Интернет 24.01. 2001
(Интервью с ANGUS YOUNG)
Могущественный Энгус Янг
автор: Lisa Sharken

Наверное, Энгус Янг – один из самых недооцененных гитаристов в мире, чей стиль часто имитировали, но так никто и не смог скопировать. С 1973, Янг наяривает на модели SG, он лидер гитарист легендарных рокеров AC/DC. Запоминающиеся, приблюзованные гитарные рифы сыграны с сокрушительным гитарным тоном, а блистательные соло делают звучание группы таким легко узнаваемым. На последнем альбоме коллектива, Stiff Upper Lip (Elektra/Asylum), Янг продолжает играть в зверской и энергичной манере AC/DC которая отличала группу с самого начала их карьеры. Отмечая преданность Янга модели SG, недавно фирма Gibson выпустила фирменную гитару Angus Young Signature SG, точную копию оригинальной фирменной гитары этого артиста. Сконструированная и выполненная по точным спецификациям Янга, на этой новой модели SG стоит с гравировкой лиры вибро рычаг, фирменный энгусовский тройной звукосниматель также как классический ритмовый звукосниматель модели ’57, колки украшенные маркировкой "Дьявол" в комплекте с твердым кофром для спец. модели Angus Young SG. В недавнем интервью, Янг рассказал о музыке AC/DC и о том, что гитарная модель SG всегда была важной частью звучания группы, как на концертах, так в студии. Также Янг дает несколько намеков как он добивается такого плотного тона и при этом не теряет задора во время шоу.

Ведь звучание AC/DC значительно изменилось с начала вашей карьеры с Бон Скотом до перерождения группы с Брайяном Джонсоном? Что же в этом звучании изменилось. И что осталось неизменным?

Сам музыкальный стиль не изменился. Мы до сих пор играем хард рок или рок-н-ролл. Мы с этого начинали и продолжаем играть в этом стиле и сейчас. Мы лишь пытаемся найти новые способы представления этого стиля, и для нас, это всегда сложная задача – найти какую-то новую идею, заставить ее работать на AC/DC и при этом сохранить сам стиль. За многолетнюю карьеру мы записали множество альбомов и, в какой-то мере, тебе приходится редактировать самого себя. Мы контролируем весь процесс, но мы не реализуем все написанные нами песни. Мы пытаемся выбрать лучшее из того, что у нас уже есть.


Как музыкант, как же с годами развивался твой стиль и техника исполнения?


Я пробую играть по-новому, и гитарное соло никогда не было для меня самоцелью, неким наполнителем песни. Мне нравится, когда вся музыка пропитана грувом, когда этот «кач» чувствуется в самой песне и за ее пределами, также нужно чтобы твое соло выделялось, и чтобы оно не превращалось во всего лишь обычный «наполнитель».

Часто ли на сцене вы импровизируете, и не играете точно также как на оригинальной записи?

Конечно. У нас есть несколько песен, в которых мы оставляем пространство для спонтанности и с годами мы можем по-разному играть эти темы. Ты можешь добавлять то одно, то другое, и когда ты поднимаешься на сцену, ты можешь играть новый риф, вместо обычного. Ты можешь играть согласно зрительскому отклику, и публика помогает тебе. На каких-то концертах можно что-то менять и что-то полностью переиначевать. Я считаю, что это поддерживает интерес музыкантов группы, а также тех, кто приходит на наши концерты. Фанаты волнуются, когда слышат что-то новенькое.

Ты всегда был минималистом в своем выборе аппарата и всегда придерживался традиционной рутины "гитара-усилитеь". Так насколько сильно твои примочки изменились за эти годы?

Нет, меня всегда привлекает простота. Я считаю, что когда ты поднимаешься на сцену и играешь рок-н-ролл, самый большой урок который ты получаешь заключается в том: Если на сцене тебя окружает слишком много «игрушек», тогда у тебя появляется гораздо больше шансов понаделать ошибок.

Когда же ты начал играть на модели Gibson SG?

Я думаю, что именно Gibson SG была моей первой настоящей гитарой и с тех пор я играю именно на ней.

Назови год выпуска или модель своей первой SG?

Это была гитара ’68 года выпуска. У меня сохранился этот инструмент, и я до сих пор играю на нем.

Почему модель SG имеет для тебя такое особое значение?

Еще пацаном я всегда хотел играть на модели SG. У меня был друг из Сан Франциско который ходил вместе со мной в одну школу в Сиднее. У него был гитарный каталог фирмы Gibson и когда я просматривал его, я увидел эту самую модель SG, и сказал, “Во, то что надо, это МОЯ ГИТАРА!” Мне всегда нравилась форма этого инструмента и когда у меня появилась моя первая гитара, я буквально влюбился в нее. Я всегда думал, что это такая замечательная гитара. У модели SG есть такие маленькие рожки, это гитара красного цвета и в ней есть что-то такое дьявольское. Гитара с двойными вырезами, так что не нужно тянуться к ладам, так что гораздо легче играть выше на грифе, ко всему прочему, это легкий инструмент. Конечно, мне также нравится звук этой гитары. Однажды, я попытался играть на модели Les Paul, я ведь коротышка и SG просто более сбалансированная гитара для меня. Просто SG всегда была правильной гитарой для меня.

А ты когда-нибудь играл на других гитарах помимо SG, на концерте или на записи? Ты когда-нибудь играл на Стратокастере или Телекастере?

Я играл на других гитарах, но не на записи или в живую, если только в свое свободное время. Когда мой брат и я были еще молоды и мы поигрывали вместе, я играл на своей SG, а Малькольм на своей гитаре Gretsch. У нас была одна запасная гитара на которой мы играли по очереди и это был как раз Телекастер который принадлежал Малькольму. Мы поставили на него звукосниматель с подавителем фона в грифовой позиции. Если бы я порвал струну, я мог бы играть на этой гитаре и угорать с подавителем фона. Если он рвал струну, он мог играть на фендеровском звукоснимателе в «мостовой» позиции. Это был единственный случай, когда мы играли на какой-то другой гитаре, на сцене.

Ты предпочитаешь не менять заводские звукосниматели на своих гитарах?

Да. Обычно, я люблю оставлять гитару одну, потому что эти звукосниматели определяют характер инструмента. Если бы я купил гитару, на которой бы стоял старый «видавший виды» звукосниматель и он давал бы особый, неповторимый по качеству звук, тогда, я бы не стал его менять. Иногда, в силу стечения обстоятельств рождается новое звучание.

Какие струны (по толщине) ты предпочитаешь и какие медиаторы?

Я играю медиатором на струнах толщиной .009-.042, иногда, я играю пальчиками, но, как правило, я использую очень толстые медиаторы стандартной формы. Много лет я играю на очень толстых медиаторах Фендер.

Расскажи о своем стандартном концертном аппарате.

В вашей части мира, многие концертные залы построены однотипно, так что звучание кардинальным образом не меняется от концерта к концерту. Но вот комплектация усилителей может варьироваться в разных залах. Мы немножко экспериментируем, перед тем как отправится на гастроли, и просто пытаемся добиться максимальной совместимости. Я беру четыре 100 ваттных усилителя (Marshall или Wizard) и пробую играть через них по отдельности. Я могу их совместить, играть через них и пытаться отстроить на четверке, и при этом тон и характер звучания почти не меняется. Потом, я просто добавляю немного басов и немного средних частот. Если по басам идет перегрузка, я снижаю громкость. Обычно, все регуляторы устанавливаются примерно на середину, никогда на полную. Многие ошибочно считают, что все звучит гораздо лучше когда твои усилки орут на полную мощность, но я никогда не делаю этого. Я считаю, что когда ты играешь на пределе возможностей твоего аппарата, у тебя получается рыхлое, неоднородное звучание.

Твой тон гораздо чище, чем это принято считать.

Да. Усилитель отстроен очень чисто. Многие люди, которые брали в руки мою гитару, и пытались играть на ней через мой усилитель, были поражены чистотой тона. Они думают, что это очень скромное звучание, когда они играют на моей гитаре и удивляются как это у меня, получается, играть с таким грандиозным звуком. Просто мне нравится ограниченное усиление, так что все звучит усеченно, когда ты играешь соло без применения фальшивого звучания Tonebender. Мне нравится добиваться естественной поддержки от гитары и усилителя.

А когда ты играешь соло, пользуешься ли ты педалью поддержки (boost pedal)?

Нет. Единственная поддержка между гитарой и усилителем – это я сам!

Расскажи о своем стандартном студийном аппарате.

Я подключаюсь к 100 ватному стеку, a Marshall JTM45, и два кабинета 4x12. Иногда, я могу использовать двойные кабинеты или только одинарный 4x12. Обычно в зависимости от того, что я делаю. Если я играют ритм партию со своим братом, тогда, я буду использовать сдвоенные кабинеты. Но вот если я записываю гитарное соло, тогда я могу использовать JTM45 и только один кабинет.

Когда ты работаешь в студии, ты предпочитаешь записываться в том же самом помещении, где стоит твой усилитель?

Все зависит от акустики помещения. Если я работаю в помещении с прекрасным живым звучанием, и все музыканты играют в одной комнате – особенно барабаны и гитары – тогда я думаю, что ты будешь звучать наиболее цельно из-за общего чувства товарищества. Все получается благодаря живому настрою. Если же ты находишься в аппаратной или в отдельной кабинке, иногда, ты можешь звучать несколько урезанно. Мы записывались при различных условиях, но до сих пор многое зависит от самого помещения. Если ты записываешься в комнате с прекрасной, живой акустикой, тогда, тебе просто везет.

Чем принципиально отличается твоя игра в студии и на сцене?

В обеих ситуациях, я всегда обнаруживал, что не стоит себя в чем-либо сдерживать и бояться. Я могу сравнить этот процесс с плаваньем. Просто не реально замочить лишь кончик своей ноги. Нужно опустится в воду целиком. Я убежден в том, что не стоит ничего бояться, хотя, многие считают такой подход странным. Если ты лажанулся, значит, это была твоя судьба. Некоторые из этих не удачных нот могут стать замечательной случайностью. Я считаю, что если ты слишком зажат и ограничен, тогда небольшая спонтанность просто породит немного магии, и все будет в порядке. Периодически, мы все лажаемся. Идеальная ситуация по определению исключает спонтанность! Я считаю, что это придает тебе некоторую уверенность, когда ты над чем-то работаешь. Я никогда не боялся. Просто мне повезло в том, что я вырос в семье музыкантов. Думаю, что это обстоятельство придало мне уверенности в своей игре и помогает мне чувствовать себя уютно в любой музыкальной ситуации.

Часто ли вы записываетесь дома, когда сочиняете песни или же вы занимаетесь предварительным производством своих пластинок?

O, конечно. Мы также много работаем на гастролях. Я черпаю какие-то идеи из гастрольного опыта и могу написать кусок лирики, придумать название какой-то песни, или просто идеи или гитарные рифы, и мелодии которые я хочу запомнить. Не думаю, что у меня есть какая-то четкая схема сочинения нового материала. Если мы едем в гастрольном автобусе, я могу записать парочку своих идей на кассету. Я думаю, что многие наши лучшие песни сочиняются нами как на гастролях, так и дома. Ты просто можешь включить редактор и посмотреть какие же вещи сочетаются, а потом заняться общим монтажом.

Какая обстановка наиболее благоприятна для сочинения песен?

Не думаю, что существует такая идеальная обстановка. Мы сочиняли песни, испытывая на себе огромнейшее давление, но потом, некоторые песни рождаются у нас совершенно внезапно и спонтанно, в тот момент, когда ты ни о чем казалось, не думаешь и просто едешь куда-то в такси. Было дело, мы даже сочиняли песни прямо на сцене. Но в этом вся и «фишка», полная не предсказуемость ситуации.

Что ты посоветуешь другому музыканту, который старается на сцене не просто играть, а и создавать шоу?

Как только ты попадаешь на сцену, назад пути уже просто нет, даже когда все идет на перекосяк, публика ждет, что ты будешь стоять там как истукан и развлекать их. Когда вся фальшивость улетучивается, попробуйте отбивать чечетку.

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru