контраст с ее сценическим образом. Она прекрасная хозяйка. Очень простая в общении женщина.

А вам нужно особое разрешение для использования пушек на сцене?

Брайян – Нам нужен сухой порох, а тебе нужно разрешение на черный порошок.

Энг – Как сказал Длинный Джон Сильвер.

Мал – Забавно, нас номинировали в Зал Славы Рок-н-Ролла, а пушки в этом зале уже итак много лет!

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru