Журнал Kerrang! (Англия) № 413 10.10.1992г.
(Интервью с ANGUS YOUNG)
«Кровь, Пот и Аплодисменты…»
автор: Paul Elliott

Со времен важнейшего концертного альбома If You Want Blood – You’ve got it до в скором времени выходящего живого диска Live, австралийские короли буги AC/DC примчались в город, установили пушки и дали оглушительные залпы бескомпромиссного, тяжелого рока. Для постоянно развязного школьника Энгуса Янга, это был полет в мгновение мощного аккорда. Пол Эллиотт с воображаемой гитарой, осваивается на позиции…

«Когда-то мне было 17-ть, и вот мне 25-ть!» 25? Энгус Янг улыбается. «Да, я дожил до 25-ти, а после перестал считать».
А сколько же лет тебе было, когда вы записали первый альбом AC/DC? «О, четыре», хихикает он, откидываясь назад в своем кресле. «Я закурил первую сигарету в 6 месяцев. Поимел первую женщину в 12-ть месяцев. А в 18-ть стал семейным мужчиной. Что за жизнь!».
Энгус Янг продолжает носиться в своих коротких шортах, на его коленках до сих пор видны ссадины, он до сих пор теряет свою школьную кепку, но не сегодня.
Сегодня, школьник остается в энгусовском воображении, школьная форма осталась где-то в доме гитариста, в сельской Голландии, недалеко от границы с Германией.
Энгус в Кологне, в номере отеля, смотрит Rhine, говорит о новом альбоме AC/DC с простым названием Live, и сопровождающим его видео группы, выступлении 1991 на донигтонском фестивале «Чудовища Рока» (Monsters Of Rock).
Альбом, первый живой релиз AC/DC со времен легендарного альбома 1978 If You Want Blood – You’ve Got It, и первый с вокалистом Брайяном Джонсоном, настоящий монстр. На этой пластинки невероятное число классических рок треков: Back In Black, Sin City, High Voltage, The Jack, Hells Bells, Dirty Deeds, Jailbreak, You Shook Me All Night Long, Whole Lotta Rosie, Let There Be Rock, Highway To Hell и For Those About To Rock.
Если они протянут еще 10 или 20 лет, то у Guns N’ Roses и Metallica может быть такая же гастрольная программа. А Skid Row также могут сейчас завязывать.
Видео Live At Donington – это театрализованное представление, когда большинство рок фильмов сейчас навевают скуку. AC/DC всегда демонстрируют великолепное шоу. Как утверждает Энгус, «Если бы я платил за шоу из собственного кармана, то мне пришлось бы воскресить Джона Леннона!».
Конечно же, Энгус настоящая звезда Live At Donington – очередной попрыгунчик-веселунчик, играющий буги, вышагивающий утиной походкой, как белый не законнорожденный, бедный родственник Чака Берри, извивающийся на своей спине как перевернутый жук, и раздевающийся до боксерских трусов с британским флагом под дружное скандирование, «Снимай их!», и смех барабанщика Криса Слэйда.
«Я решил, что они поют, «Покажи ЕГО!», смеется Энгус. «Крис новичок в нашей группе, и он просто прикалывается с меня. До этого он всегда играл в строгом окружении, где музыка – священна и неприкосновенна. Понимаешь, на некоторых концертах я смотрю на Брайяна и просто загибаюсь от смеха. Мне приходилось говорить ему, «Не смеши меня перед выходом на сцену». В другой раз, я сам ни с того ни с сего начинаю смеяться, когда пытаюсь играть свою роль школьника».
«Для меня, концерты проходят так быстро. Ты выходишь на сцену, и вот уже ты откланиваешься, а потом тебе приходится вспоминать, как ты себя проявил, как личность. Это не простая роль, потому что как только ты превращаешься в Школьника, не так уж просто выйти из этого образа. Это как два разных человека, иногда, три».
И кто же третий?
«Вот как раз это я и пытаюсь понять! Я поднимаюсь на сцену, играю и думаю, «Что эти ноги выделывают?!». Я наблюдаю за ними, чтобы понять чего же они хотят! Мне больше ничего и не надо, я доверяюсь своим ногам и гитаре. А утиная походка получилась у меня сама собой. В детстве, я никогда не подражал Криффу Ричарду и не выкобенивался с теннисной ракеткой. Меня больше интересовала постановка пальцев на гитарном грифе, потому что когда я был маленьким – я и сейчас маленький, но тогда я был еще меньше! – мне было далеко не просто охватить гитарный гриф!».
Брайян Джонсон – это Сид Женоненависник для неотесанного паренька Энгуса. В своей жилетке и плоской кепке, выходец из Geordie Брайян – типичный северянин и отталкивающий тип.
«Эта кепка – его гордость и радость», говорит Энгус. «И я до сих пор не врубаюсь о чем это он говорит! В Америке, он может косить под Джона Уэйна, так что американцы понимают его! Если ты давно с ним не виделся, то потребуется целая неделя на то, чтобы снова понять его! Как и у Бона когда-то, у Брайяна прекрасное чувство юмора. Он выйдет на сцену и может быть самим собой. И в этот момент, он может выглядеть достаточно глупо, когда стоит на сцене и спрашивает, «Разве я не славный?».
«Как ты понимаешь, это одно из наших слабых мест», пожимает он плечами, поправляя свою неряшливую, старую джинсовую куртку и спутанные, сальные волосы.
«Обычно люди смеялись, когда в начале нашей карьеры мы приезжали на концерт. У нас был старый автобус без тормозов. И мы застревали три раза! Как-то ночью, мы играли в одной пивной, на сцену вышел Бон, подошел к микрофону и сказал, «Послушайте, если вы хотите чтобы сегодня вечером мы отыграли для вас, нам нужно 12 добровольцев, чтобы они помогли вытащить из грязи наш автобус!».
«Потом, как-то Бон захотел погладить свои джинсы, он притащил утюг из автобуса, принес его прямо в бар, грохнул его на барную стойку, сбив чужую выпивку, захватил с собой джинсы, прямо в этот забитый народом паб, и отгладил их прямо там, на месте! Он сказал, что его сменные джинсы все в масле и в пятнах жира!».
«Когда я учился в школе, и там проводились танцы, на которых играла группа, там всегда играла группа по типу Van Halen, такая американская, школьная группа. Понимаете, вокалист блондин с длинными волосами вилял своими бедрами. Мы выступали в пивных. Перед этой разгоряченной, потной, глушащей пиво толпой, вам такое и не снилось. И было совершенно не важно, на скольких телешоу вы уже выступили».
«Это была такая публика, перед которой вы даже не смогли бы настроить свою гитару. Если бы вы порвали струну, то ничего не смогли бы поделать. Бывало, что ты заканчивал концерт играя всего на двух струнах, потому что эта толпа не дала бы тебе и парочки минут на то, чтобы ты починил свою гитару».
«Я помню, как однажды вечером сказал остальным музыкантам группы, «Я туда не выйду». Даже полицейские не смогли бы пробиться туда! И по залу бегало несколько безумцев с мясницкими ножами, по ходу кромсая людей! А в первом ряду были одни байкеры! Я сказал, «Да они просто жаждут крови!». Можно было выглянуть в зал и увидеть там целый ряд убийц, а на их лицах читалось выражение, «Ну же, только пошлите нам этого малыша в шортах!».
«И тут вдруг кто-то дал мне пинка под зад и я выскочил на сцену! И там стояла гробовая тишина. Тебе оставалось только одно играть – и молится! Я опускал свою голову и надеялся, что в меня не кинут бутылкой. Это стало частью моего сценического представления, я разучил утиную походку и уже не останавливался ни на секунду».
Энгус наливает очередную чашечку чая и зажигает новую сигарету.
«Вот уже несколько лет я не пью, но это не религиозная вещь», ухмыляется он.
Энгус Янг – удивительно миниатюрный человек. Он шутит и говорит, что является «местным карликом» в своем новом, родном датском городе. Энгус совершенно не похож на рок звезду, не говоря уже о секс символе, однако музыка AC/DC получила широкое признание как первый «рок для перепиха».
Музыкант американской гранджево попсовой группы The Lemonheads недавно назвал Back In Black – самый продаваемый альбом AC/DC, и по всей видимости их лучшая пластинка – идеальным аккомпанементом для занятий сексом. Энгус почти краснеет!
«На самом деле я никогда не считал музыку чем-то сексуальным», он хмурит брови. «Я никогда не находил ничего сексуального в том, что считалось сексуальным. Теперь, все знакомы с теорией Фрейда!», смеется он.
«Я всегда считал Англию страной одержимой сексом. О сексе постоянно пишут в воскресных газетах, особенно если в этом деле замешаны политики! Хотя такие вещи интересно почитать!».
«Если же говорить о блюзе, то это стандартная музыка для большинства стрип клубов, и это отчасти объясняет нашу популярность. Эта музыка должна быть грубоватой. На самом деле, мне никогда не нравилась депрессивная музыка. Мне всегда нравились веселые блюзы. Такие музыканты как Мадди Уотерс – даже хотя возможно он и поет о женщине убегающей с 19-ти летним водителем автобуса из Флориды, в этом есть свой юмор, и именно такие мотивы мне всегда нравились. В некоторых песнях он поет, «я просто люблю этих красоток… И я готов убивать за их молодые прелести!».
«Мне никогда особо не нравился этот крайне печальный элемент блюза. Есть несколько великолепных, печальных песен, но мне близки песни с веселыми мотивами. Когда я сажусь в машину, я в первую очередь ставлю кассету с записями Мадди Уотерса, даже не смотря на то, что я слышал все эти песни 400 раз. Мне нравятся такие темы и Чак Берри. У Чака Берри просто универсальное гитарное звучание; здесь есть все, блюз, рок-н-ролл, и определенный напор. Для меня это настоящий рок-н-ролл, не чистый, а грязный».
«Теперь все звучит так вылизано, без драйва, без «грязи». А мне НРАВИТСЯ свист! Мне нравится слышать как коротят лампы на усилителе. Это чистая энергия. Я до сих пор часами сижу и слушаю гитарное звучание Чака Берри».
«И еще не было ни одного дня, чтобы я не взял гитару в руки. Это мой плюс. Теперь я играю двумя пальцами!».
Эта шутка говорит о скромности Энгус Янга, как лидера группы.

 
« Пред.   След. »
copyright © AC/DC - FOREVER 2006-2007 ACDCROCKS.RU
При использовании материалов сайта ссылка на ACDCROCKS.RU обязательна!
Рейтинг@Mail.ru