Журнал Metal Hammer (Англия) декабрь 1997г.
(Интервью с MALCOLM YOUNG)
Бон Скот: Мы Приветствуем Тебя!
автор: Murray Engleheart

Как дань уважения покойному Бон Скотту, в этом году запланирован выход четырех дискового бокс сета. Мюррей Энглхарт вспоминает дикого фронтмена с гитаристом AC/DC Энгусом Янгом.

В то время как Брайян Джонсон более чем способен нести факел AC/DC со времени трагической и преждевременной смерти Бона в Лондоне 19 февраля 1980 года, именно Бон, голодный до любви человек, рокер, весельчак, тринитротолуол и незаурядный, татуированный воин рок-н-ролла действительно создавал напряжение и выброс тестостерона в группе. Самые старые музыканты AC/DC, которые не только обеспечивали Бона топливом для его необыкновенной лирики, но превратили его в некую нестареющую фигуру Питера Пэна, что сделало его кончину еще более тяжелой для понимания.
Четырехдисковая дань уважения огромной сердечности и безмерной репутации Бона, называется Bonfire, суммирует эти воспоминания и некоторые величайшие рок-н-ролльные песни когда-либо записанные этим потрясающим коллективом. А название этого бокса более, чем просто замечательная игра слов – однажды сам Бон придумал название своего будущего сольного альбома. В этот бокс вошла ремастированная версия классического буревестника и официальной дани уважения Бону, альбома Back In Black; CD редкостей и концертных треков под названием Volts; легендарная студийная сессия группы в студии Atlantic 1977 года, которая довольно долго выхода в формате чудовищно дорогого бутлега; и просто убойный саундтрек кинофильма Let There be Rock, который был отснят в Париже и тот концерт был настолько интенсивным, что в какой-то момент Энгусу потребовалось несколько глотков кислорода и быстрый глоток чая.
Этот бокс сет был оригинальной идеей старшего брата Энгуса и основателя AC/DC Малькольма, и как всегда, все было сделано для того, чтобы максимально удовлетворить фанатов. «Мы сторонимся всех этих сборников «величайших хитов» как чумы», говорит Энгус. «Мы не в восторге от таких альбомов, потому что в этом случае люди покупают уже имеющиеся у них песни».
Какая же тема с этого бокса по настоящему удивила тебя? «Среди треков которые поразили меня была песня She’s got balls, с концерта в сиднейском клубе Lifesaver. Эта тема действительно шокировала меня, когда я ее впервые услышал. Сначала я подумал, ведь мы могли бы и облажаться на первом концерте с басистом Клифом Уильямсом – но все получилось просто замечательно!», смеется он. «А Бон, конечно же, спел просто великолепно».
Один из этих двух неофициальных, но не таких секретных, вечеров в 1977 году – им нужно было скрывать тот факт, что англичанину Уильямсу, по чьей-то глупости, не выдали визы дающей право работать на территории Австралии – был особенно диким, даже по меркам Бона. Та ночь закончилась как сценки вырезанные из кинофильма Stones «Рок-н-ролльный Цирк». «Там родился настоящий Вавилон!», хихикает Энгус.
Конечно же, настоящее развлечение Бон устроил во время своего первого концерта в составе группы. И это произошло еще до того, как он поднялся на сцену. «Он выпил целую бутылку виски, выкурил косячок, а потом еще «заправился» сверху», говорит Энгус. «Я сказал Малу, «Если этот парень в состоянии держаться на ногах, тогда пускай поет, это будет ЧТО-ТО, но он вышел на сцену и просто «порвал всех на куски»».
В такой манере Бон исполнял все классические рок-н-роллы, такие песни как TNT, Dirty Deeds Done Dirt Cheap, Let There be Rock, и концертный шедевр if You Want Blood и свою последнюю песню Highway To Hell, плюс сотни губительных для легких концертов по всей планете.
Малькольм и Энгус познакомились с Боном в Аделаиде. Он поправлялся после мотоциклетной аварии и знакомый антерпринер попросил его повозить группу по городу. «Он постоянно «терся» со мной и Малом и говорил, «Разрешите мне постучать на барабанах вместе с вами». Мы сказали, «Но ведь у нас уже есть ударник. Нам нужен хороший певец!», хихикает Энгус. Группа должна была выступать в Перте и в Аделаиде. Бон принял решение. «Он связался с нами и сказал, «Понимаете, мне нужно разобраться здесь с кое-какими делами, но когда через парочку недель вы будете выступать в Сиднее, я приду к вам».
С Боном переквалифицировавшимся из водителя группы в лидера группы, AC/DC обрели новую силу и преимущество живых выступлений. «Он всегда говорил мне, «Чтобы я не делал, не копируй меня»», рассказывает Энг. «Он всегда был откровенен. Он мог куда-нибудь ехать и не знать, как же ему добраться туда. Он просто понимал, что может где-нибудь несколько деньков повеселится».
«Я помню, что кто-то приехал в лондонский аэропорт для того, чтобы встретить, Бона, и он прилетел почти голый. Он просто прошел через таможню в одних джинсах. В другой раз, мы выступали в Лондоне, и он добрался до места на метро в компании фанатов которые вместе с ним ехали на тот концерт. Он подумал, «Ну, они то уж точно знают как добраться до места», так что он просто ехал за ними. В итоге он где-то потерялся, и появился на сцене лишь в последнюю минуту».
Алкогольные пристрастия этого человека были просто легендарными – группа не просто так получила статус самого испорченного коллектива в Австралии – когда он, гм, «боролся» с печально известной Рози, обессмерченной в классической песне Whole Lotta Rosie. «Самые крутые местные парни всегда хотели познакомиться с Боном», говорит Малькольм Янг, «так что в этом плане нам очень повезло. Быть его корешом всегда считалось престижным».
«Я помню как в Bendigo, Виктория, вся городская молодежь уже хотела отделать нас, потому что когда в прошлый раз AC/DC играли в их городе, кто-то отбил одну из их подружек. Мы торчали в кустах, стояли за углами, прятались и наблюдали за тем как эти парни ходят всюду и орут, потом мчались обратно в город для того, чтобы кадрить их женщин!», смеется он.
Альбом Highway To Hell был не только шедевром классического рок-н-ролла уличных остряков: для AC/DC это было время расплаты. Это должен был стать альбом, который давал бы группе ключи от каждого американского города, и не важно нравились они или нет соответствующим мэрам. И, по странному стечению обстоятельств, Энгус узнал о смерти Бона в начале нового этапа в своей личной жизни.
«Я только что женился, и мне позвонила девчонка, с которой он жил в то время. Потом, мне позвонила уже другая девчонка, с которой он также жил», хихикает он прежде чем внезапно стать серьезным, «что несколько сбивало с толку, потому что одна девчонка говорила одно, а другая пыталась получить некоторую информацию. Я связался с нашим тогдашним менеджером, рассказал ему об этих двух звонках и сказал, «Не мог бы ты разобраться во всем этом». И он вернулся ко мне с новостями. Но это произошло очень рано утром, когда я впервые узнал официальные новости».
Расскажи о самой безумной просьбе со стороны Бона.
«Я помню, как однажды он забрался на громкоговорители системы РА – высотой около двух метров – и потом он сказал, «Залезай за мной!». Я был на другой стороне сцены, и он говорит, «Теперь, мы прыгнем!». Я сказал, «Сам прыгай, приятель! Но он взял и прыгнул. Такие вещи его нисколько не пугали».
Но пока Бон хотел, чтобы крошечный Энгус участвовал в его проделках, самые экстремальные вещи он делал сам. «Я помню как однажды он сиганул в зрительный зал в мельбурнском зале Festival Hall», хихикает Энгус. «Тогда у нас имелось соответствующее снаряжение и все такое, но он просто забросил на верхотуру веревку и начал раскачиваться на ней через систему РА. Потом, когда мы отыграли концерт, он снова начал раскачиваться, как кот Сильвестр из детского мультика раскачивающийся над собачьей сворой. Он позабыл о том, что все подростки уже повставали на свои сиденья, и он влетел прямо в толпу. В публике было множество молоденьких девушек, и он забрался обратно на сцену без штанов. Они разорвали на нем всю его одежду!».
Этот человек мыслил как настоящий гладиатор, когда журналист спросил его, что же зрителям ожидать от группы, перед самым выходом на сцену на одном из фестивалей «День Зеленых» которые организовывал в Сан Франциско Билл Грэхэм. Ответ Бона был прост: крови. В соответствии с названием концертного альбома «Если вы хотите крови, получайте». Так Бон удачно шутил уже не впервые.
«В самом начале нашего пути мы сочинили песню The Jack», говорит Малькольм. «И в Мельбурне жила одна девчонка, которую я потрахивал. Мы устроили вечеринку, играли на гитарах и пели, и мне передали записку от этой самой девчонки, в этой записке она обвиняла меня в том, что подцепила от меня гонорею или триппер. Мне пришлось пойти в больницу и пройти курс лечения. Когда я получил эту записку, я передал ее Бону, я просто начал наигрывать блюз и мы запели строчку, «Она подцепила трипак». Через парочку дней, у нас состоялся джем медленных блюзов, бон снова начал напевать эту строчку и таким образом родилась целая песня. В Мельбурне, Бон неоднократно лежал в венерическом диспансере, и врачи уже знали его в лицо, а не просто по номеру амбулаторной карты!».

Фил Коллен (гитарист группы Def Leppard):

«Тоже самое, что Стив Стивенс – ритмичность. Матт (Ландж, продюсер) постоянно вспоминает их, рассказывает нам о том, какой Малькольм замечательный ритм гитарист. AC/DC неподражаемы своей энергетикой и ритмом, музыкой способной завести любого человека. Они – одна из моих любимых групп, соло партии не столь важны как временные интервалы, и их гитарные рифы. Энгус и Малькольм составляют потрясающий дуэт гитаристов».

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru