Журнал Guitar World (США) том 20 № 5 май 2000г.
(Интервью с BRIAN JOHNSON и ANGUS YOUNG)
РАБОТЯГИ
автор: Alan di Perna

Добро Пожаловать на конвейер AC/DC, где работают маленькие мужчины, звучат громкие гитарные рифы и все ходят с одеревенелой верхней губой!

В меняющемся мире, есть нечто очень утешительное в AC/DC. Они как фильм о похождениях Джеймса Бонда – беспроигрышная формула, постоянные, но всегда очень шумные, взрывные и одержимые грудастыми девчонками. Вы знаете, чего вам ждать и они никогда вас не разочаровывают. На своем последнем альбоме, 17-том по счету для AC/DC, ребята такие же непристойные и рок-н-ролльные. Никогда не упуская возможность косвенно намекнуть на фаллос, они назвали свой новый диск Stiff Upper Lip («Одеревенелая Верхняя Губа»).
Рецепт вечного рока AC/DC основан на крутых, братских гитарных риффах и умении братьев Энгуса и Малькольма Янгов писать «цепляющие» песни. Маленькая школьная форма Энгуса возможно одна из самых старых мистификаций в роке, но его прямолинейные соло всегда доходчивы и откровенны, также как и супер надежные ритмы Малькольма.
«Лучше уж уметь играть на гитаре, чем раздвигать свои ноги», делает замечание Энгус в своем загадочном, нелогичном стиле, что из его уст звучит еще более пошло.
AC/DC стремительно вырвались из Австралии в 1976, и с тех пор и не думают сбавлять свои обороты. Такие первые альбомы группы как Powerage и Highway To Hell, спродюсированные старшим братом Энгуса и Малькольма Джорджем и его компаньеном Гарри Вандой (оба ветерана фабрики по производству хитов группы Easybeats), в конце 70-х превратили AC/DC в силу, с которой приходится считаться. Группа пострадала от «могильного препятствия» в 1980, то есть от пьяной смерти своего оригинаьного вокалиста, Бона Скотта. Но AC/DC продолжили нести свою службу взяв себе грубоголосого певца Брайяна Джонсона, который вовремя присоединился к группе для того, чтобы с легендарным рок продюсером Мэттом Ланджем записать вечный классический альбом Back In Black. Непристойный стиль работяги Джонсона и злобный, многогранный вокал стали незаменимой частью AC/DC.
В этом мире было бы жить куда скучнее без таких гимнов AC/DC как Whole Lotta Rosie, Highway To Hell, You Shook me, Dirty Deeds, For Those About To Rock, Thunderstruck, Moneytalks и Hard As A Rock. Через несколько дней после своего выхода, титульный трек с альбома Stiff Upper Lip запрыгнул на верхние строчки мейнстримового рок чарта журнала Billboard. На рекорд сессиях этого альбома, в ванкуверской студии Warehouse, музыканты группы вновь объединились с Джорджем Янгом, который стал продюсером Stiff Upper Lip.
«Когда три брата снова работают вместе», говорит Брайян Джонсон, «это просто кульминация многолетнего опыта производства хорошей музыки».


Энгус, как ты и Малькольм работаете вместе над сочинением песен? Кто из вас пишет лирику?

Энг – Ну, я и Малькольм, мы вместе. Мы обмениваемся многими идеями.

Кто же из вас придумывает названия с двойным смыслом? Вы написали Stiff Upper Lip, Big Balls, Hard As A Rock….

Некоторые названия как говорится «лежат на поверхности». Иногда для AC/DC самая невинная вещица может зазвучать так двояко. Кто-то однажды сказал, «Слава богу, они никогда не напишут мюзикл «Кошки». Можно себе представить, как бы они его назвали».

Тогда о чем на самом деле поется в песне Stiff Upper Lip («Одеревенелая Верхняя Губа»)?

Идея этой песни пришла мне в голову, когда однажды я застрял в дорожной пробке. Я думал, что одним из первых увиденных мной рок-н-ролльных образов был имидж Элвиса Пресли, человека всегда похваляющегося своей большой, оттопыренной губой – ну ты помнишь, эту его презрительную усмешку? И такой имидж стал рок-н-ролльным штампом. Хендрикс, Джаггер… парни с оттопыренной губой. Потом этот образ прочно укрепился в мире моды. Сегодня, модели, если у них не достаточно сочные губы, делают себе коллагеновые инъекции.

А когда вы сочиняете песни, ты или Малькольм пытаетесь спеть их таким же высоким голосом как у Брайяна?

Ты хочешь спросить, пытаемся ли мы копировать Брайяна? Нет. На этом творческом этапе, мы, как правило, звоним Брайяну и говорим, «Эй, приходи как и спой едлем».

Брайян – Если они начнут копировать меня, то в конечном итоге станут на меня похожи. А им это не надо.

А кто правдоподобней всего копирует тебя, Брайян?

Энг – Чтобы закосить под него, надо просто взять колесо от катка и уронить его себе на ногу.

Брайян – Ну, на самом деле, есть несколько команд, которые классно косят под меня. Ну круче всех меня копировала одна деваха, веришь, нет, когда в Ванкувере мы записывали альбом The Razor’s Edge. Симпатичная такая.

Энг – А она больше с тобой ничего такого не делала?

В чем же секрет мгновенно узнаваемого вокала?

Брайян – Да нет никакого секрета. Если вы поете в такой группе как AC/DC, все получается само собой. Вы оказываетесь пленником тотального энтузиазма. Все выкладываются на 100%; если ты остаешься в стороне, то тебе просто нет места. Как всегда говорили Энг и Мал, вокал может играть роль дополнительного инструмента и вносить свой вклад в звучание группы. Пускай так, чем играть роль какого-то парня, который стоит у края сцены как мудила и виляет своими бедрами.

Твой любимый выпивон перед началом концерта?

Должен признаться, пол пинты виски Jack Daniels или что-то типо этого. Но я боюсь пить воду Perrier. Нет, минуточку; даже не это. Это просто самая обыкновенная вода, так чтобы потом на сцене меня не пучило и не мучила отрыжка.

Музыка и вокальное исполнение на новом альбоме явно не лишено влияния блюза. Одно вступление Stiff Upper Lip почти что в стиле ZZ Top.

Энг – С самого первого альбома, у нас были такие приблюзованные песни как The Jack. Мы также играли блюз в Ride On, когда мы были во власти блюза. Блюз – это значимая часть рок-н-ролла. Все лучшее в рок-н-ролле берет свои корни в блюзе. И блюзовые влияния вы найдете в песнях Литтл Ричарда и Чака Берри.

The Jack прочно вошла в ваш концертный репертуар, даже в Штатах, в стране, в которой нет особого термина этой венерической болезни.

Чего, правда, что ли?

Нет, конечно. Но мы называем эту болезнь несколько иначе.

Брайян – А как вы называете ее сейчас? «Сексуальная заморочка»?

Энг – The Jack появилась у нас, еще когда мы играли по пивным и клубам. Бон намекал на многих людей, которые общались с ним – а как их еще назвать? – недолгими связями на стороне. У Бона была еще та репутация. Думаю, что это было неразрывно связано с его прошлым. Потому что еще в молодости он был ловцом лангустов.

Брайян – И чтобы выжить, он ловил крабов.

Ух, к слову о блюзовой традиции в рядах AC/DC, мне приятно услышать, что вы играете такой прямолинейный, блюзовых, трех аккордный рок номер как Can’t Stand Still.

Да, это одна из моих любимых песен. Не думаю, что когда-то я слышал такую же классную тему. У меня мороз по коже каждый раз, когда я слышу этот щелкающий ритм.

Мне нравится концовка этой песни. Ну, просто какой-то елейный глянец.

Энг – Такое с нами бывает. Каждый раз, когда мы работаем в студии и записываем какую-то дорожку, Брайян подпевает нам для создания необходимого настроя. И на этой песне он разошелся не на шутку. Мы просто офигели когда наблюдали за тем, как он поет эту песню. Все славно позабавились. Так что под конец песни все оторвались от своих дел и немного над ним поприкалывались.

Мне кажется, что кто-то даже крикнул, «ну а теперь валим домой».

О, да, все кричали, свистели и буйствовали. Так сказать, для создания нужного настроя.

Выходит, что AC/DC до сих пор записывают дорожки в своем прославленном стиле – в живую в студии, когда вы играете все вместе?

Да, именно. Мы все собираемся в студии. Вот как рождается рок-н-ролл. Уже не до рок-н-ролла когда ты начинаешь прописывать все инструменты по отдельности. Можно разделять вещи технически, изолируя свои усилители, но когда мы работаем в студии, нам хочется работать единой командой так, чтобы мы могли легко между собой взаимодействовать.

И потом, после записи базовых дорожек, ты и Малькольм можете уже наложить какие-то свои гитарные партии?

Да, если у Мала появляется какая-то дополнительная ритм партия, или у меня какая-то соло вставка, которая могла бы иметь важное значение. Или мы можем использовать только базовую дорожку. Все что угодно для создания лучшей атмосферы.

Записывая новый альбом, вы использовали те же самые усилители и играли на тех же самых гитарах, что и обычно?

Точно. Мал до сих пор играет на своей гитаре модели Gretsch Firebird, а я играл на своем Gibson SG 1968 года выпуска – этот инструмент всегда со мной, практически с самого детства. Но теперь мне нужно относится к этой гитаре с особой осторожностью.

А на альбоме Ballbreaker ты играл на SG 1964 года.

Да, у меня в коллекции несколько разных моделей. Однако, я очень часто играю на гитарах 1968 года выпуска.

Что скажешь об усилителях?

Marshals. Старые усилки. Малу нравится объемный, чистый звук. Ему не нравится малейшее искажение звука (эффект distortion). Он любит играть с объемным, «жирным» звуком.

А ты сторонник немного «хрустящего» звучания.

Да, верно, я всегда был таким любителем. Даже когда я был моложе, и работал с Мэттом Ланджем, я спрашивал, «Может быть мне надо играть с более чистым звуком?». И Мэтт обычно отвечал, «Нет. На самом деле, если мы можем добавить побольше драйва, все будет звучать несколько мягче».

AC/DC одна из самых энергичных групп продюсированных Мэттом Ланджем.

Да, продюсировав именно Highway To Hell он добился первого массового признания в Америке. Думаю, что этот факт его самого немного шокировал. Он говорил, «Много лет я продюсировал и работал с попсовичками, и вот появляются эти колонисты!».

Брайян – Да он сам колонист, бесцеремонный козел. Ведь он родом из Зимбабве.

Ну, вы ребятки определенно покруче певицы Шани Твайн (Shania Twain, ее тоже продюсировал Мэтт – прим. пер.).

Ну, брат…..

Энг – Это он подлизывается.

Брайян – Да, точно. Я всегда думаю не мозгами, а своим членом.

Вот за это мы вас и любим.

Энг – Я помню, как Мэтт говорил об этом, что из всех альбомов, записанных нами с моим братом Джорджем и его партнером, Гарри Вандой, Мэтт жалел, что не записал с нами, и в этом он завидовал Джорджу, альбом Let There Be Rock.

Stiff Upper Lip это ваша первая совместная работа с Джорджем со времен альбома Who Made Who в 86, верно?

Типо того. Но любой наш альбом, и не важно продюсировал его Джордж или нет, мы всегда садились с ним и прогоняли ему готовый материал, либо до, либо во время записи. И он всегда давал нам дельный совет.

Брайян – Но впервые Джордж продюсировал один из наших альбомов самостоятельно. Раньше, он всегда работал с Гарри. Я не хочу принизить значение Гарри, но на этот раз все было сделано куда рациональней. И кроме Малькольма и Энгуса, ему было не с кем ввязываться в дискуссии. На самом деле, на этот раз мы просто пахали, иногда с 11-ти утра и до утра следующего дня. И по субботам тоже. Однако, мне это понравилось. В голове Джорджа всегда был четкий план действий. Я просто ненавижу сидеть без дела и ждать принятия очередного решения. У Джорджа все было разложено по полочкам.

Во многих группах, в которых играют два брата, возникают какие-то трения – взять хотя бы братьев Галахеров из Oasis.

Энг – А я бы не назвал их группой. (смеется) Но если только в современном понимании этого слова. А помнишь двух братанов из группы Kinks, Рея и Дейва Девисов. Вот тебе хороший пример.

Так как же ты, Малькольм и Джордж работаете вместе?

Да все тип-топ, честно. У меня еще есть братья. Нас семеро, семь братанов в семье.

О чем ты, Брайян? Это такое «братское соперничество»?

Брайян – Нет. Мне нравится, когда иногда Мал или Энг смотрят на Джорджа, и просто мычат про себя «мммм», а Джордж им в ответ тоже «мммм». У них возникает такой разговор без слов. Все друг друга итак понимают. Я думаю, что ребята доверяют Джорджу больше чем кому бы то ни было в этом мире. Они верят ему. Черт, да и я тоже. Когда дело касается рок-н-ролла, этот перец знаток своего дела!

Давайте поговорим о песне Safe In New York City с нового альбома. А вы сами то как, чувствуете себя в безопасности в городе Нью-Йорке?

Энг – Для меня эта песня такой стеб конкретный. Когда в последний раз я был в Нью-Йорке, все только и болтали о том, как же безопасно жить в этом городе, как же классно здесь жить. Лично для меня, Нью-Йорк всегда был непредсказуемым городом. Городом полным неожиданностей.

Брайян – Да, ребята постебались в этой песне, потому что в конце в тексте есть такая строчка «Я в безопасности в клетке в городе Нью-Йорке». Как раз для тех, мать их, кто начинает в это верить.

Многим просто интересно как родились некоторые песни AC/DC. Вот, например, Whole Lotta Rosie. Что существовала реальная Рози?

Энг – Конечно, ясен перец. Я помню, что мы выступали в Тасмании. А столица Тасмании – город Dar Es Salaam. Как-то после концерта Бон пошел ночью прогуляться. Он просто бродил по улицам около одного маленького клуба. Он шел по улице и какая-то девчонка просто схватила его, выскочив из подъезда. Она увлекла его с собой и сказала, «Эй, Бон, двигай сюда». А он про себя подумал, «А что собственно я теряю?». Та девица была вместе со своей подружкой, и он провел у них ночь. Девчонка которая переспала с Боном, была такая «пышка». Наверное, тогда у них еще не было напольных весов. Она сказала, «Бон, за последние несколько месяцев я переспала с 28-мью знаменитостями». И она перечислила ему всех политиков и других личностей, с которыми у нее случился постельный роман. Получилось так, Бон проснулся буквально раздавленным. Та девчонка решила, что Бон все еще спит. Она повернулась к своей подружке, которая жила с ней в одной комнате, и сказала, «Двадцать девятый!». Ее звали Рози, Бон решил, что это имя прекрасно подойдет для названия новой песни. Он сказал, что эта деваха достойна того, чтобы о ней написать целую песню.

А у вас не было мысли распасться, когда Бон умер?

Мы действительно не знали, что же нам дальше делать. Мы уже писали песни, и мой брат сказал, что нам нужно выкинуть из головы все дурные мысли, просто продолжать работать над уже готовыми песенными идеями. Потом, мы по крайней мере могли бы сказать, что мы закончили начатое нами дело. И в какой-то момент мы поняли, что нам нужен новый, сильный вокалист способный спеть эти песни. И нам просто повезло. Когда в группу пришел Брайян, на него легла огромная ответственность, и он принес в группу свой, уникальный характер. И мы продолжили свой путь. Это была трагедия, но в результате для нас начался совершенно новый этап.

Наверное, было не просто написать такую песню с нового альбома как Can’t Stop Rock-n-Roll? Само понятие «рок-н-ролл» больше ничего не значит?

Эта песня – наше небольшое заявление по этому вопросу. С годами, на свете появляется все больше знатоков в этой области. Я хочу сказать, что теперь есть очень много экспертов в любой области. И где бы, я не оказался, я мог видеть эти комментарии. И всегда вы сможете услышать эти громогласные заявления (говорит с дурашливым американским акцентом), «А то, рок музыка мертва, а вот танцевальная музыка спасает всю музыкальную индустрию….».

Брайян – Поэтому песня и начинается строчкой «Не надо мне этих цитат…». Это правда.

Энг – Рок музыка существовала с появлением первых песен Чака Берри. Именно он скомбинировал блюз, кантри и рокабилли и добавил свою оригинальную лирику, и в результате на свет появился рок-н-ролл. И этот стиль существует до сих пор. Всю свою карьеру мы играем рок-н-ролл. И я уверен в том, что найдется много людей, которые до сих пор равняются на нас и на Stones. И молодые группы будут увлечены рок-н-роллом, продолжая развивать это направление дальше. Всегда найдется очередное поколение которое полюбит рок-н-ролл и донесет его до новой, молодежной аудитории. Так что я считаю, что эта музыка никогда не умрет.

Учитывая, что теперь у нас есть такие группы как Мерилин Менсон и Nine Inch Nails, остались ли на свете религиозные фанатики которые все еще бояться AC/DC?

Да, некоторые все еще бояться.

Брайян – Уверен, они думают, что именно с нас все и началось. Они думают, что это мы во всем виноваты.

Энг – Но эти люди появились вместе с рождением рок-н-ролла.

Брайян – «Нельзя чтобы Элвис вилял своими бедрами на телеэкране, потому что все начнут сходить с ума».

Энг – Я столкнулся с этим в Англии, когда впервые побывал на оном из их концертов. Продюсер сказал, «Только не показывайте его бедра. Мы то знаем, что он ими делает».

Когда AC/DC гастролируют, это больше похоже на военные маневры, передвижной цирк или странствующая банда пиратов?

Ты хочешь сказать, что мы приезжаем в очередной город насиловать и грабить?

Брайян – Странствующая банда пилотов?

Да, вот именно. Такие сумасшедшие авиаторы.

Энг – Да, когда мы записали нашу пластинку, мы уехали из Ванкувера как только это узнали.

Брайян – Нам вернули наш залог. На самом деле, мы не такие ужасные. У нас больше друзей, чем врагов. Скажем так.
 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru