Журнал Hot Metal (Австралия) № 32 октябрь 1991г.
(Интервью с BRIAN JOHNSON)
Австралия не самое плохое место,
автор: Murray Engleheart

Решает Брайян Джонсон. Он рассказывает Мюррей Энгельхард, что как только закончится турне «Чудовища Рока», они, кроме всего прочего, отправятся сюда, Джон Дори и чипсы??…

Брайян Джонсон удивился тем, что я заговорил на эту тему. Не смотря на свою крутость и честность, и на такую же зрительскую аудиторию на которую он орет что есть мочи каждую ночь, он никогда серьезно не относился к татуировкам на теле. Почти каждый рокер на планете которого вдохновили на творчество AC/DC сделал себе татуировку и пока AC/DC выступали в Европе в рамках турне «Чудовища Рока» вместе с Metallica, Motley Crue, Queensryche и The Black Crowes, у Брайяна была возможность ознакомится с искусством украшения тела одного из самых ярких рок-н-ролльщиков и выразить свою деликатную оценку.
«Один из ребят в Motley Crue, он, мать его, с ног до головы покрыл себя татуировками, прямо до кончиков своих пальцев – желто-голубые тату», говорит изумленный мужчина в кепке. «И я сказал, «Бог ты мой, Ники, можно решить, что кто-то блеванул тебе на твою долбанную руку. Она выглядит просто чудовищно». Он говорит (очень точно подражая американскому акценту), «Круто, приятель. Я попросил одного из известнейших татуировщиков в мире сделать это тату». Я сказал, что должно быть вы оба были тогда пьяны. Но каждый по-своему. Ему понравились мои слова».
«Татуировка для тех, кто не изменяет своим жизненным принципам. Лично я меняю долбанные машины, долбанные носки, как и все остальное? Я совершенно не предсказуем. Просто мне нравится самому давить свои прыщи. А у этих парней есть свои «прыщи»», ревет он со смехом. Во время нашей беседы, AC/DC в рамках тура «Чудовища Рока» играли в Амстердаме. Накануне вечером у Брайяна возникло несколько проблем когда он и несколько других парней отправились в город для того, чтобы выпить несколько бутылочек «порочного» красного вина. Шоу в Донингтоне, апогей металлического календаря уже было отыграно ими. Это немного нервировало Брайяна, потому что они не просто выступали перед аудиторией в 75000 человек – они также снимали этот концерт на видео. «Мы не знаем, используем ли мы этот материал для будущего видео и т. д.», объясняет он. «Мы просто захотели посмотреть, что же из всего этого получится».
Брайян наслаждался товарищеским духом гастролей – все знакомые музыканты пропускают друг друга в аэропортах и кричат короткие приветствия. Турне «Чудовища» позволило всем артистам перезнакомится друг с другом, а Брайяну особенно понравились Black Crowes.
«Это замечательные ребята. Мне нравится эта маленькая группа и я думаю, что очень скоро они станут популярной командой, приятель, это мое мнение. Милейшие парни. Я сидел и болтал с ними, когда они воскликнули, «О Господи, мы же выросли на музыке AC/DC – The Stones и AC/DC».
Еще в 1988 ходили разговоры и выпуске концертного альбома AC/DC, но из этого так ничего и не получилось. Но, тем не менее, похоже, что музыканты группы не отказались от этой идеи.
«Я думаю, что прямо сейчас мы обсуждаем эту идею. Ты знаешь, Мюррей, Господи, мы гастролируем почти весь год. И, черт возьми, мы постоянно таскаем с собой передвижную студию. И мы решили, вместо того, чтобы записывать концертник именно здесь, мы будем записывать все наши выступления по всему миру, и в конечном итоге, соберем все эти записи воедино. Потом, мы сядем, послушаем их все и что-то выберем. Я думаю, что это будет классно. В составе этой группы я еще не записывал концертника. Бон записывался и это было потрясающе – If You Want Blood… замечательный альбом».
Во время проверки звука перед концертом AC/DC как правило играют Hell ain’t a bad place to be или Back in black, но у Брайяна своя особая техника разогрева перед выступлением.
«Обычно, я иду в сортир и во все горло ору там. Потом я выхожу, и ребята меня спрашивают, «С тобой все в порядке, Джонна? Мы уж решили, что тебя там, блядь, кто-то душил»», снова смеется он. «»Нет, ребята. Я просто распеваюсь!». Когда ты поешь в подобной агрессивной манере, нельзя предугадать сорвешь ты или нет свой голос. Ты осознаешь свои возможности, но просто нельзя предсказать скажутся ли на твоем голосе постоянные разъезды, напряжение, бывает, ты спишь всего пару часов, а потом сразу выходишь на сцену. И нельзя гарантировать сможешь ли ты в следующий раз петь. Нам грех жаловаться. Мы провели великолепное турне. Подростки очень тепло встречали нас».
За всю их многоватную мощь и мужественность на самом деле, я никогда не считал AC/DC металлической группой, просто я подумал, что Black Crowes были странным выбором для турне «Чудовища». AC/DC всегда были для меня чертовски громкой версией Чака Берри.
«Надо думать», громко смеется Брайян. «Мне нравится это сравнение. Я расскажу об этом Энгусу – ему тоже понравится. Чак Берри его герой, также как и Мадди Уотерс. Я должен признаться, что иногда некоторые спрашивают нас, особенно немцы и французы (он говорит с немецким акцентом также правдоподобно как и с американским) «Чим отличиится треш митал от спид митала?». На что я обычно отвечаю, «Я не понимаю, о чем ты толкуешь, приятель. Я просто не врубаюсь. Лучше ты скажи мне, ведь это ты журналист. Просто на каждом концерте я ору во все горло».
«С таким же успехом можно расспросить меня о политике, понимаешь? Не дергайся, чувак, это всего лишь музыка. Мы выходим на сцену повеселится, разве нет? Но они твердят свое (снова говорит с немецким акцентом) «Но для людий эти музыки значит буджущии?». Ну хватит уже об этом», смеется он. «Я так понимаю, что если вам хочется разобраться и понять группы которые ВСЕГДА ведут себя серьезно. Если же я в чем-то виноват, то только в том, что я слишком часто улыбаюсь, слишком часто смеюсь. Надеюсь, что другие не считают это признаком моей слабости. Просто я прусь от самого себя».
AC/DC – самая потрясающая рок-н-ролльная группа из когда либо ступавших по земле. На сцене, они поражают своей необъятной энергетикой. И те кто до сих пор оплакивает смерть Бона Скотта и считают, что она ознаменовала собой конец золотых дней, во многом игнорируют это. Брайян Джонсон не может и не должен быть заменой Бон Скотту – из искреннего уважения к этому человеку, наверное, он вовсе и не пытается этого делать. Как он сам сказал, татуировки не идут ему, и совершенно не возможно себе представить Бон Скотта в брайяновской кепке. Просто это другая менальность, и так было 11 лет. Мне интересно, каким Брайян хочет запомниться людям?
«Ну, таким же как Бон хорошим парнем, со всем уважением. Но понимаешь, в свое время я сказал, что меня расстраивает, что при жизни Бона не ценили по достоинству. Это просто ужасно, понимаешь. Этот парень заслуживал гораздо большего. Он был очень талантливым. Как знаменитый художник так и не получивший… «, его голос начинает дрожать.
«Он всегда был блестящим музыкантом, и австралийцы ценили это. Они видели, как он вышел из клубов вместе с этими парнями, они все всегда понимали. А тут есть такие пидарасы которые претендуют на звание знатоков…. Они сделают все, чтобы заполучить себе ебаный сувенир, понимаешь, о чем я? Они собиратели сувениров. А не настоящие поклонники, половина этих людей».
Бон Скотт впервые увидел Брайяна когда тот еще пел в Geordie. Он рассказал Энгусу о невероятном певце который орал как раненный зверь – просто Бон не знал, что в тот момент Брайян мучился от приступа аппендицита!
«Омудительный певец!», объясняет Брайян, он почти смеется до слез вспоминая этот случай. «Мне было так херово. Я думаю, что Мал также был на нашем выступлении в Chequues (легендарный сиднейский подпольный, ночной клуб) когда я пел в Geordie».
Как-то группа выступала здесь, в начале 70-х. Я сказал ему, что у меня есть фотография из журнала, на которой Брайян с Geordie в сапогах на высоких каблуках и ярком, блестящем костюме. Понятно, что он ответил на это гомерическим гоготом. «Это охерительный раритет», говорит он, намекая на то, кем он является сегодня. «Думаю, что у каждого человека бывает такой поворот в жизни. Ты вцепляешься в свою удачу обеими руками и не отпускаешь ее».
Насколько же песни Бона близки Брайяну?
«На самом деле, я очень бережно отношусь к ним, потому что я сам пережил подобное еще в самом начале своей карьеры – я спал на заднем сиденье микроавтобуса, знаю, что значит выражение «шоссе в ад»…Когда эта ебаная дорога, мать ее, закончится? Где мы играем сегодня? Когда тебе не платят гонорар, и утром ты воруешь молочные бутылки у чужих дверей…Мне все это знакомо. Я не могу пережить его чувства, но я понимаю все, о чем он говорит. Я как никто другой умел выражать свои чувства, я убежден в этом. Он умел передать в песне свои мысли, а это не просто сделать».
Брайян встречался с миссис Скотт когда группа впервые приехала в Перт после смерти Бона. Теперь встречи с ней стали для него традиционными. «Я встречаюсь с ней каждый раз когда я приезжаю в Австралию. Я всегда болтаю с ней и пью чай. Ей очень нравятся эти встречи, и для нее это очень важно».
После окончания турне «Чудовища», Брайян и остальные музыканты AC/DC отдохнут несколько недель, потом слетают в Австралию где Брайян встретится с Джоном Дори. Так какой же самый большой комплимент он получал в своей жизни?
«Самый большой комплимент, когда Энгус и Мал хвалят проделанную тобой работу. Для меня похвала ребят самый большой комплимент. Для меня их слова имеют огромное значение. Все остальные могут… Если только сами фанаты не хвалят меня. Это совсем другое. Но, как правило, тебя не волнуют комплименты со стороны представителей фирмы грамзаписи, и ты игнорируешь похвалу менеджмента. Ты лишь говоришь, 2Ну да, конечно. А где мое пиво?».

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru