Журнал Metal Hammer (Англия) ноябрь 2000г.
(Интервью с ANGUS YOUNG)
AC/DC
автор: Malcolm Dome

Их можно назвать легендарными, но AC/DC настоящие трудяги, которым можно позавидовать. Когда группа готовится к английскому турне, гитарист Энгус Янг говорит о школьной форме, наркотиках и на прочие интересные темы с писакой из Hammer(a) Малькольмом Доумом.

(дата интервью – 24 или 25 октября 2000г.)

В наши дни уважение измеряется далеко не долгожительством или коммерческим успехом. На самом деле, все как раз наоборот. Очень часто – в эпоху, когда борьба с традиционными верованиями не просто позиция, а образ жизни – любая группа, которая продала больше 100000 копий своей пластинки будет считаться «продажной». Пока любой успешный музыкант – а не делающий карьеру для того, чтобы потом быть обреченным на забвение – обманывает самого себя как артист. Это эра звуковых укусов, а не кусающегося звука. Тогда как можно уважать группу, сформированную в 1973 году, и с тех пор играющую в неизменном музыкальном стиле - нет, давайте их уважать – фактически каждую крутую группу, которую вы назовите – помимо банального раболепства со стороны так называемых модных СМИ? Ответ прост, и вместе с тем сложен: эта команда называется AC/DC.
Если все сказанное выше вам кажется непонятным и сбивающим с понталыку, все потому что эта группа сама обессмертила себя, потому что они не признают моду на отрицание. Австралийские легенды с детством, проведенным в Глазго, и английский фронтмен в матерчатой кепке и с акцентом уроженца Ньюкасла, действительно подходят под это определение: они настоящие легенды… да, на все 100%!
«Конечно, приятно осознавать, что мы старые козлы на которых все еще обращают внимание», ухмыляется Энгус Янг – мужичок в школьной форме, известный своей утиной походкой, и один из самых потрясающих гитаристов на планете. Сидя в номере франкфуртского отеля, одетый в футболку и джинсы (не помню что у него там было на ногах, но уж точно не сапоги на платформах), Энгус совершенно не похож на рок звезду. Но потом он вовсе не хочет быть заметной личностью или модным лидером. Перед нами рок музыкант-трудяга. И стоит гордится этим фактом.
«Видишь ли, мы часто находимся в поле зрения публики», продолжает Энгус, между затяжками сигареты и глотками кофе. «А чем мы занимаемся? Просто играем рок-н-ролл, вот и все. Однако, если мы снова привлекаем чье-либо внимание, тогда, быть может это означает, что у рок-н-ролла есть будущее. Мне приятно думать, что какой-нибудь музыкант, или какая-то группа, будут играть рок-н-ролл и в будущем».
Сейчас AC/DC заканчивают свое европейское турне, или, по крайней мере первую его часть, рекламируя новый альбом Stiff Upper Lip; пластинку, которая вышла в начале этого года и сейчас получает огромное признание и потрясающую эйфорию. Наверное это самый энергичный и цельный альбом записанный группой за несколько лет, и он призван расшевелить до сих пор дремлющую клетку внутри крутой рок общины – как об этом уже говорили и писали, вдруг все стали ново обретенными последователями. А вот интересно узнать, интересуется ли Энгус тем, что творится в современном, непредсказуемом и густо населенном крутом рок мире?
«Понимаешь», говорит он, растягивая слова, «происходит так много событий, что от всего этого можно просто обалдеть. Множеств групп борются за внимание, которое дает им радио и телевиденье. И вся эта мышиная возня похожа на быструю и калорийную пищу, то есть «много шума из ничего». Должен сознаться, что когда кто-то привлекает мое внимание, как правило, оказывается что это какой-то 50-ти летний музыкант!».
Да по большому счету, ничего иного от музыканта AC/DC ждать и не приходится – на самом деле, это почти что радует, что эта группа изолирует себя от жестокости и скрытой вражды современного рок мира. В конечном итоге, это должно служить гарантией того, что группа осталась цельной и невосприимчивой перед лицом любых, если не всех, модных течений. И их желание оставаться закрытыми и обособленными достойно восхищения, а также признания.
«Нет, обычно нас не увидишь на модных тусовках разных знаменитостей», настаивает Энгус, «нам чужда подобная светская жизнь. Мы не такие. Видишь ли, большинство рок музыкантов, которые стремятся к скандальному стилю жизни, занимаются всем этим, стремясь поддерживать свой имидж».
То есть, ты хочешь сказать, что они блефуют? «Нет. Они просто стремятся засветится на публике и пытаются убедится, что представляют себя в выгодном для них свете – но все это бред сивой кобылы. Да, хочу сказать, что даже те из них кто открыто признается в том, что они принимают наркотики скорей всего блефуют, нет, правда. Я считаю, что сегодня звезды спорта и политики куда круче торчат, чем иные рокеры!».
«Я считаю, что многие рок звезды верят в то, что они поддерживают традицию начатую Джерри Ли Льюисом и другими еще в 50-х. Но это были другие музыканты, с иным мышлением. Эти ребятки вели себя искренне, и они наоборот боролись против всеобщего внимания. Но сегодня, все люди ведут себя в соответствии со стереотипом рокера – а такое поведение не имеет ничего общего с реальностью. В то время как мы ведем себя самым что ни на есть естественным образом. И я не считаю, что в этом есть что-то плохое. И я наслаждаюсь тем фактом, что могу пойти куда-нибудь пообедать и т. д., и при этом не быть узнанным. Так почему люди не узнают меня? Скорей всего, потому что они ищут типчика в школьной форме – и вот приколка, я не ношу эту форму вне сцены!».
Ах, да, эта униформа. Если люди умают, что это такое небольшое извращение для мужчины которому в марте будущего года стукнет 46 лет, шагать гоголем по сцене в прикиде 18-ти летнего юноши каким на самом деле он был когда группа начала свою карьеру в Сиднее – потом этот гитарист никогда не сомневался в своей правоте. Он понимает, что эта униформа представляет…. «Это мой имидж. Это та часть меня самого которую другие люди хотят увидеть, когда они приходят на концерт AC/DC, верно? Если я откажусь от этой формы, это может разочаровать наших поклонников. Я не считаю, что подобный сценический антураж как-то отличается от сценических костюмов других групп. И все эти переодевания всегда были неотъемлемой частью рок-н-ролла…».
Но разве Энгусу никогда не хотелось избавиться от этой формы и одеться как-нибудь попроще? Ходят слухи, что в последние годы этот вопрос обсуждался в рядах группы.
«Вранье», говорит гитарист, спешно отметая подобные лживые разговоры. «Это никогда не было проблемой, ни для меня, ни для остальных ребят. Меня полностью устраивает мой сценический образ, также как и остальных музыкантов группы, и что самое важное, это устраивает наших поклонников».
Теперь, для группы, которая уже давно защищает свое право на частную жизнь, AC/DC одна из активно гастролирующих команд – они не только вкалывают во время своего шоу, но они с радостью будут часами подписывать все, что только им подсунут обожающие их фанаты. Энгус точно знает, как группе удалось оставаться на вершине так долго…
«Все это благодаря нашим поклонникам, и мы очень уважаем их. Когда мы составляем нашу концертную программу, мы прекрасно понимаем, что фанаты ждут от нас, и мы знаем, что если мы начнем их разочаровывать, они первыми скажут нам об этом – как ты думаешь, почему я все время ношусь по сцене как угорелый? Я постоянно двигаюсь потому что если я начну кому-то действовать на нервы, эти типы начнут кидаться в меня, ха! А если говорить серьезно, то мы с нашими фанатами на равных, потому что для нас они стоят на первом месте».
Есть лишь горстка молодых групп, добившихся за несколько лет относительного успеха которые могли бы выучить пару уроков покорности и рабочей этики у Энгуса и Компании, не так ли?
В этом году неизбежно отмечается 20-ти летняя годовщина выхода альбома Back In Black, не только самого продаваемого альбома AC/DC, но и одной из самых почитаемых и узнаваемых рок пластинок современности. Всем интересно узнать, что же сами музыканты группы думают об этом эпохальном релизе, записанного в память о трагической потере фронтмена Бон Скотта. Так как же ты оцениваешь этот альбом, Энгус?
«Ну, я никогда не устану говорить об этой работе, и мне всегда приятно слушать положительные отзывы других людей. Потому что в этом музыкальном бизнесе тебя могут легко проигнорировать, а потом и забыть. Так что это очень много значит для нас. Конечно, эту пластинку нам было записывать неимоверно тяжело, ведь она вышла вскоре после смерти Бона. Но мы пригасили Брайяна и заперлись ото всех. Мы записали эту пластинку для самих себя, для группы – а не для фирмы грамзаписи или для нашего менеджмента. Нам нужно было закончить те наработки, которые мы начали с Боном, и хотя в то время мы были заложниками собственного чистилища, пытаясь, смирится с тем, что произошло, мы все старались не ударить в грязь лицом».
«Однако я считаю, что из-за того, что люди постоянно обсуждают этот альбом и еще парочку других наших пластинок, за все эти годы множество отличных песен было просто проигнорировано», продолжает он по данной теме. «Мы выпускали альбомы на которых, по моему мнению, было представлено несколько великолепных песен, но эти темы были проигнорированы – они как говорится, пролетели «как фанера над Парижем». Просто позорище какое-то, потому что я считаю, что фанаты так или иначе не услышали хорошую музыку. Понимаешь, я начинаю вспоминать такие альбомы как Let There Be Rock и верю, что это были такие же значимые работы как Back In Black. Почему? Потому что эти пластинки продемонстрировали миру, что мы больше, чем просто компашка неряшливых рок-н-ролльщиков; мы могли кое-что предложить, и Let There Be Rock доказал это».
Со слов Энгуса все так просто и замечательно – однако все было далеко не так просто для AC/DC. Они вкалывали, очень тяжело работали для того, чтобы добиться своего сегодняшнего превосходства. И по ходу дела, они пережили трагедию (смерть Скотта, захлебнувшегося собственной рвотой), временную потерю барабанщика Фила Рада (его уволили в 1983, по причине личных разногласий, которые и по сей день остаются загадкой; он вернулся в 1995) и решение старшего брата Энгуса – Малькольма ненадолго уйти из группы в 1988, из-за серьезных проблем с алкоголем… не смотря на общую стабильность группы, всех этих событий вполне хватает для съемок первоклассного рок-н-ролльного фильма.
«К нам уже обращалось много людей, которые хотели экранизировать нашу историю. Но они стремятся только к одному – сделать акцент на тему секса и наркотиков – а нам такое просто не интересно. Да и вообще, ну скажите мне, когда вы в последний раз видели достойный рок фильм? Я помню все эти элвисовские фильмы, когда он гулял по лесу под аккомпанемент оркестра… да это просто херня какая-то. Единственный раз мы согласились вписаться в этот кинобизнес, когда Стивен Кинг попросил нас написать музыку для своего фильма «Максимальное Ускорение» (в 1986, когда в свет вышел саундтрек этой картины, сборник Who Made Who), и мы взялись за эту работу только из-за Кинга, потому что он, большой фанат группы, лично обратился к нам (а как же это он забыл об эпизодической роли в фильме Говарда Штерна «Части Тела» - прим. ред.). Мы получаем множество предложений от людей, которые хотят, чтобы мы написали песню для их фильма, или сами снялись в этом фильме, но мы с огромной осторожностью относимся к использованию нашего имени…». Отсюда следует неизбежный последний вопрос: кому бы Энгус поручил сыграть себя в воображаемом фильме?
«Квазимодо!».
Приятно узнать, что австралийский юмор все еще жив и здравствует. Или это он того…. серьезно?


 
« Пред.
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru